17:06 МСК
Суббота
28 / 11 / 2020
759

Туризм в гармонии с природой

Чего не хватает нашим нацпаркам и заповедникам для привлечения туристов

Сегодня все большую популярность набирает такой вид туризма, как экологический. Исключением не является и Рязанская область – на нашей территории много уникальных живописных ландшафтов. Эти места могут вызвать настоящий восторг у любителей активного отдыха вдали от цивилизации, вот только условия для туристов здесь, как правило, оставляют желать лучшего. О проблемах и тенденциях в сфере «зеленого» туризма в России – наш разговор с экспертом в области создания экологических маршрутов для особо охраняемых природных территорий (ООПТ), ведущим научным сотрудником географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Верой Павловной ЧИЖОВОЙ.

Вера Павловна побывала на Рязанщине в рамках проходившего I Международного экологического форума. В своем выступлении она рассказала о создании экологической тропы для маломобильных посетителей в национальном парке «Смоленское Поозерье». С этого мы и начали нашу беседу.

 – Вера Павловна, много ли в России «безбарьерных» экологических троп?

В.Ч. – В большинстве парков Москвы разговор об этом ведется, и не первый год. Кое-где «безбарьерные» экологические тропы уже появились. Что касается ООПТ нашей страны в целом, до сих пор мне приходилось видеть такую тропу только в Байкальском биосферном заповеднике. Поэтому когда в конце 2015 года мой хороший друг, директор национального парка «Смоленское Поозерье» Александр Семенович Кочергин предложил мне поучаствовать в создании первой «безбарьерной» тропы на территории его нацпарка, я немедленно согласилась.

 – Как выглядит эта тропа?

В.Ч. – Длина маршрута – 1020 метров. За основу была взята до недавнего времени действующая кольцевая экотропа «Вокруг Поозерья». Работа выполнялась по договору с Ассоциацией заповедников и национальных парков Северо-Западного региона в рамках реализации проекта Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ». На всем протяжении тропы был сделан деревянный настил со специальными бортиками, в болотистых и низинных местах – мостки с перилами. Тропа оборудована информационными стендами, есть красивая смотровая площадка на Баклановском озере с удобным спуском к ней. Ближе к концу тропы размещена полевая лаборатория – деревянный настил в виде круга, в центре которого установлен стол с оборудованием. Посетители по ходу маршрута набирают воду во встреченных по пути водоемах разного типа – в озере, болоте, ручье, а затем в полевой лаборатории сравнивают ее химический состав.

 – С какими сложностями пришлось столкнуться при создании тропы, доступной маломобильным посетителям?

В.Ч. – На самом деле официальных документов, касающихся благоустройства полевых маршрутов для людей с ограниченными физическими возможностями применительно к ООПТ, в нашей стране нет. Нам очень помогли в работе давние друзья нацпарка из реабилитационного центра «Вишенки» для детей и подростков с ограниченными возможностями, который находится в 300 км от Смоленска. С их участием был проведен тест-драйв инфраструктуры экотропы, что позволило заранее учесть все возможные нюансы.

 – А как обстоят дела в этой сфере в других странах мира?

В.Ч. – Потрясающие примеры экотроп, доступных для всех, есть в Канаде. Там живет моя выпускница Лена Наумова, к которой мы приезжали в гости с внуком несколько лет назад. Одно из наших совместных путешествий по национальным паркам Канады мы совершили с семьей мальчика-колясочника. И сейчас они прислали мне много удивительных фотографий – как он плавает в озере на специальном плоту, как передвигается в разного типа колясках по деревянному настилу, песчаному пляжу, по горной тропе. В Амстердаме я видела тропу, оборудованную для слабовидящих и слабослышащих. Особое покрытие, бортики, специальные указатели с информацией шрифтом Брайля и аудиостенды – это все реальность, до которой нам пока далеко.

Замечу, что в этом направлении мы всегда находимся в роли догоняющего. Сравните: первый национальный парк в США Йеллоустон появился в 1872 году, а в Советском Союзе – только в 1971-м. Что такое национальный парк? Его задача – сохранить природу и показать ее людям. У нас же все природные богатства раньше всегда были в собственности государства, и мы привыкли к тому, что каждый может идти, ехать, плыть куда хочет и смотреть природные красоты, какие захочет. Без разрешения нельзя было посещать лишь заповедники. Потому у нас создание национальных парков продвигалось с таким трудом. Еще одно препятствие на этом пути связано с тем, что национальный парк – это территория федерального значения, и регионы не спешат отдавать свои площади «под контроль Москвы». К примеру, у нас на Камчатке по-прежнему нет ни одного национального парка, а только природные – регионального подчинения.

 – Мы плавно перешли к проблемам наших ООПТ. Чего им не хватает для привлечения туристов?

В.Ч. – У нас часто можно услышать такие рассуждения: пусть у них там, за рубежом, теплый душ, теплый туалет, зато у нас на одном гектаре столько краснокнижных видов! Это позиция неверная. В зонах туризма должны быть не только привлекательные природные объекты, но и необходимые объекты инфраструктуры, элементы благоустройства, созданные специально для посетителей. Их отсутствие обусловлено, конечно, нашей бедностью. К сожалению, охраняемые территории у нас всегда финансировались по остаточному принципу. Но отмечу, что и за рубежом нацпарки находятся на госбюджете, тем не менее государство понимает, какую экономическую выгоду они приносят: приезжая в нацпарк, вы очень много вкладываете в развитие территории региона и страны в целом.

 – А если люди нарушат хрупкое экологическое равновесие? Насколько вообще совместимы туризм и охраняемые природные территории?

В.Ч. – Во-первых, надо помнить, что для туристов открыта обычно не вся территория ООПТ. В каждом нацпарке, помимо рекреационной зоны, есть зоны другого назначения – заповедные и особо охраняемые. Они находятся в стороне от популярных маршрутов, и в них действуют более жесткие ограничения на посещение или таковое вообще запрещено.

Кроме того, существует такое понятие, как допустимая рекреационная нагрузка: сколько посетителей в день, в месяц, за год можно пропустить через ООПТ без ущерба для природы. Недавно у меня вышла книга, посвященная этой теме. В первой ее половине я привожу количественные показатели допустимых нагрузок, а во второй – рассказываю о мировом опыте. Оказывается, сегодня уже нигде в мире метод определения точных количественных норм, какой используем мы, не применяется, потому что в этом случае люди забывают о том, что надо сделать для природы, чтобы поддерживать эти нормы. Когда сделано благоустройство, хотя бы минимальное, то на территорию можно пустить и сорок, и сто человек. Если же там нет ничего, то и при меньшей нагрузке территория быстро придет в негодность. Грамотные управленческие решения могут быть эффективнее запретов и ограничений.

 – Есть ли за рубежом проблема вандализма по отношению к природе и как с ним бороться?

В.Ч. – В моей книге «Школа природы» целая глава посвящена этому вопросу. Как рассказывали мне в Йеллоустоне, там упор делается не на запреты и штрафы, а на разъяснительную работу и благоустройство. Важно, чтобы посетители троп чувствовали заботу о себе. Нельзя надолго оставлять незаконченное строительство, какие-то недоделки. Нельзя допускать скопления даже незначительного количества мусора на стоянках. Надо вовремя ликвидировать обнаруженные «автографы» на природных и культурных объектах.

В этом деле имеет значение и текст на информационных стендах. Он должен быть не жестким и назидательным, а приветливым и доброжелательным. Вместо запретов лучше использовать краткую и выразительную стихотворную форму. Приведу слова словацкого поэта Гвездослава, которые я прочла в 1977 году на экотропе в национальном парке «Мала Фатра»: «Я сорвал цветок – и он увял. Я поймал мотылька – и он умер у меня на ладони. И тогда я понял, что прикоснуться к красоте можно только сердцем». Это была первая экотропа в моей жизни, по которой я прошла. Я приехала в Россию, написала о своей поездке в газете, потом в книге, потом в буклете… Теперь эти слова – на стендах практически всех экотроп России.

 – Спасибо за беседу!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 132 (5419) от 21 июля 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

В Рязани приступили к благоустройству парка имени Гагарина

Добровольцы Рязани вывезли с двух солотчинских пляжей более 160 кг мусора

В Рязанской области благоустроили святой источник Пророка Илии

Ищу маму
Мечта в линиях и пятнах
Художница Александра Николаенко помогает рязанцам познать себя через рисование
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: