20:16 МСК
Четверг
08 / 12 / 2022
1113

Груз заботы

«У меня дедушка девять (!!!) лет был прикован к постели, вообще не вставал, мог только сидеть...». «Я за двумя ухаживала; за дедом и бабушкой…». «Моя тетка заболела серьезно после того, как прожила десять лет с лежачей матерью…».

В Интернете полно подобных историй – не всегда однозначных, порой кажущихся невозможными, а оттого еще более страшных, наполненных болью живых, чувствующих людей. Но все это – на специализированных форумах. В общем же информационном пространстве проблема ухода за тяжелыми больными поднимается крайне редко. Кажется, ну о чем здесь рассуждать, все и так понятно: это обязанность их родственников. Те, кто не выдерживает нелегкого груза, отдают стариков в дома-интернаты, но отношение общества к таким поступкам весьма и весьма неодобрительное – полюсы в общественном сознании расставлены четко. Да и слишком тяжело говорить на эту тему: люди в большинстве случаев не хотят, чтобы их или их близких показывали в беспомощном состоянии. Бесконечные памперсы, мытье, кормление с ложечки – мягко говоря, малоэстетичная, удручающая картина для современного зрителя.

«Я никогда не думала, что буду такой!» – это восклицание я слышала много раз и от своих родных, и от чужих больных стариков. Фраза не дает покоя: живут себе люди, надеются на лучшее, на запас здоровья, всесилие медицины, благосклонность судьбы. А может быть, просто не загадывают на будущее и наслаждаются сегодняшним днем, что, в общем-то, неплохо. А тут бац – совершенно непредсказуемый драматический поворот судьбы, от которого не застрахован никто.

Перед такой семьей встает необходимость полностью менять распорядок жизни, подстраивая его под больного, а в особенно тяжелых случаях – проблема выбора, бросать ли работу или отказываться от части своих обязанностей по отношению к другим членам семьи. К этой же логической цепочке, если положение ухудшается, добавляются семейные конфликты, проблемы со здоровьем у человека, взявшего на себя роль сиделки, состояние депрессии, усугубляемое чувством вины по отношению к своим родным. Люди, на которых внезапно свалилась беда, первое время чувствуют себя как в вакууме: не у кого спросить совета, некому подставить плечо, вряд ли можно рассчитывать на понимание на работе…

Наверняка подобные примеры вам известны. Слава богу, о проблеме сегодня стали говорить хотя бы демографы. Поколение «сэндвич» – так ученые обозначают людей, зажатых, словно между двумя частями сэндвича, обязанностями по уходу, с одной стороны, за детьми, а с другой – за престарелыми родителями. В нашей стране это поколение преимущественно состоит из женщин 45-65 лет. У них, как правило, есть дети, требующие внимания, есть работа, доходы от которой составляют приличную часть бюджета семьи. И есть старики, которых не бросишь. Отрадно, что специалисты настаивают на том, что такая ситуация – не только внутреннее дело семьи! «Ячейка общества» при старении старшего поколения переживает кризисный период, подобный тому, в который вступает молодая семья при появлении ребенка. Но если в необходимости государственной поддержки материнства и детства уже никто давно не сомневается, то о помощи по уходу за стариками, от которых экономике выгода нулевая и которых с каждым годом все больше и больше, на высшем уровне речи пока не идет. Но о чем я говорю? Сейчас государство пытается экономить на всем, а мы – о каких-то новых социальных расходах... Так давайте хотя бы помечтаем. Что требуется поколению «сэндвич»? Доступные сиделки. Хорошие, похожие на дома отдыха дома престарелых, где можно было бы без угрызений совести оставить старика хотя бы на пару недель на время отпуска, чтобы чуть-чуть восстановиться самому. Да хотя бы сокращенный, пусть даже с соответствующим уменьшением зарплаты, рабочий день. Ведь возможность выйти в социум, а не сидеть круглосуточно в четырех стенах, спасает от уныния, одиночества, ощущения собственной никчемности.

Но пока мы живем в сегодняшней реальности и какие-либо подвижки в указанную сторону маловероятны, стоит прислушаться к советам тех, кто такую ситуацию пережил и нашел в себе ресурсы, которые могут помочь. Вчитываясь в подобные истории и комментарии специалистов, я поняла: человеку, взвалившему на себя груз забот о немощном родственнике, нельзя все время думать о неподъемности и неотвратимости этого «креста». Это ваш свободный, осознанный, личный, никем не навязанный выбор (не забывайте об альтернативе казенных домов!). Это возможность отдать близким ту любовь, которую безо всяких условий когда-то получили от них вы.

Сегодня часто говорят о ценности старости как самой мудрой, плодотворной, одухотворенной поры в жизни человека, но это касается стариков активных, которые нашли какие-то увлечения, с радостью открывают для себя новые горизонты. А как быть с теми, кто становится в тягость сам себе? Ответ на этот непростой вопрос могут дать родители больных детей. К их историям пресса сегодня обращается, к счастью, часто, и взрослые нередко признаются журналистам: болезни детей заставили их посмотреть на многие вещи другими глазами. Это признание не укладывающейся в современном прагматичном уме особой ценности слабости, немощи, болезни. Это опыт абсолютного принятия своей судьбы.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 200 (5241) от 27 октября 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Осенний марафон
Новый состав Госдумы отдает приоритеты бюджетным вопросам. И это неудивительно в конце года
Ирина Сизова
С теплом и любовью
Рязанцы представят свои работы на крупнейшей российской благотворительной ярмарке в Москве
Ольга Трубушкина
Читайте в этом номере: