02:15 МСК
Среда
27 / 05 / 2020
797

Шелководы средней полосы

Современная наука способна рождать самые фантастические технологии
Автор фото: Михаил Скрипников | Шелководы средней полосы
Фото автора.

Одно из оригинальных научных направлений разрабатывается в Рязанском радиотехническом университете силами доктора биологических наук, профессора Вячеслава Клименко и группы специалистов под его руководством в тесном содружестве с биологами Чехии и Японии.

Научная группа Клименко применяет метод «истинного клонирования», т. е. такого, которое обеспечивает полное воспроизведение наследственности и жизненного пути единственной исходной особи во множестве генетически идентичных копий (около 500) и на протяжении любого числа поколений. Метод «родителей» известной овечки Долли куда элементарнее. Родилась эта технология в Советском Союзе, совершенствовалась с 1936 года ее создателем, выдающимся русским биологом Борисом Львовичем Астауровым, а после 1974 года – его учениками. Но это – тема отдельного разговора. А сейчас речь о тех экономических перспективах, которые несет в себе эта «новая старая» технология.

Внутривидовая пластичность

Несмотря на достижения в области искусственных материалов, в частности полимеров, натуральный шелк продолжает оставаться одним из самых востребованных и неповторимых по своим качествам. И не только в виде ткани. В XXI веке, благодаря генной инженерии, шелкопряд готовится стать производителем для человека тех самых белковых лекарств (ферментов, гормонов, антител и т.п.) и препаратов, дефицит и дороговизна которых ставят труднопреодолимый барьер на пути к эффективной восстановительной медицине. Так уж совпало, что технология клонирования была создана пока только на тутовом шелкопряде. Это насекомое обладает такими исключительными особенностями эмбрионального развития, которые позволили экспериментально перевести его в клонируемую живую форму. Каждый клон – это уникальное творение человека, полностью от него зависящее. В руках ученого клон становится на наших глазах биореактором по производству сложных белковых материалов широчайшего применения (от косметики до космонавтики). И главное, генетическая невырождаемость клона гарантирует человеку долгосрочное воспроизведение производимой биореактором продукции. Одомашненный шелкопряд в результате продолжительного (около 5000 лет) периода селекции по нужным человеку признакам стал сильно отличаться от своего дикого предка, сохраняющегося, кстати, до сих пор в Уссурийском крае. Шелководы добились большего размера кокона, долю его шелковой оболочки (собственно шелка) довели до 25%, а длину нити приблизили к трем километрам, чтобы как можно больше массы приходилось именно на кокон, который является смыслом всего существования одомашненных видов шелкопряда. В отсутствие листа шелковицы используют искусственный корм, состав которого разработан научной группой, и разведение шелкопряда становится круглогодичным. Клонирование позволит в перспективе роботизировать такую выкормку и превратить ее в мобильную биотехнологическую систему, способную функционировать везде, где есть источник энергии.

Первый рязанский шелк

Вячеслав Викторович Клименко выкладывает на стол пакетики с коконами шелкопряда. Все они вскрыты, очищены и готовы к переработке. Они невероятно легкие, но состоят из очень прочных нитей. Все, что остается, так это получить из них пряжу или шелковую нить. Все эти коконы «выросли» в Рязани, точнее, в Рязанском государственном радиотехническом университете. «Наш» шелк появился относительно просто. Сначала среди разнообразных подвидов домашнего шелкопряда определили наиболее холодолюбивых особей, потом дополнительно закрепили у них это качество и размножили новый северный подвид клонированием до необходимой численности. Но этого было мало.

– Требовалась шелковица, тутовое дерево, лист которого является единственным кормом для личинок шелкопряда. И эта проблема, вопреки бытующим мнениям в научной среде, уже давно решена нашими великими предшественниками, – рассказывает Вячеслав Викторович. – Наш знаменитый рязанец, нобелевский лауреат академик Павлов сажал шелковицу в Колтушах под Ленинградом. А настоящим фанатом развития шелководства в нашей стране был Петр Первый. К сожалению, многие экземпляры, посаженные в те далекие времена, если и доживали до наших дней, то часто варварски или бездумно уничтожались. Наша научная группа ставит своей задачей сохранение и размножение уникальных экземпляров тутового дерева, приспособленных к суровым условиям Севера и Нечерноземья. Сейчас мы уже заключили договор о сотрудничестве с институтом гидротехники и мелиорации в Солотче, где нашелся человек, который разработал систему размножения черенкованием, которое, по сути, тоже является клонированием. Приживаемость зеленых черенков уникальной шелковицы на ул. Татарской в Рязани (возрастом около 25 – 30 лет) – сто процентов. Трехлетними саженцами, купленными у садовода-любителя в Луховицах, был засажен земельный участок сада станции юннатов. В Рязани, где с прошлого года мы уже имеем кормовую базу для репродукции нашего уникального отечественного клонального генофонда, таким образом возникло первое во всей истории региона исследовательское шелководческое предприятие.

Технология получения современных разнообразных продуктов шелководства на широте региона разработана почти полностью. Сюда входит и клонирование дерева шелковицы. Это означает, что уже на этапе создания кормовой базы хорошо известные многочисленные целебные свойства тутового дерева могут быть использованы для получения ценных и стандартизированных фармпрепаратов. Дело за реализацией бизнес-проектов. Но вот с ними пока не все получается. Совершенно ясно, что новую отрасль невозможно создать частному предпринимателю. Необходимо плотное государственное участие.

В поисках инвестора

Вячеслав Клименко, как только стало возможным представить все наработки в «развернутом виде», сразу же начал диалог с профильными чиновниками на федеральном уровне. Но переговоры и переписка пока ничего не дали.

– Я им предлагаю новую технологию на основе генной инженерии, причем малозатратную и которая фактически уже существует (по совместной работе с японцами и чехами), – рассказывает Вячеслав Викторович. – Да, надо вкладывать в развертывание, расширение. Но это уникальная отечественная разработка, нигде в мире такого нет. У нас множество приглашений на конференции и вакансии, особенно от фармацевтических компаний. Китайцы весьма плотно мониторят эту тему, пытаясь создать аналогичную технологию.

Но то, что не получается решить в высоких кабинетах, может быть реализовано на земле с учетом интересов крупных инвесторов в регионе. Уже есть предварительные договоренности с некоторыми из них. Немалую роль в этом сыграло участие центра поддержки бизнеса и предпринимательства Рязанского района, который выступает в качестве посредника между производителями и научными кругами. Что из этого выйдет, покажет время. Но уже сейчас можно говорить: потенциал российского шелководства на современном биотехнологическом уровне колоссален. Полтора века назад Россия уже показала себя производителем шелка наивысшего качества. Не стоит забывать, что на ЭКСПО-I (Лондон, 1851 г.) российский шелк, произведенный на ставропольской плантации помещика Алексея Реброва, получил высшую награду выставки – золотую медаль.

В сельском хозяйстве потенциал любого начинания базируется на двух компонентах – размерах первоначальных капитальных вложений и рентабельности эксплуатации одного гектара территории. Шелководство объединяет в себе массу плюсов. Посадки шелковицы малозатратны. Давать полноценный лист для гусениц дерево начинает уже в 3-летнем возрасте, а рентабельность безотходного производства современных разнообразных продуктов шелководства вполне очевидна. А рядом с биотехнологическим шелководством неизбежно возродится шелководство традиционное – оно России не в новинку. Ведь шелк до сих пор – один из самых дорогих и предпочтительных натуральных материалов, как будто намеренно сотворенный для здоровой, красивой и даже роскошной жизни человека. Попробуйте соткать настоящий шелковый ковер – продав его, вы купите джип.


Точка зрения

Виктор Драгавцев,
академик РАН:

– Вячеслав Клименко – мой очень хороший друг и единомышленник. Замечательный ученый, работу которого я всячески поддерживаю. Перед современным шелководством стоят совсем иные задачи, нежели те, ради которых существовала эта отрасль в тридцатые годы. Главное, что может дать шелкопряд современному человечеству, это незаменимый биоматериал для медицины, фармацевтики, а также для космических технологий, в которых если и требуется шелковая нить, то применяется только натуральная и никакая другая. Благодаря приоритетной технологии клонирования и адаптации шелкопряда к условиям северных широт, которая разработана и развивается научной группой под руководством Клименко, открываются потрясающие возможности для отечественной экономики. Реализация проекта приведет не только к импортозамещению, но и сделает ощутимый вклад в рост ВВП страны. Особенно это актуально в свете сокращения доходности традиционных статей экспорта, таких как газ и нефть. К сожалению, даже представителям Академии наук с большим трудом удается проталкивать в жизнь прорывные проекты. Это я знаю на собственном опыте. Наша научная школа обогнала своих коллег из Европы и Америки лет на пятнадцать, но добиться практической реализации открытий науки в отечественной экономике очень сложно. Надо срочно менять такой подход. Время не терпит. В современном мире соревнования ведутся новыми научными знаниями и технологиями, и у России нет права упускать свой шанс.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 37 (5324) от 02 марта 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

Поэтам и полицмейстерам

«Эмигрант»

Простота, добро и правда

Звездный поход
Его участники оставили добрый след в 84 селах области
Анна Добролежа
Педагог и директор на все времена
Людмиле Петровне Журавлевой в эти дни исполнилось бы 80 лет
Читайте в этом номере: