12:10 МСК
Суббота
16 / 01 / 2021
674

Мурмитаж

Тайная жизнь недомашних животных
Автор фото: Татьяна Клемешева | Мурмитаж
Фото автора.

Если в обычной жизни дорогу вам перебегает черная кошка, вы либо суеверно испугаетесь будущих неудач, либо спокойно пойдете дальше. А вот если котик цвета ночи появляется на вашем пути рядом с Эрмитажем в Санкт-Петербурге, смело можете радоваться ему – а если позволит, еще и погладить и сфотографировать. Эти животные составляют особый отряд хранителей музея и следят, чтобы вековые ценности не портили мыши. А еще они всегда здоровы, ухожены и довольны жизнью – именно с них началась история, благодаря которой Петербург получил звание еще и «котокультурной столицы». Корреспонденту «Рязанских ведомостей» посчастливилось познакомиться с музейными котами во время работы международного форума молодых журналистов Европы и Азии «Диалог культур».

Помощник генерального директора Эрмитажа и пресс-секретарь «пушистых стражей» Мария Халтунен рассказала, кто пишет портреты котов и когда любой турист может побывать у животных в гостях.

И стол, и дом, и памятный портрет

Первые коты в Эрмитаже появились еще в XVIII веке по указу императрицы Елизаветы Петровны. Сейчас в «Кошачьем доме» музея живет около 70 котиков, причем их никогда не бывает меньше 50 – это оптимальное число для того, чтобы держать мышей под контролем. «Кто-то из котов селится поодиночке, кто-то парами или группами, но каждому, так или иначе, нужна своя территория», – объясняет Мария Борисовна. При этом, по ее словам, животные несут скорее превентивную, предупредительную службу: в XXI веке любой музей обязан обрабатывать хранилища и другие помещения специальными средствами. Для котов эта обработка безвредна.

Возраст эрмитажных котов самый разный – здесь живут и котята, и престарелые особи. «Одной из кошек больше 16 лет, но и она несет службу: лежит в определенном месте и отпугивает мышей одним своим видом!» – смеется Мария Борисовна. За каждым нужен свой уход, и в этом деле у музея есть помощники. Государственная академия ветеринарной медицины и клиника «Элвет» помогают с вакцинацией кошек и лечат их при необходимости. Кроме того, последние пятнадцать лет с музеем сотрудничает частная немецкая благотворительная организация ProAnimale, у которых около сорока объектов помощи по всему миру. А петербургское отделение фирмы Royal Canin предоставляет Эрмитажу корма и лежаки для животных.

В целом же уход и достойную жизнь котам обеспечивает и сам музей, и благотворители со всего мира. Строка «На содержание и питание эрмитажных котов» прописана в бюджете организации. Кроме того, пожертвование может сделать любой гость. Мария Борисовна хранит тетрадь, где записываются денежные поступления на котиков – самые старые записи датируются 1999 годом. Там можно найти автографы петербургских детсадовцев, американских школьников, бывшего министра финансов РФ Алексея Кудрина и герцогини Кентской.

Важный партнер Эрмитажа – котокафе «Республика кошек», заведение, где все желающие могут отдохнуть и пообщаться с кошками. Там живут несколько «хвостатых пенсионеров» музея, и многих из этих животных «Республика» помогает пристраивать в хорошие руки. К слову, взять музейного котика может любой желающий, независимо от пола, семейного положения и гражданства – даже иностранец, приехавший в Россию как турист. Но перед этим с каждым кандидатом проводятся беседы, а сам он оставляет личные данные и оформляет документы. Если человек не сможет больше заботиться о коте, животное вернется домой или на передержку.

Словом, увидеть котов Эрмитажа можно в «Республике кошек» или на территории самого музея – животные ходят, как им вздумается, и между зданиями даже можно встретить специальный знак «Осторожно, кошки!». Но есть один день в году, когда поклонники «хвостатых стражей» встречаются и могут посетить их жилище. По словам Марии Халтунен, «День эрмитажного кота» проходит ежегодно в апреле или мае, в одну из ближайших суббот после Пасхи. Перед торжеством музей устраивает конкурс рисунков среди художественных школ, и лучшие работы выставляются перед Иорданской лестницей Зимнего дворца на целую неделю. Победители могут забрать себе сопроводительные этикетки к картинам на двух языках, которые сделаны точь-в-точь так же, как для мировых шедевров. А остальные рисунки вывешиваются в подвале, где живут кошки, и посетители могут посмотреть и выставку, и «кошкин дом». Гладить самих животных не возбраняется.

Что же касается «летописной стороны» жизни котов Эрмитажа, то у сотрудников музея есть журнал учета зверей в «кошачьем доме». Каждого умершего кота подобающе хоронят, а память об усатых-полосатых остается в виде множества фото и видео. Выпускал музей и серии открыток с котами, а студенты Академии художеств написали шесть человекоподобных портретов животных. Известны также серия с живописными котами в ливрейных костюмах, которые создал художник Эльдар Закиров, и несколько книг.

«Нам повезло – Эрмитаж красив, и его очень многие знают, поэтому у котиков хорошая жизнь. Но в общем-то в меньших масштабах так же могут поступать все. «Республика кошек» придумала, что Санкт-Петербург – «котокультурная столица». И в самом деле, если ты несколько раз подряд покормишь животных приличным кормом в обустроенном месте, люди привыкнут и будут помогать», – подытоживает Мария Халтунен.

А как у нас?

У нас есть несколько крупных музеев, которыми интересуются и в России, и во всем мире. Это историко-архитектурный музей-заповедник Рязанского кремля, мемориальный музей-усадьба академика И.П. Павлова, художественный музей имени И.П. Пожалостина, дом-музей гравера в Солотче и, конечно же, дом-музей С.А. Есенина в селе Константинове. Мы спросили у сотрудников, есть ли в их организациях место «друзьям человека».

В кремле, как нам удалось узнать, животных не держат и не привечают – разве только забредет на территорию соседский котик. На родине Есенина ситуация противоположная и очень непростая: собак и кошек часто подбрасывают неизвестные доброхоты в надежде, что для зверей найдется пропитание или даже новые хозяева. «Я работаю здесь шестой год, и животных меньше не становится, – с тревогой отмечает заместитель директора по безопасности Константин Матвеев. – Конечно, кого-то в итоге забирают жители села или туристы, но это все равно не повод избавляться от своих питомцев, да еще и в таком месте». Самим туристам запрещено посещать музейную территорию с любыми животными: крупные могут напугать детей и пожилых людей, а мелкие – просто шумно вести себя и мешать экскурсиям. А вот «музейный котик» в Константинове все же был: при усадьбе Л.И. Кашиной долгое время жила снежно-белая кошка, которую считали символом дома. Но сейчас животное взяли к себе местные жители.

Для дома-музея И.П. Павлова кошки – скорее непрошеные гости, которые могут набедокурить на ухоженных дорожках и цветниках. К тому же окрестные мурки часто забегают прямо в музей, что грозит экспозиции. Для семьи ученого и Нобелевского лауреата привычнее были певчие птицы – канарейки и щеглы. Сейчас здесь живет кенар Яша, который радует посетителей своими трелями.

Что же касается художественного музея, коты время от времени забредают во двор здания – и остаются. Сотрудники их подкармливают, а кто-то из хвостатых гостей обретает новый дом. А в доме-музее Пожалостина в Солотче только планируют завести «музейного кота». «Было бы здорово, если бы у нас появился «кот-ворюга», рыжий и хитрый, точь-в-точь как описывал К. Паустовский, – поделилась заведующая отделом музея Светлана Ерохина. – Но он должен где-то постоянно жить, а в самом здании для этого нет условий». Строить что-либо на территории усадьбы нельзя, и домом для будущего «музейного стража» может стать подвал – но и в этом случае нужно многое продумать. «И, конечно, это должен быть именно наш кот. Преданный и любящий», – считает Светлана Васильевна.

«Ах, как много на свете кошек!» – писал Сергей Есенин. Их, и правда, масса, но многим животным так не хватает внимания, гуманного отношения и просто еды и тепла. Пример отношения к котикам в петербургском Эрмитаже – эталонный, но и Рязани не так сложно немного к нему приблизиться. И необязательно сразу искать помощи крупных фондов и делать при достопримечательностях целые зоопарки. Достаточно дать тем нескольким животным, что уже есть рядом, достойные условия – и показать пример своим посетителям. Возможно, со временем и брошенных зверей в городе станет меньше. А у музеев появятся хвостатые гиды или стражи, которые могут стать символами этих мест.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 240 (5281) от 23 декабря 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Режим – новогодний
В вихре праздников можно неожиданно резко подорвать здоровье
Людмила Иванова
Читайте в этом номере: