19:26 МСК
Пятница
03 / 07 / 2020
682

«Авиабаза «Хмеймим» так далеко от Рязани…»

Вышла в свет новая книга стихов Владимира Силкина

Теме коллективного подвига российских Военно-космических сил, безусловно, суждено войти в боевой арсенал русской поэзии, и одной из первых значимых вех на этом пути уже стала замечательная «сирийская тетрадь» «Авиабаза «Хмеймим» нашего земляка, поэта Владимира Силкина, вышедшая недавно в Москве.

Заходит с тыла седина,
Спешат морщины…
Но если где-то есть война,
Там есть мужчины!

…Когда эти строки из стихотворения Владимира Силкина военкор «Красной звезды» Александр Колотило прочитал командиру вертолетной эскадрильи, повидавшему многие виды за 30 лет службы в Вооруженных силах, а теперь воюющему в Сирии, тот уважительно заметил: «Лучше и не скажешь. Видно, поэт он настоящий. Так может написать только военный человек».

Полковник запаса, уроженец и Почетный гражданин города Ряжска, Владимир Силкин давно связал свою судьбу с военной литературой. Во многих военных гарнизонах России он известен как начальник Военно-художественной студии писателей Культурного центра Вооруженных сил РФ имени М.В. Фрунзе, секретарь Союза писателей России, главный редактор военного литературного альманаха «Рать», ответственный секретарь «Московского вестника». Автор 45 книг стихов. Составитель серии поэтических сборников «Я еще не вернулся с войны» о событиях на Северном Кавказе, антологии современных поэтов «Звезда отца» об отцах-фронтовиках, антологии «Победные армейские страницы…», лауреат Государственной премии России.

Подвижник, главный рулевой и «локомотив» военно-патриотической темы в современной русской поэзии, побывавший во многих «горячих точках», в пылающей Новороссии, в сражающейся Сирии, он стремится правдиво и честно воссоздать образ человека на войне, умеющего сохранять вопреки всему живую душу, сострадательность и милосердие к жертвам войны, непримиримость к врагу, верность воинскому долгу и боевому братству, любовь к Отечеству.

Само заглавие нового небольшого сборника из 26 стихотворений – «Авиабаза «Хмеймим» – звучит сегодня как пароль для всех, кто воспринимает военные действия в Сирии не только как контртеррористическую операцию наших Вооруженных сил, но и как свершение Россией особой духовной и геополитической миссии. Помочь давнему союзнику, спасти очаг христианства на Ближнем Востоке, примирить сторонников действующей сирийской власти и здравомыслящую часть мусульманской оппозиции, нанести сокрушительный удар по главному монстру международного терроризма – ИГИЛ... А в конечном и главном итоге – защитить от этой страшной угрозы родное Отечество на его дальних рубежах:

Звучит, наверное, нелепо,
Но кажется, что ты там был.
– Сходите, станция Алеппо,
А дальше – станция ИГИЛ <…>
Листаем свежие страницы,
С небес взираем на войну.
И переходим все границы,
Чтоб сохранить свою страну.

(«Сирия»)

В стихах Владимира Силкина нет пустозвонной риторики, громозвучного бряцания оружием, воинственных призывов. Важнее всего для поэта – открыть читателю сердцевину человечности в людях, занятых повседневной военной работой, их непоказное мужество, верность друзьям и любимым, спокойный оптимизм, жизнелюбие, испытанное постоянным соседством со смертью.

Лечу в «Хмеймим», где блокпосты,
Где вновь сегодня наши дети,
Уже в который раз на «ты»
С войной общаюсь на рассвете.

(«Отложенная командировка»)

Среди героев сборника «Авиабаза «Хмеймим» – самые разные, порой неожиданные персонажи. Вот направляется в Сирию на военное служение в далеком «палаточном храме» православный священник:

Он летел на базу по замене,
Он летел в палаточный свой храм,
Где не раз, вставая на колени,
За солдат молился по утрам.
…Самолет завис над облаками,
И привыкший к мирному труду,
И крестом священник, и руками
От летящих отводил беду.

(«Священник»)

А вот другой персонаж из сирийских репортажей – «контрактник, озорной и бравый», пытающийся развлечь и повеселить таких же, как он, молодых ребят-сослуживцев по «сторожевой заставе»:

Не дает грустить своим ребятам.
Балабол? Ну, это не скажи!
Он, как Теркин на войне когда-то,
Верит и в звезду свою, и в жизнь.
Верит он Верховному – и точка!
Верит командиру своему.
И простая рэповская строчка
Тоже подчиняется ему.

(«Солдатский рэп»)

И все-таки близость войны постоянно дает о себе знать – и горькой памятью «всех тех, кто больше не увидит дома» («Встреча друзей»), и постоянной готовностью в любой момент отразить атаки врага:

Готовятся к худшему здесь,
Чтоб, если случится такое,
То сбить с неприятеля спесь
И выйти с победой из боя.
(«Спортплощадка авиабазы»)

Талант настоящего, искреннего поэта сочетается во Владимире Силкине с мужественным характером прирожденного военкора. Журналистская зоркость взгляда, острая репортажность живых, запоминающихся сюжетов, емкая лаконичность слога, способность видеть в напряженной пестроте военных будней главное, что объединяет людей вдали от Родины в нерушимое, спаянное воинским долгом и дружбой боевое братство, – все это отличает творческий почерк поэта-воина. Он умеет превратить факт в символ, связать воедино исторические эпохи преемственной «связью времен». Неслучайно копия Знамени Победы в воинском расположении, увиденная поэтом вдали от России, вызывает в душе именно такие мысли и чувства:

Конечно, копия, но все же
Рождает гордость этот стяг.
На блокпосту оно похоже
На то, что взмыло на рейхстаг.
Стоим под ним, стихи читаем,
Слова в поддержку говорим.
И мы историю листаем,
И мы историю творим.
Оно потом всплывет на сцене,
Напомнит Родину бойцам,
И подвиг прошлых поколений
Пройдет волною по сердцам.

(«Копия Знамени Победы»).

Мастер военного бытописания, В. Силкин умеет подмечать посреди суровых фронтовых будней согревающие душу неожиданные, трогательные сюжеты:

Смешной щенок, как и хозяин, курский…
Приученный к единственным рукам,
Он даже не облаял нас по-русски,
А ткнулся в ноги русским мужикам.
И, на привет ответить не умея,
На привязи уставший до тоски,
Он проскулил, что рядом ходят змеи,
Вы тут поосторожней, мужики.
И снова в будку от жары палящей,
От нашей ласки и от наших ног,
Такой родимый, русский, настоящий,
Еще на зло не лаявший щенок.
(«На блокпосту»)

Лейтмотив многих фронтовых стихов Владимира Силкина, уроженца Рязанщины, – чувство малой и большой Родины, переживаемое там, далеко от родной земли, особенно остро:

Молча в курилке дымим,
Ждем указаний.
Авиабаза «Хмеймим»
Так далеко от Рязани…

(«Авиабаза «Хмеймим»)

Проявляется это чувство неразрывной связи с родимой землей по-разному: для кого-то – в очищающей радости и свежести русской бани, устроенной совсем не по Уставу («Баня морпехов»), для кого-то – в новостях из долгожданной «Красной звезды», доставленной на авиабазу («Пункт психологической разгрузки»), для кого-то – в мыслях о любимых и силе их спасительных молитв («Встречи»), для кого-то, уже собирающегося лететь в Россию «по замене», – в мечтах о доме:

От солнца копченые лица,
И руки от солнца черны.
И ждет возвращенья столица
Любимых мальчишек с войны <…>
Их ждут беспокойные мамы,
Их ждет на параде страна.
Но не отпускает упрямо
Чужая и наша война.

(«Ротация»)

Писательские вахты в «горячих точках» давно уже стали для В. Силкина суровой обыденностью, жизненной и творческой необходимостью, возможностью ощутить себя нужным там, где всего труднее:

Идет концерт, и хлопают солдаты
Писателям, стоящим на плацу,
И мысленно уносятся куда-то,
И что-то растирают по лицу.
Наверно, в точку попадает слово,
Наверно, надо больше важных слов.
Тогда и будет нация здорова,
Тогда не надо будет докторов.

И я о счастье вновь стихи читаю,
О том, что важно Родину хранить.
И с летчиками к счастью улетаю,
Чтоб ни себе, ни им не изменить.
Из облаков приходят самолеты,
И на минуту оглушает гром.
Счастливой вам, товарищи, работы
Сегодня, завтра, много лет потом.

(«Концерт на авиабазе»)

Кажется, будто слова, которые обращены к его боевым товарищам, поэт-воин Владимир Силкин относит и к самому себе:

Глядишь на дверь и снова ждешь приказа,
И, как солдат, всегда на все готов…

(«Встреча друзей»)

Ольга Воронова,
доктор филологических наук,
профессор РГУ имени С.А. Есенина,
член Союза писателей России,
член Комиссии по культуре
Общественной палаты Российской Федерации

Из новых тетрадей

СИРЕНЬ ПОБЕДЫ

Он прошел всю войну без ранений,
Так и думал, вернется живой.
Но в кипящее море сирени
В День Победы упал головой.
И сирень, вот чего не бывало,
Покачнулась, как будто жена,
Неожиданно алою стала,
А была белолицей она.
И сейчас, лишь весна на пороге,
От Берлина до Крыма теперь,
Расцветает сирень у дороги
И стучится кому-нибудь в дверь.
3 февраля 2017

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 90 (5377) от 19 мая 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Энергия спорта
Под таким девизом прошел чемпионат Рязанской области по спортивно-прикладному собаководству
Языковой портал
Читайте в этом номере: