22:17 МСК
Среда
21 / 10 / 2020
270

Терпение и мужество

Что бы ни случилось, наш народ во все времена был предан родной земле
труженики тыла, ученики Зубенковской начальной школы 
со своей учительницей Марией Николаевной Цветаевой. Снимок сделан 
ее мужем, корреспондентом областной газеты «Сталинское знамя»
На снимке: труженики тыла, ученики Зубенковской начальной школы со своей учительницей Марией Николаевной Цветаевой. Снимок сделан ее мужем, корреспондентом областной газеты «Сталинское знамя»

Некоторые современные «историки» пытаются искать «новые» взгляды на события Великой Отечест­венной войны. Но самая подлинная история – это свидетельства очевидцев. Автор публикуемых воспоминаний – из поколения «детей войны». С самых первых ее дней он своими глазами видел, что даже в самые трудные моменты народ ни за что не захотел бы смириться с завоевателями, проявляя мужество и терпение.

Жизнь в деревне шла со своими обычными заботами. Наступил июнь 1941 года, население готовилось к сенокосу. О начале войны мы узнали только на следующий день, когда приехал почтальон с Вышетравинского почтового отделения. Вся связь была через почтальона, который регулярно, каждый день, в одно и то же время проезжал через нашу деревню – а обслуживал он все деревни нашего Зубенковского сельсовета. Вот он-то и вручал повестки мужикам на фронт.

Слез было много! У председателя сельсовета два сына уже служили на Черном море. У председателя колхоза в первую неделю ушел на фронт зять. За неделю войны деревня заметно опустела. Но работа (сенокос) не ждет! Ребятам из моего класса было по 11 лет, и мы еще не могли косить траву – силенок не хватало: заготавливать сено взялись женщины. Но и для нас работа в колхозе нашлась: по заданию председателя мы пахали землю двухлемешным плугом.

После сенокоса подошла пора уборки хлебов. По времени это вторая половина или третья декада июля. С началом уборки колхозники, как обычно, ждали аванс ржи с первой уборки, но вместо этого было собрание всех колхозников, на котором председатель колхоза и председатель сельсовета объявили, что на трудодень никакого аванса не будет и что по результатам года трудодень не будет отовариваться. Весь урожай приказано сдать в фонд государства. Это относится и к сдаче овощей.

При этом председатель колхоза сказал:

– Предупреждаю: кто тайно унесет хоть карман зерна, будет арестован и осужден. И на меня, бабы, потом не обижайтесь. Я всех предупредил!

На собрании выступил постоянный представитель райисполкома. Он объяснил положение дел на фронте и то, что немец прет к Рязанской области. Немцами заняты многие хлебные области, а поэтому все зерно надо сдать государству, надо кормить армию и город. Всем придется обходиться только своим подсобным хозяйством.

Такие собрания прошли во всех деревнях нашего сельсовета. И вот в соседней деревне Подиково председатель колхоза Иван Васильевич Ананьин все-таки тайно, ночью, раздал каждому дому по 8 килограммов ржи. Буквально в ближайшие два-три дня туда приехал участковый на пролетке, забрал председателя и увез его в Рязань. Больше о нем никто и никогда не слышал. Участкового мне довелось встретить спустя 40 лет. Я его узнал не сразу. Однажды в разговоре спросил, где он работал в 1941 году? Он сказал, что в милиции. «Значит, это ты увез Ивана Васильевича?» – задал ему вопрос. – «Да, – ответил он. – И был тогда прав. Ты рассуждаешь с позиции сегодняшнего дня, а вспомни, что тогда было?»

Мы долго и не один раз обменивались воспоминаниями, и я пришел к выводу: нужна была дисциплина!

Пока шел обмолот зерновых, наступил конец сентября, ударили морозы, и вся картошка осталась в поле. На своих огородах картошку колхозники убрали до морозов – не потому, что они их предчувствовали, а просто использовали мало-мальски свободное время – до самой темноты. Колхозную картошку, которая осталась в поле, начали копать в апреле 1942 года по мере того, как позволяла земля. Этой картошкой питались, а свою берегли для посадки. Все, что вырастало в колхозе, сдавали в фонд государства.

Где-то в ноябре сорок первого пришло указание из района: готовить к эвакуации весь колхозный скот. Указали направление: перегнать через Оку в Спасский район. Во второй половине ноября коров и овец угнали три погонщика. За Окой после сенокоса осталось много стогов сена. Погонщики в этих стогах делали себе укрытие от мороза.

В декабре пришло указание о возврате скота. Все обрадовались, но радость была преждевременной. По разным причинам возвратилось чуть больше половины скота. Но и тот скот, что вернулся, кормить было почти нечем. Фуража нет, сена мало. Остались солома да мякина. У колхозников с кормами дело было совсем плохо. Прошла зима, подошел март. В некоторых дворах коровы перестали подниматься – корма нет.

Надо отдать должное председателю колхоза Ивану Гавриловичу Федину (опытному хозяину). Он собрал правление, и там решили: каждую корову поднять и подкармливать всем селом. Корову, которая не поднималась, поднимали мужики длинными ремнями и веревками и подвешивали к перекладине под крышу, но так, чтобы она ощущала опору. Вот в таком состоянии ее принудительно кормили кто чем мог. И ведь отстояли коров, дотянули их до первой травки.

Подходила пора посевной и посадки овощей и картофеля, а семян нет и картош­ки нет. Опять правление колхоза собирает людей. Предлагается сажать картошку черенками.

Тяжело восприняли колхозники это предложение, но деваться-то некуда. Распределили по каждому дому, кто и сколько должен заготовить (в килограммах) черенков и сохранить до посадки. Так как это было впервые, то сказали, что каждый черенок по срезу должен быть положен на золу. В результате всего этого черенки сохранились, картошка была посажена – на своих огородах и в колхозе…

Вот как мы тогда жили и работали! И так вся страна. Это и называлось: все для фронта, все для победы.

Михаил Васильевич Зайцев
г. Рязань

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 9 (5519) от 24 января 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Зазаборье на современный лад
Вячеслав Астафьев
Хлебный год «Кораблинских родников»
Творческие люди района запланировали создать ансамбль и провести научную конференцию
Читайте в этом номере: