18:46 МСК
Понедельник
19 / 10 / 2020
1498

Возвращены из безвестности

Останки семерых бойцов-рязанцев торжественно перезахоронили на Смоленщине

В один из майских дней 2017 года в селе Васильевском Темкинского района Смоленской области прошла торжественная церемония перезахоронения останков солдат и офицеров Красной армии.

В обитых красной материей гробах – останки 114 красноармейцев, поднятых за год поисковиками в Темкинском районе. На гробах по поисковой традиции – проржавевшие каски погибших. Из них у 59 удалось по архивным спискам восстановить имена и звания. Это большая редкость – времени прошло ровно три четверти века. Останки обнаружил почти по соседству, в лесу, в 500 метрах от бывшей деревни Мурыгино, московский поисковый отряд «Обелиск» в мае 2016 года. В ничем не отмеченном санитарном захоронении 292-го медсанбата 17-й стрелковой дивизии 33-й Армии Западного фронта бойцы нашли покой на долгие годы.

Погода – словно ради такого события – неожиданно теплая и солнечная. На месте церемонии – множество пожилых жителей Васильевского с тюльпанами в руках. Дети с букетиками полевых цветов. Строем промаршировали военные. Проводить в последний путь своих предков-героев прибыли девять семей бойцов из разных уголков страны. Москва, Тамбовская область, Татарстан, Башкортостан, ХМАО, Тюменская область, Пермский край. Командир «Обелиска» Михаил Поляков вручил каждой семье альбом с подробностями поиска, передал медали «Шагнувший в бессмертие».

Забытый медсанбат

Добровольцы «Обелиска» более двадцати лет каждое лето выезжают в Темкинский район Смоленщины, где в 1942 году шли ожесточенные бои. За это время обнаружено более 2000 погибших бойцов.

В мае прошлого года поисковики решили проверить место, где с 24 по 31 августа 1942 года размещался 292-й медико-санитарный батальон. Точку дислокации удалось установить по архивным схемам. Захоронение представляло собой десять едва заметных провалов в земле, поросших кустарником, некоторые были завалены упавшими деревьями. По документам же, все 59 бойцов, чьи останки были подняты здесь поисковиками, числились перенесенными из бывшей деревни Мурыгино в братскую могилу села Васильевского... еще в 1954-1956 годах. Правда, из них только 35 имен были увековечены на пилонах братского захоронения.

Случай не уникальный, объясняют мне поисковики. Михаил Поляков говорит, что часто бывает, когда поисковый отряд находит солдата с медальоном на боевых позициях, читает его имя – и выясняется, что этот боец приписан к воинскому захоронению, которое расположено в окрестностях.

В истории воинских захоронений, как и в истории самой Великой Отечественной войны, много непростых и запутанных, даже весьма драматичных страниц. Массовое укрупнение захоронений бойцов шло в 1950-х годах по всей стране. Но на местах указы сверху порой не всегда выполнялись корректно.

– Кому после войны предстояло заниматься переносом останков? В деревнях остались только старики, женщины и дети. Им предстояло поднимать страну, колхозы, надо было и как-то прокормиться самим. Ставили кого-то ответственным, но, наверное, было сложно, руки не всегда доходили, а в отчетах писали, что все перенесено. Порой же просто была задача не перезахоронить всех, а увековечить память, чтобы было место, куда могли приехать поклониться родные, – поясняет Михаил Поляков.

Личности 58 поднятых бойцов были установлены поисковиками «Обелиска» по спискам, которые прилагались к архивной схеме. 59-й солдат был опознан по найденному при нем солдатскому медальону. На мемориале в Васильевском укреплена новая плита с 24 «забытыми» именами.

Ради деда

На сегодняшний день найдено 26 семей красноармейцев, захороненных в Мурыгине. В истории поиска их родных очень много участников: поисковиков, представителей местных администраций, сотрудников музеев, журналистов, других неравнодушных людей. Но об одном нужно сказать особо. Это жительница Челябинска Роза Фаттахова. Благодаря ей «Рязанские ведомости» и узнали об этой истории. Письмо от Розы пришло в редакцию еще в 2013 году. Она обратилась к рязанцам с просьбой помочь разыскать родственников однополчан своего деда, Назара Фаттахова, умершего от ран в том самом медсанбате. Такие поиски Роза ведет с 2009 года по всему бывшему Советскому Союзу.

– Сначала я по «похоронке» 1942 года увековечила фамилию дедушки, – говорит Роза Фаттахова. – Когда начала поиск его могилы, то столкнулась с тем, что деревни Мурыгино больше нет. Написала в военный комиссариат Смоленской области и получила ответ с разъяснением, что еще в 1950-х годах было произведено перезахоронение в село Васильевское. Но, согласно данным ОБД «Мемориал», мой дедушка не числился в братском захоронении Васильевского. Такая же ситуация – с его однополчанами, указанными в донесении о безвозвратных потерях. Мне захотелось исправить эту несправедливость. Но требовать увековечить память на мемориальных плитах имеют право только родственники…

Многие из приехавших в Васильевское встретили Розу как родную, поскольку именно от нее, еще до «Обелиска», узнали о месте захоронения родного человека.

Весточка с войны

В братскую могилу на Смоленщине со всеми воинскими почестями захоронили и семерых рязанцев. У Прокудина Александра Петровича, Прибылова Александра Дмитриевича, Чушкина Ивана Сергеевича родные найдены, в том числе с помощью Розы Фаттаховой, но на церемонию приехать не смогли. Поиск родственников еще троих наших земляков – Кубанова Степана Филипповича, Кудинова Василия Ефимовича, Кузнецова Ивана Максимовича – успехом пока не увенчался. Наконец, седьмого бойца, Дудкинского Ивана Петровича, приехали проводить в последний путь родной внук Геннадий Борисович и правнук Андрей Геннадьевич Дудкинские.

– Конечно, эмоции переполняли. Огромная благодарность всем организаторам, всем, кто помог нам принять участие в этом событии! Теперь у нашей семьи есть место паломничества, – поделился Андрей Геннадьевич.

О том, что Иван Петрович погиб от ран после налета немцев близ Мурыгина, родные знали. А вот что их дед и прадед – родом из Рязанской области, до недавних пор Дудкинским-младшим было неизвестно.

– Среди солдат, которых мы подняли, по спискам в медсанбате проходил младший сержант, химик, командир машины отдельной химической роты Иван Петрович Дудкинский, 1912 года рождения. Он уроженец рязанской земли, города Шацка. Мы стали по нему работать, делать запросы. Дали публикацию в газете Шацкого района. В ходе поисков выяснили, что перед войной этот человек переехал в город Лобню Московской области, там работал на заводе и оттуда был призван на фронт. Стали искать в Подмосковье и наконец вышли на его внука и правнука – москвичей. У нас с ними состоялась встреча, мы им рассказали о фронтовой судьбе Ивана Петровича. Они, в свою очередь, принесли его портрет, сообщили, что знали о предке, – рассказал Михаил Поляков.

А через какое-то время командиру «Обелиска» пришло известие из Шацка: на публикацию в газете откликнулся племянник обнаруженного солдата, шатчанин Вячеслав Федорович Пичугин.

– Как только увидел в районной газете фамилию Дудкинский, сердце забилось. Да, это мой дядя! Имя – Иван, отчество – Петрович, год рождения – 1912-й. А главное – адрес: город Шацк, улица Интернациональная, дом 51. Отсюда он до войны уехал работать в Москву. Мне об этом рассказывала моя мама – его сестра. На фронт его забирали уже из столицы. А с 1942 года он считался пропавшим без вести. Больше я о нем ничего не знал, – поведал Вячеслав Федорович.

О существовании шацких родственников москвичи не подозревали. Так солдат, подавший весточку с войны, объединил две семейные ветви, связи между которыми были утеряны. К сожалению, Вячеслав Федорович Пичугин с дочерью Оксаной на перезахоронение 6 мая приехать не смогли, но, несомненно, в Васильевском они побывают и с московской родней обязательно встретятся.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 115 (5402) от 23 июня 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Ищу маму
Роботы среди нас
Какова роль нового для нашей страны вида технического творчества в профориентации молодежи?
Вячеслав Астафьев
Читайте в этом номере: