16:45 МСК
Понедельник
22 / 04 / 2024
3532

Дорога в космос

Для профессора Владимира Серегина она началась в скопинском селе Чулково
с сайта www.buran.ru
На снимке: с сайта www.buran.ru

Нынешний год, ознаменованный 50-летием со дня полета в космос Юрия Гагарина, проходит в нашей стране как Год космонавтики. В связи с этим мы начинаем публикацию материалов, посвященных вкладу рязанцев в такое большое общенародное дело, каким является освоение космоса.

В жизни Владимира Степановича Серегина, президента научно-производственного объединения «ЭЛАС», кандидата технических наук, профессора, много такого, что сродни подвигу. Награды, полученные им, впечатляют: 1976 год – орден Трудового Красного Знамени; 1986 год – орден Ленина; 1998 год – почетное звание «Заслуженный конструктор Российской Федерации»; 1999 год – Почетный знак «За заслуги перед космонавтикой»; 2007 год – золотая медаль им. В.Ф. Уткина «За вклад в развитие экономики и укрепление обороноспособности страны». И это далеко не полный перечень.

Наш разговор с Серегиным начинался с воспоминаний о его детстве.

В.С. – Родился я в 1938 году. В школу пошел в сорок пятом. Сейчас, оглядываясь назад, понимаешь, в какое тяжелое время мы жили. Мать работала в колхозе с утра и до вечера за трудодни, которые ничем не были обеспечены. Потом приходила домой и снова впрягалась в работу. Огород, корова, дети. В семье нас было шестеро, один меньше другого. Самое яркое воспоминание детства – это голод. Каша из желудей, борщ из крапивы, суп из картофельных очисток или свекольной ботвы.

Р.В. – С чего начиналась ваша дорога в космос?

В.С. – О космосе в школьные годы я не думал. Просто было желание вырваться из деревни. Паспортов не было, и выдавали их тем, кто поступал учиться. Вот я и пошел по пути, который указала моя сестра Маша. Она училась в Скопинском горном техникуме, а потом уехала в Донбасс. В техникум я поступил легко. Закончил. До армии успел поработать в шахте, а потом попал служить в Германию. Со службы в частях ПВО и начиналась моя дорога в небо.

Р.В. – Что именно дала вам служба в частях ПВО?

В.С. – На период моей службы пришелся так называемый Карибский кризис. Обстановка была тревожной, мы следили за тем, чтобы не произошло внезапного нападения. Как-то само собой получилось, что я пришел к выводу: есть те, кто летает, и есть те, благодаря кому летают. На мой взгляд, радиоэлектронике принадлежало будущее, и потому я твердо решил ею заниматься, стать тем, благодаря кому летают. Поступил в Московский энергетический институт на радиофизический факультет.

Р.В. – После окончания института вы попали в Загорск...

В.С. – Да, после окончания института я по распределению попал в Загорск, где находился закрытый научно-исследовательский центр. Здесь имелась единственная в Советском Союзе вакуумная камера и работало искусственное «солнце». Именно здесь воспроизводились условия открытого космоса, проводили испытания ракетной техники, готовились программы по освоению Луны и Марса. Казалось бы, перспективы для работы прекрасные, я даже почти успел написать кандидатскую. Но у меня время от времени возникало чувство какого-то неудовлетворения. Словно я – не на своем месте. Когда мой институтский друг позвал меня в Зеленоград, на завод «Компонент», пошел, не раздумывая.

Р.В. – Владимир Степанович, насколько мне известно, вы в восьмидесятом году стали первым заместителем генерального директора НПО «ЭЛАС» по производству и директором завода «Компонент». Как это получилось?

В.С. – Моему росту способствовал Геннадий Яковлевич Гуськов. Долгие годы он был бессменным генеральным директором и генеральным конструктором НПО «ЭЛАС». Именно Гуськов создал единственную в Министерстве электронной промышленности системную фирму, которая не только разрабатывала аппаратуру, но и элементную базу для нее. Я с Геннадием Яковлевичем начал работать с 1973 года. Это было время, когда приступили к разработке аппарата «Сургут», системы правительственной связи на основе активных фазированных решеток. Технологии, которые мы первыми применили в мире, позволяли обеспечить связь с самолетом в любой точке мира. Сроки давались жесткие, а потому работать приходилось по 14-16 часов в сутки. Испытания прошли успешно, а я многому научился у Гуськова.

Р.В. – Владимир Степанович, сейчас многие говорят, что Советский Союз был отсталой страной как в технической области, так и в образовательной. Что вы можете сказать по этому поводу?

В.С. – Буду руководствоваться фактами и только на примере НПО «ЭЛАС». Работа фирмы строилась не на копировании зарубежных аналогов, а на разработках собственного научно-исследовательского института, что всегда оказывалось и качественнее, и дешевле. Именно здесь была разработана технология бескорпусных полиамидных микросборок, которые широко распространились во всем мире. Система правительственной связи, системы видеонаблюдения Земли из космоса, бортовые управляющие компьютеры создавались именно в нашем НИИ. И каждый раз можно говорить о первенстве и превосходстве нашей продукции, а следовательно, конкурентоспособности. Кризис Зеленограда, как и отечественной электроники в целом, был вызван началом всеобщего копирования зарубежной электронной компонентной базы. Предприятия, вынужденные использовать «вторичные» разработки, отстают от зарубежных аналогов, проигрывают в конкурентной борьбе. Что же касается отечественного образования, то посмотрите, кто работает во всех этих «силиконовых долинах» и получает нобелевские премии. Среди них немало людей, получивших образование в советских школах и вузах.

Р.В. – Вы говорите о «кризисе Зеленограда». Что происходило в те годы?

В.С. – В кризисные девяностые годы НПО «ЭЛАС» сначала распался на отдельные части. Потом завод «Компонент» хотели превратить в отдельно действующие самостоятельные цеха. И это означало бы его полную гибель. Я всегда говорил, что сила в единстве. Вот почему все эти годы своим главным делом считал не только сохранение уникального предприятия, но и воссоздание его в прежнем виде. В середине 2009 года нам удалось возродить НПО «ЭЛАС», в состав которого вошли не только все бывшие предприятия, но и научно-исследовательский институт «Компонент».

Р.В. – Владимир Степанович, за всеми делами и заботами вы не забыли о своей малой родине – селе Чулково?

В.С. – Если говорить честно, для меня нет разделения на большую и малую родину. Моя родина – это вся Россия. Я горжусь ею, переживаю за нее, и мне хотелось бы, чтобы подрастающее поколение не было равнодушным по отношению к своей стране. Но это не означает, что я не помню о родном Чулкове и Амбаровке. Бывая там, я стараюсь попасть в школу, в которой учился, пообщаться с учениками. Способных выпускников из села мы направляем на учебу в вузы, принимаем к нам на работу. Оказываем им спонсорскую помощь. Недавно приобрели для школьников автобус, чтобы они не чувствовали себя оторванными от города. Очень надеюсь, что из них вырастут достойные и уважаемые люди.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 38 (3841) от 05 марта 2011 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Открывая прошлого страницы
В Ряжске прошли VII краеведческие чтения памяти церковного и общественного деятеля Василия Ивановича Гаретовского
На линии огня
стоял минувшим летом Юрий Сухих и его односельчане
Читайте в этом номере: