14:27 МСК
Суббота
24 / 10 / 2020
328

Полковая разведка

Воспоминания о войне передаются в семьях из поколения в поколение

Мой отец Алексей Лаврентьевич был ровесником XX века (он родился в 1900 году). Когда началась Великая Отечественная война, ему был 41 год, и он не подлежал призыву в армию (призывали 1905 г.р. и моложе). Он пошел в рай­военкомат и просил послать на фронт. Просьбу удовлетворили, хотя на то время у него были жена и трое детей – 1929, 1932 и 1939 годов рождения. В пункте формирования новобранцев поставили в шеренгу, распределили быстро.

К отцу подошел офицер с 2-мя шпалами в петлицах – майор. Посмотрел на него и сказал: «Вы ведь призыву, согласно указу Верховного Совета, не подлежите». Он был примерно возраста отца, около 40 лет. Отец ответил, что он член партии ВКПб ленинского призыва с 1924 года. Поговорив с отцом, майор сказал: «Я вас, Алексей Лаврентьевич, определю». И направил в полковую разведку. На рукаве полученной гимнастерки – звезда и звание политрука, что примерно соответствовало званию лейтенанта. Дальше я привожу воспоминания отца, Алексея Лаврентьевича Коленько, полкового разведчика:

– Пришел я в свое подразделение, познакомился с солдатами-разведчиками. Командовал подразделением 24-летний ст. лейтенант Петр Кленов. Постепенно я стал вникать в тонкости службы разведчиков. В разведку брали только добровольцев. И не обязательно рослых солдат. Главные качества разведчика – ловкость, смелость, решительность, сообразительность. Постоянно тренировались в маскировке на местности, преодолении полосы препятствий, метании гранат, стрелковой подготовке, изучили стрелковое орудие противника.

Я считался как бы замом командира подразделения и водил людей за линию фронта (группа разведчиков 5 – 7 человек). Обычно перед выходом инструктаж проводил комполка или офицер разведки из нашей дивизии: построение, осмотр обмундирования, обуви, оружия, НЗ по питанию. Ну и еще всякие тонкости по проходу через линию фронта, обозначалось место, и время, когда будем возвращаться, обеспечение прикрытия и помощи. У всех проверяю: граната «лимонка» должна быть на груди, под одеждой – шнур, в случае чего зубами дернул, и все.

Уходили на задания без документов, понимали: если попадешься немцам, пощады не будет, расстреляют, но перед этим будут «жилы рвать» – пытать. Паек обычный: сухари, ветчина, это уже позже, когда приходила помощь из США (второй фронт, как мы прозвали), были и тушенка, галеты, шоколад, яичный порошок в крышку от котелка засыпал, немного воды на маленький огонь – вот тебе и омлет горячий. В случае ранения раненого несли, бросать его не было и в мыслях, даже если ранение тяжелое.

Мы ходили за линию фронта на 10 – 15 км в ближайший оперативный район противника, чтобы узнать и постараться определить силы немцев. В случае захвата «языка» у нас были ребята, знавшие более-менее немецкий язык. Ценного «языка», а если повезет, то и офицера, вели с собой. В установленное время подходили к месту перехода переднего края. Переходили обычно ночью. Нам подавали сигнал ракетами, чтобы не было заметно, так как и мы, и немцы ночью пускали ракеты, освещая нейтральную полосу. Бывали случаи, когда теряли людей уже после рейда, на выходе к своим. Очень жалко было ребят, но война есть война.

Да, награждали нас, но за дело и не очень щедро: медалями «За отвагу», «За боевые заслуги»; орденом Красной звезды.

Была у нас девушка – радистка Оля. Классный радист. Однажды попросилась в рейд с нами, я сказал командиру и под личную ответственность взял. В рейде показала себя молодцом, рации у нас были не такие легкие, как сейчас. Ребята помогали ей и по очереди несли рацию. Разведданные она передавала быстро. А мы тут же из этого места уходили. Немцы ведь тоже «веников не вязали»: у них техника хорошая, засечь место нашего нахождения – дело быстрое. Но и мы не лыком шиты. Отдых у себя – и снова в рейд. Разведданные нужны как воздух.

Вспоминается случай. Зима была снежная, снег по пояс. Что делать, в сапогах или валенках – пропадешь. В хозвзводе был солдат, умевший плести лапти. А где лыко липовое найти? Он говорит: могу сплести из веревок. Нашли веревки, и он быстро их сделал. На ноги носки шерстяные, а поверх «онучи» – портянки, только длинные и узкие. Накрутил «онучи», ногу в лапте закрепил и все.

Построил ребят. Пришел офицер из разведки дивизии. Я его знал хорошо. Доложил о готовности группы. Он посмотрел на нас и мне говорит: «Алексей Лаврентьевич, что же мы позорим свою армию, что, у нас нет обуви?» А я ему отвечаю: в ваших сапогах через час ноги окоченеют, снег попадет за голенище, портянки и носки сырые, сразу в мороз замерзну. А в лаптях снег не прилипает, ноги сухие. Если «онучи» промокли, на маленьком костерке мы их высушим враз. Он посмотрел, дал инструктаж, а мне сказал: «Возвращайтесь живыми».

В одном из рейдов я был тяжело ранен в ногу. После госпиталя – комиссия. Признали ограниченно годным.

Но председатель комиссии на меня посмотрел и говорит: «Поедешь на прежнее место службы, твой боевой опыт – бесценный». Вот так мы воевали.

Уже после войны мой сослуживец из Смоленской области прислал письмо и просил приехать к нему повидаться. Я ехал к нему с тяжелым сердцем, словно что-то предчувствовал. Собрались в его избе. Пришли и другие фронтовики, человек 15 – 20.

Скромный стол – время послевоенное, тяжелое. Разговоры, воспоминания. Мой товарищ по разведке, Василий, к которому я приехал в гости, налил в стакан, встал и говорит: «Вот мой друг – он мне как отец родной был на фронте. Алексей Лаврентьевич, за тебя и твое доброе сердце».

И вдруг повалился на пол. Мы к нему. Дышит слабо, рядом соседка – медсестра, подбежала, послушала и говорит: «Васи больше нет». Наверное, от радости, что встретились, не выдержало сердце. А мы ведь с ним служили где-то 1,5 – 2 года, для войны это очень большой срок. У меня все оборвалось внутри: приехал на встречу, а вышло – на похороны.

Часто вспоминаю всех своих ребят, которые отдали жизни за Победу. Им бы жить и жить. Но… всегда будут они в моем сердце.

Записал Валерий Коленько

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 7 (5517) от 19 января 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Дорожный просвет
Впервые за последние годы ситуация на автотрассах области улучшена по большинству показателей
Вячеслав Астафьев
История в теории и на практике
Клуб археологов им. В.А. Городцова начал свою работу после зимних каникул
Иван Попов
Читайте в этом номере: