20:40 МСК
Среда
01 / 04 / 2020
451

Их становится все меньше

Неужели исчезнут последние «реликты» нашей израненной природы?

В наш стремительно развивающийся век наступление человека на дикую природу происходит все активнее. Сегодня в многострадальной Мещере уже нет таких мест, где существо разумное не оставило бы свой след. Тут и отгремевшая в недалеком прошлом мелиорация, и окультуривание земель под посевные площади, и растущие как грибы новостройки с обширной сетью дорог в исконных местах обитания диких животных. Это привело к тому, что многие живые «реликты» нашей израненной природы стали настолько редкими, что пришло время бить тревогу.

Когда-то малый зуек в Рязанской области большой редкости не представлял. Этот размером с воробья куличок всегда встречался на песчаных берегах и косах по отмелям рек и озер. Тут он кормился и выводил птенцов. Его гнездо – небольшая ямка прямо на голом песке с кладкой, как и у всех куликов, из четырех грушевидной формы яиц. Их покровительственная окраска настолько совершенна, что можно пройти рядом и гнездо не заметить. И все же, несмотря на столь безупречную маскировку гнезда, это не спасает его от гибели. Дело в том, что в жаркие дни лета песчаные берега рек и озер становятся самым желанным местом для отдыха людей. Тут купаются, загорают, катаются на лодках, рыбачат. Какие уж тут кулики! Их попросту распугивают, а неприметные для глаз человека гнезда – затаптываются.

Однако настоящей катастрофой, приведшей к резкому сокращению этой несчастной птички, стала уже «набившая оскомину» пресловутая мелиорация. После проведения определенного комплекса работ по осушению заболоченных земель резко упал уровень грунтовых вод. В результате весенние разливы рек стали редким явлением и служившие многие годы места гнездования малых зуйков теперь заросли травой и кустарником. Гнездиться им стало негде. Чтобы хоть как-то выжить, кулички вынуждены приспосабливаться к новым условиям существования. Их гнезда теперь можно встретить в отвалах строительного мусора – опилок, щебня, шлака и прочего хлама, выбрасываемого вблизи водоемов. Вот только гнездование в непривычных для них островках жизни успешным не бывает. Тут гнезда либо заваливаются все тем же мусором, либо их «демаскированная» кладка опустошается вездесущими воронами. А значит, это несчастное творение природы обречено на исчезновение.

И вот еще кто заслуживает пристального внимания. Ученые до сих пор недоумевают: как до нашего времени могла дожить такая древняя и такая крупная птица, как глухарь? Ведь преследовалась она человеком издревле. Вот и сегодня, проявляя гастрономический интерес к этому обитателю глухих лесов, многие охотники держат его на прицеле как желанную добычу. Каждую весну, когда глухари приступают к своим сольным концертам, в лесах Мещеры то тут, то там гремят выстрелы. И хотя охота на эту древнюю птицу запрещена, выстрелы браконьеров на глухариных токах не стихают. Но если раньше, до осушения Мещеры, глухаря от полного истребления спасали болотные топи, кои служили надежной преградой для охотников, то теперь с появлением многочисленных дорог обладателям ружей доступен любой уголок леса, и древнейший обитатель нашей фауны стал беззащитен.

Известно, что в Рязанской области глухарь обитает главным образом в северных и северо-восточных лесных районах. В результате учета 1960 года, проводимого охотоведами области, было установлено обитание здесь около 1,6 тысячи птиц. Огромными были и глухариные тока. Лесничий из Деулина Василий Николаевич Качанов рассказывал мне, что только с одного места тогда можно было услышать более сорока токующих птиц. В наше время такое количество глухарей на токах нереально, от былого числа остались жалкие крохи. Точной цифры, правда, сейчас никто не знает. Но если учесть, что еще три десятилетия назад в лесах на удалении 50-ти километров от Рязани насчитывалось 9 больших глухариных токов (более пяти птиц), то теперь их, по данным регионального отделения Союза охраны птиц России, осталось всего четыре. Да и к ним уже проторили тропу браконьеры.

Наряду с браконьерством, пагубными для глухаря стали повсеместные вырубки высокоствольного хвойного леса в районах верховых болот, а также пожары, которые «выкуривают» из глухих чащ всех обитателей, обрекая их на верную гибель.

В 2000-х годах было замечено: в Рязанской области стали крайне редко встречаться на гнездовании малая крачка, желтоголовая трясогузка, дубровник, зимородок, кобчик, пустельга, скопа, большой веретенник. А такого кулика, как большой кроншнеп, который в Мещере еще пару десятилетий назад изредка гнездился небольшими колониями на сырых лугах и заболоченных торфяниках, теперь можно встретить только на весеннем пролете, когда он транзитом летит на Север. Одни птицы исчезают из-за такого значительного для них фактора, как беспокойство человеком, другие – из-за сокращения мест гнездования, которые в результате отсутствия весенних разливов стремительно зарастают древостоем.

Касаясь исчезающих из нашей природы зверей, необходимо упомянуть рысь. Как это ни печально, но в настоящее время встретить лесную кошку практически невозможно. И не потому, что она избегает близости человека и ведет скрытный образ жизни, а потому, что за последние два десятилетия рысь в мещерских лесах стала настолько редкой, что даже следов ее присутствия нигде не находят. А ведь еще полвека назад это очаровательное создание природы было широко распространено во всех лесных районах, встречалась она даже в окрестностях Солотчи. Помимо зайцев, птиц и мышей, которые составляют основную часть ее питания, лесная кошка, бывало, наведывалась даже в поселения человека с целью поохотиться на кур. Поэтому там, где поднаторевшие на ловле хохлаток рыси представляли серьезную угрозу куриному племени, их прилежно отстреливали.

Однако главная беда для лесной кошки пришла в 90-х годах минувшего века, когда у охотников из числа «новых русских» появилась мода на чучела. Мода эта быстро переросла в эпидемию. Наряду с редкими видами птиц – орланами, совами, соколами – под раздачу угодила и рысь. Было престижно иметь в своем особняке чучело этого зверя, модным было и преподносить его в день рождения тому или иному чиновнику. В результате этой эпидемии рысь практически исчезла из наших лесов. Исключением является лишь территория Окского заповедника, где все живое находится под строгой охраной. Для оставшейся горстки лесных кошек заповедник теперь представляет своеобразный «Ноев Ковчег».

Кстати сказать, в наше время заповедный «Ковчег» позволяет избегать издержек современной жизни даже лосям. Неглупые эти звери уяснили: в осенне-зимнее время охотники их преследуют везде, кроме заповедной территории. Поэтому с наступлением осени они еще до открытия охоты отовсюду устремляются туда, чтобы пережить зиму в стороне от ружейных выстрелов.

Однако это далеко не все представители нашей фауны, которых год от года становится все меньше. Рассказать обо всех в рамках одной публикации невозможно. Все понимают: спасать живность необходимо. Вот только, как это сделать, никто не знает. Попытки, конечно же, предпринимаются. Но должного результата они не дают. И человек, продолжая разрушать природу, уподобляется губительному вирусу, паразитирующему на планете Земля.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 152 (5439) от 25 августа 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Какой досуг без шахмат?
Игра становится все популярнее среди ветеранов
Заречный: реалии и мечты
Как живут люди в населенном пункте, где предприятие перестало быть бюджетообразующим?
Вячеслав Астафьев
Читайте в этом номере: