19:58 МСК
Воскресенье
31 / 05 / 2020
1195

Пейзажи

Владимира Сыроешкина

Утопающие в сугробах деревенские домики, завьюженные дороги, пропитанные мартовской сыростью проселки, шелковистая зелень косогоров, высящиеся на холмах колокольни и церкви, синь озер, осенний дождик... Все так знакомо, привычно. Наверное, поэтому картины рязанского художника Владимира Ильича Сыроешкина заставляют трепетать душу и радоваться тому, что живем в окружении столь пригожей, дорогой и милой сердцу родной природы.

Нынешний год для художника юбилейный, ему исполнилось семьдесят пять лет. К этой дате в выставочном салоне на улице Есенина живописец представил на суд зрителей сто двадцать своих полотен, написанных им за годы творчества. Работы юбиляра вызывают восхищение, они «не подсахарены», в них нет «гламура», а представляют истинный мир деревенского жителя. Секрет обаяния его холстов понятен. В них отражена любовь к родине, окружающему нас миру, родимой земле. Кажется, что живописец родился и вырос в сельской глубинке, ведь в его работах зримы такие тонкости, которые подметить подвластно лишь выходцу из деревни. Но это не совсем так. Родился и вырос художник в Рязани, но любовью воспылал не к этажной природе, а загородной, и с возрастом, проложив тропинку к пейзажной живописи, решил идти по ней, никуда не сворачивая.

Владимир Сыроешкин – член Союза художников России. Много раз я бывал у него в мастерской. Это всего-навсего тесная комнатушка на верхнем этаже Дома художника, доверху заваленная подрамниками, картоном, красками, бумагой и прочей утварью, нужной ему для работы. Мы говорили о живописи, грибах, странствиях по родной природе, но почему-то никогда не касались истоков творчества признанного мастера. И вот теперь появилась возможность этот пробел ликвидировать: юбиляр согласился рассказать о себе для газеты, пригласив меня на выставку.

На художнике лежит печать прожитых лет: седина побелила голову, напоминают о себе суставы ног – ходит, опираясь на палочку. И все же, несмотря на годы жизни, он не утратил творческой силы, а его глаза, как и прежде, сияют оптимизмом.

– Природа – главный герой моих творений, – показал юбиляр на стены с картинами. – Любовь к творчеству я всегда подкреплял учением: на школьных уроках рисования, в художественной школе и студии художественного училища, затем в том же художественном училище, куда я поступил после службы в армии.

Заметную роль в творчестве мастера сыграли и многочисленные загородные поездки на пленэр (рисование на открытом воздухе) совместно с мастерами живописи, у них он тоже многому научился. Часто компания художников отправлялась в лес по грибы, где, помимо сбора даров природы, уделялось время и творчеству. Тут живописцу приходилось соревноваться не только в мастерстве, но и скорости написания этюдов. В работе «на бегу» было важно не свернуть с усвоенного за годы творчества направления в живописи и выдать «на гора» творение, полностью отвечающее законам искусства. И это ему удавалось. В дальнейшем такая «скорострельность» очень пригодилась. Как-то в одной деревушке ему приглянулись два стожка сена, высившиеся у сарая. Они привлекали внимание тем, что своими заснеженными двускатными крышами напоминали шапки-ушанки (смотрите снимок). Ну как такое диво не запечатлеть!

– Тридцатиградусный мороз. Быстро раскрываю этюдник и, не мешкая, берусь за дело, – вспоминает художник. – Неудобств было много: мороз хватал за лицо, изо рта клубился пар, руки немели, пришлось работать в рукавицах. А чтобы тюбики с красками не замерзли, держал их за пазухой полушубка. Нужные цвета выдавливал понемногу и по мере надобности. И ничего, написал! Правда, нижнюю часть картины пришлось доделывать дома по памяти, – за час стояния на лютом морозе у меня окоченели ноги, а тело дрожало от озноба.

Есть на выставке картины, отображающие дождливые дни осени. Художник рассказал, что писал этюды с дождем из укрытия, находясь под широким зонтом или, как это было на турбазе в Тверской области, под навесом веранды. Конечно, комфортнее было бы писать дождь из окошка дома – сиди себе и между делом попивай чаек. Но так бывает не всегда. Да и много ль увидишь из окошка? Любящий свое дело художник возьмет зонт и не погнушается постоять с этюдником в окружении луж, результат будет более впечатляющим, чем при вальяжном сидении возле подоконника.

Особый интерес у зрителя вызывают картины, отображающие святые места. Это колокольни, церкви, монастыри, прекрасно вписывающиеся в окружающую природу. Таких работ много, они занимают два зала, получается как бы выставка в выставке, художник этот раздел назвал «Храмы России».

– Очень люблю писать церкви. Почему? Потому что они нигде не повторяются – ни формой, ни отделкой. Даже одна и та же церковь при изменениях погоды или смене времен года выглядит по-разному. В лучах солнца она сияет и радует многоцветьем, а золото куполов блистает так, что больно глазам, в пасмурную же погоду церковь выглядит скромно, но при этом не теряет своей привлекательности.

Есть в этой экспозиции храм, с которым связан прямо-таки мистический случай, – показал художник на одну из картин с сияющей на солнце церковью. – Эта деревянная постройка стояла в поселке Мурмино, возвышаясь на берегу красивейшего озера Велье. Запечатлел я ее в начале лета 2006 года, а на Илью Пророка (2-го августа) она сгорела от удара молнии. Случилось это рано утром. Гроза была сильной, разряды молний сверкали беспрерывно в течение часа. И надо ж такому случиться, что одна из них угодила прямо в церковь, да еще в день святого праздника. Человек, склонный к мистике, всякое может подумать.

Забыл художника спросить: ходит ли в церковь? Но полагаю, что на этюдах он бывает охотнее, ибо духовные его искания лежат в общении с родной природой.

Пейзаж в творчестве Владимира Сыроешкина не сразу стал приоритетным жанром. После мобилизации из армии художник работал в бюро эстетики заводов «Рязсельмаш» и «Красное знамя», где созидал эскизы по отделке и художественному оформлению служебных помещений, принимал он участие и в праздничном оформлении города, а в творческие дни (бывали на заводах и такие) писал портреты и натюрморты. И только когда был принят в художественные мастерские при Союзе художников СССР (1979 г.), появился пейзаж. Этому направлению в живописи отдана большая часть жизни. Манера его письма простая и скромная, в ней нет вычурной детализации, она, как говорят художники, этюдного плана. Но это рязанскому пейзажисту и не требуется, его невеликие по размеру работы и без того ясны и убедительны. Тонко чувствуя и понимая русскую природу, а также зная, как много она значит для здоровья души, художник за годы творчества достиг незаурядного мастерства. В его пейзажах угадывается рязанская школа живописи, которой присуща широта мазков, прекрасно «ваяющих» любую изображаемую натуру, включая людей, что ценимо не только в нашей стране, но и за рубежом.

Выставка рязанского живописца продлится до конца февраля. Впереди выходные. Если вы, дорогие читатели, любите родную природу, не упустите возможность побывать на выставке Владимира Сыроешкина. Сходите, не пожалеете!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 34 (5321) от 23 февраля 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
В четырех измерениях
В самой крошечной картинной галерее Рязани проходят выставки талантливых художников
Димитрий Соколов
Отрава на дороге
Как выбрать безопасную стеклоомывающую жидкость
Вячеслав Астафьев
Читайте в этом номере: