14:15 МСК
Среда
22 / 09 / 2021
2025

Лесная симфония

За многие годы блужданий по лесам Мещёры мне довелось повстречать много чего, что заставляло изумиться. Бывало, набредёшь на какую-нибудь невидальщину и начинаешь тереть глаза; уж не мерещится ли? Сегодня я расскажу о чудесах природы, с которыми мне посчастливилось познакомиться в зимнюю пору.

Поющая сосна

Было это в феврале 2005 года. Снега в лесу тогда намело изрядно, а последовавшие за метелями студёные ветры и сердитые морозы сковали поверхность сугробов так, что передвигаться на лыжах было легко, и мы бежали, не ведая устали. Правда, не везде. Стоило сунуться в пределы верхового болота, которое мы с другом намеревались исследовать, как идти стало тяжело. В гуще кустов ивняка, молодых берёзок и сосёнок снег оставался рыхлым, и, несмотря на широкие лыжи, ноги тут увязали по колено. Протискиваясь сквозь щётку лесного подроста, мы всё же добрались до островной гривы, но при этом так вымотались, что потребовалась передышка. Захотелось на что-нибудь присесть, но вот беда – кругом толстомерные сосны-великаны и ни одного поваленного дерева, что всегда даёт путникам возможность отдохнуть. Стояли, прислонившись к замшелому стволу вековой сосны, и слушали, как трепетал и постукивал на ветру отставший янтарный кусочек сосновой рубашки, и как поодаль протяжно поскрипывало старое дерево. Шум старого соснового бора в зимнюю пору, когда деревья волнуются от напора стылого ветра, производит жутковатое впечатление. Сосны гудят, стонут, смыкают макушки шатрами, раскачиваются и покручиваются, того и гляди свалятся. А ветер беснуется, треплет макушки, ломает ветки и беспощадно бросает их на наметённые сугробы снега. Случается, что сердце ёкнет – в глубине леса кто-то кричит! Точно кричит! – ан нет, почудилось, крик рождался в собственном воображении, а не в лесу. Но на этот раз всё было иначе. Мой товарищ вдруг приложил ладони к ушам и обратился в слух. Ему показалось, что с противоположной стороны бора доносится какой-то непонятный гул, напоминающий одновременно и вопли человека, и вой волка. Он, не раздумывая, направился туда. Следуя за ним, я вскоре тоже явственно услышал какое-то непонятное гудение, как будто кто-то стонал под звуки флейты. Стало не по себе. По мере нашего приближения таинственная музыка усиливалась. Чтобы точно определить, откуда она исходит, мы остановились и замерли. Но, к нашему удивлению, звуки внезапно прекратились. Что за чертовщина? Очередной порыв ветра вновь заставил кого-то заиграть. Показалось, что на этот раз музыкантов было уже двое, и играли они так слаженно, что мы переглянулись. Кто это? Уж не леший ли потешается? Прячась за деревьями, мы приближались к месту действа осторожно, страшась и недоумевая. И только когда вышли на небольшую поляну, музыканта обнаружили. Увидев то, что издавало музыку, мы не поверили глазам: на вершине одной из сосен красовалась огромная «шапка» из сросшихся густых ветвей. Порывы ветра, насквозь пронизывающие это необычное переплетение сучьев, вызывали своеобразное и довольно богатое по тональности звучание, как будто тут играл оркестр.

«Что за ерунда?» – подумает читатель. Вот и мы тоже очень удивились. Хотя и знали, что это своеобразное природное образование не такая уж и редкость. И сверхъестественного тут тоже ничего нет. Подобная ветвистость бывает и на кустарниках, и на ветвях различных деревьев. Но чаще встречается на зрелых соснах. Она называется ведьминой метлой и представляет собой густой шарообразный или удлинённый кустик, достигающий нередко значительных размеров, как, к примеру, обнаруженная нами эта «сосновая шапка».

Но каким боком примостилась сюда ведьма? Название это появилось в стародавние времена, когда наши предки не могли объяснить данное явление природы. Сейчас учёными установлено, что причудливая ветвистость появляется в результате одного довольно редкого заболевания, вызываемого грибками, вирусами и бактериями. Серьёзной опасности для дерева оно обычно не представляет. Но бывают исключения. Появляясь на невысоких соснах, «ведьмины мётлы» иногда губят ещё неокрепшие молоденькие деревца, у которых не хватает силёнок для сопротивления. Вместе с деревцем, конечно же, погибает и сама мучительница. В древности уцелевший сухой остов погибшей «ведьмины метлы» наводил на людей ужас. Считалось, если повстречаешь в лесу «метлу», то худое место надо быстренько покинуть, в противном случае заболеешь лихорадкой, и напасть эта распространится на всех членов семьи. А коль принесёшь такую находку в дом – жди большой беды, дескать, ведьма обязательно пропажи хватится и по следам грабителя инвентарь свой отыщет, тогда уж пощады не жди.

Но и в наше время повстречавшуюся «ведьмину метлу» обойти вниманием невозможно. Особенно заметна она зимой, когда в лесу чисто и просторно. На фоне морозной синевы это творение природы видно издали, его облик будит воображение. То своим странным видом «метла» вдруг напомнит затаившегося неведомого зверя, то крупную птицу, а то и «примет» обличье какого-нибудь невиданного чудища.

Вот и на этот раз, увидев огромный тёмный силуэт на вершине сосны, мы с другом приняли его за гнездо крупной хищной птицы, и только подойдя ближе, поняли, что обознались. Обманувшая наше воображение находка оказалась обычной «ведьминой метлой». И всё же нашему удивлению не было конца. Эта музыка! Нет, то был целый музыкальный оркестр! Льющиеся сверху звуки были настолько громкими, необычными и вызвали такой интерес, что мы стояли и не могли наслушаться. Тут менялась тональность, сила звучания, мелодия то и дело обогащалась подголосками других «музыкальных инструментов». Иногда «оркестр» смолкал, и тогда в тишине зимней природы воцарялось звучание, очень похожее на пение человека. Мы слушали этот завораживающий концерт и молчали, словно опасались спугнуть невидимого певца и аккомпанирующих ему музыкантов. Конечно, мы понимали: поменяй ветер направление или силу напора, и магическая мелодия исчезнет, возможно, навсегда. Мало ли что в устройстве этого «музыкального инструмента» поменяется, например, густота ветвей или ветер что-то порушит. И всё! Но в тот день музыка была чертовски приятной – сочной, красочной и лилась, словно со сцены самого престижного в мире театра, не переставая очаровывать и удивлять. Выходит, что в природе бывает не только «ведьмина метла», но и «ведьмина музыка». Никогда больше я не встречался с таким явлением природы.

Хрустальная увертюра

Было это на стыке недавней смены веков, получивших название миллениум. Тогда после продолжительных холодов внезапно потеплело. Небо заволокло тучами, и повалил мокрый снег. В одночасье он перешёл в дождь, да такой спорый, что прямо на глазах смывал с деревьев комья нагромоздившегося рыхлого снега. От ледяного душа в лесу всё покрылось блестящей влажной плёнкой. На холодной древесной коре она становилась вязкой и липкой. Ночью, словно из засады, неожиданно объявился морозец, вроде бы и не крепкий, но ему удалось сковать все следы дождя. В прозрачную ледяную колыбель были заключены деревья, кусты, отощавшие от дождя сугробы и даже торчащие из них былинки поникшей травы. Чудо случилось утром, когда косые лучи декабрьского солнца коснулись деревьев. Мигом, будто в лесу включился электрический свет, всё кругом затрепетало, разбросало блики и засияло. Впечатление – будто загорелись сразу тысячи люстр, всюду подвешенных на сучья. Каждый ствол, сучочек и каждая веточка на нём, даже самая тоненькая, загорелись и рассыпались на мириады ярких лучистых искорок. Весело, празднично и необыкновенно торжественно стало в лесу. Казалось, что всё это – творение доброй феи, которая вложила всё своё волшебство и умение в создание такого великолепного праздника.

Особенно хороши в этом сказочном убранстве были берёзы. От набежавшего ветерка их потяжелевшие кроны издавали ласкающую слух мелодию – хрустальный звон, отливая при этом то зеленоватой, то синей, то розовой дымкой. Яркие разноцветные лучи, излучая радужные круги, под хрустальную музыку прыгали с одной ветки на другую. Иногда они замирали на месте, и тогда создавалось впечатление, что все берёзы сверху донизу усыпаны дорогими самоцветами, от сияния которых было больно глазам. Даже снег имел необычную холодновато-розовую окраску, где ярким зеленоватым пламенем полыхали стебельки торчащей из сугробов травы, напоминая гирлянды ёлочных украшений.

К сожалению, этим уникальным явлением природы пришлось любоваться недолго. Очередная волна оттепели заволокла серой пеленой солнце, погасила волшебные огоньки леса, и сказочному чуду пришёл конец.

Вот такие встречаются чудеса в природе. В одних местах они могут настращать и даже повергнуть в шок, как, к примеру, сильная гололедица, грозящая неприятностями, в других – порадовать и удивить.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 3 (3806) от 14 января 2011 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Жизнь и борьба князя Николая Волконского
Николай Сергеевич Волконский (1848-1910) — крупный русский историк и политик, уроженц рязанской земли (1848-1910)
Зимы прекрасные мотивы
Зима, она, как женщина, капризна – то ласкова, то сердита. А вдруг, глядишь, начнет свистеть и осыпать притихших граждан очередями снега, шрапнелью вьюг, зарядами пурги и пушками метели. ...
Владлен Гордиенко
Читайте в этом номере: