23:25 МСК
Воскресенье
09 / 08 / 2020
317

Для каждого он – свой

Сегодня исполнилось бы 80 лет Владимиру Высоцкому

Когда случилось мое первое знакомство с Высоцким? В домике, затерянном среди вишневых садов на улице Фестивальной, что неподалеку от станции метро «Речной вокзал». Здесь, в доме друга отца, трое его сыновей на старом катушечном магнитофоне практически беспрерывно крутили кем-то не очень умело записанные его песни. У каждого, с учетом разницы сыновей в возрасте, были свои предпочтения, поэтому за магнитофон шла постоянная борьба, которую, как правило, выигрывал старший. Это уже потом, в студенческую пору, были концерты, была легендарная Таганка, куда чудом добывали билеты… Но то, самое первое знакомство стало прологом в мир творчества Высоцкого – мир сложный, неоднозначный, в котором он прокладывал свою, непохожую на другие, колею.

Сегодня нет того домика, нет вишневых садов. Улица Фестивальная, сменив статус столичной окраины, стала обычной московской улицей, застроенной многоэтажками. И уже подросли внуки у тех, кто тогда, в шестидесятые, только открывал это имя – Высоцкий. А он по-прежнему звучит, только теперь уже с других дисков, флешек. И это не просто песни, стихи – ложатся кирпичики, создающие мировоззрение.

Накануне 80-летия поэта, певца, артиста ВЦИОМ провел опрос, результаты которого свидетельствуют: имя Высоцкого известно 99 процентам россиян, около трети считают его кумиром ХХ века. Он занял вторую после Юрия Гагарина строку в народном рейтинге. Вот как комментирует результаты опроса генеральный директор ВЦИОМ, кандидат психологических наук Константин Абрамов: «Владимир Семенович Высоцкий оказался не только кумиром для поколения советских людей 60-70 годов ХХ века, певцом, артистом, но и человеком, который известен абсолютному большинству россиян спустя почти 40 лет после смерти. Жеглов на экране, автор «Песни о друге», его песни оцифрованы, перекочевали с «бабин» советских магнитофонов, а образ бескомпромиссного сыщика УгРо стал прототипом многочисленных сериалов уже постсоветской эпохи».

… «Песня о друге», «Кони привередливые», «Охота на волков», «Я не люблю...», «Парус», «Ноль семь…», «Он не вернулся из боя». У каждого из нас – свой Высоцкий. И он по-прежнему с нами.


Еще не вечер

Четыре года рыскал в море наш корсар, –
В боях и штормах не поблекло наше знамя,
Мы научились штопать паруса
И затыкать пробоины телами.

За нами гонится эскадра по пятам.
Ha море штиль – и не избегнуть встречи!
Но нам сказал спокойно капитан:
«Еще не вечер, еще не вечер!»

Вот развернулся боком флагманский фрегат –
И левый борт окрасился дымами –
Ответный залп – на глаз и наугад –
Вдали пожар и смерть. Удача с нами!

Из худших выбирались передряг,
Но с ветром худо, и в трюме течи, –
А капитан нам шлет привычный знак:
Еще не вечер, еще не вечер!

На нас глядят в бинокли, в трубы сотни глаз –
И видят нас от дыма злых и серых, –
Но никогда им не увидеть нас
Прикованными к веслам на галерах!

Неравный бой. Корабль кренится наш, –
Спасите наши души человечьи!
Но крикнул капитан: «На абордаж!
Еще не вечер! Еще не вечер!»

Кто хочет жить, кто весел, кто не тля –
Готовьте ваши руки к рукопашной!
А крысы пусть уходят с корабля –
Они мешают схватке бесшабашной!

И крысы думали: а чем не шутит черт, –
И тупо прыгали, спасаясь от картечи.
А мы с фрегатом становились к борту борт, –
Еще не вечер, еще не вечер!

Лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза, –
Чтоб не достаться спрутам или крабам –
Кто с кольтом, кто с кинжалом, кто в слезах. –
Мы покидали тонущий корабль.

Но нет! Им не послать его на дно –
Поможет океан, взвалив на плечи, –
Ведь океан-то с нами заодно,
И прав был капитан – еще не вечер!

1968 г.

Я из дела ушел

Я из дела ушел, из такого хорошего дела!
Ничего не унес – отвалился в чем мать родила.
Не затем, что приспичило мне, – просто время приспело,
Из-за синей горы понагнало другие дела.

Мы многое из книжек узнаем,
А истины передают изустно:
«Пророков нет в отечестве своем», –
Да и в других отечествах – не густо.

Растащили меня, но я счастлив, что львиную долю
Получили лишь те, кому я б ее отдал и так.
Я по скользкому полу иду, каблуки канифолю,
Подымаюсь по лестнице и прохожу на чердак.

Пророков нет – не сыщешь днем с огнем, –
Ушли и Магомет, и Заратустра.
Пророков нет в отечестве своем, –
Да и в других отечествах – не густо.

А внизу говорят – от добра ли, от зла ли, не знаю:
«Хорошо, что ушел, – без него стало дело верней!»
Паутину в углу с образов я ногтями сдираю,
Тороплюсь, потому что за домом седлают коней.

Открылся лик – я стал к нему лицом,
И он поведал мне светло и грустно:
«Пророков нет в отечестве своем, –
Но и в других отечествах – не густо».

Я взлетаю в седло, я врастаю в коня – тело в тело, –
Конь падет подо мной, – но и я закусил удила!
Я из дела ушел, из такого хорошего дела,
Из-за синей горы понагнало другие дела.

Скачу – хрустят колосья под конем,
Но ясно различаю из-за хруста:
«Пророков нет в отечестве своем, –
Но и в других отечествах – не густо».

1973 г.

 

Песня о времени

Замок временем срыт и укутан, укрыт
В нежный плед из зеленых побегов,
Но развяжет язык молчаливый гранит –
И холодное прошлое заговорит
О походах, боях и победах.

Время подвиги эти не стерло:
Оторвать от него верхний пласт
Или взять его крепче за горло –
И оно свои тайны отдаст.

Упадут сто замков и спадут сто оков,
И сойдут сто потов целой груды веков, –
И польются легенды из сотен стихов
Про турниры, осады, про вольных стрелков.

Ты к знакомым мелодиям ухо готовь
И гляди понимающим оком, –
Потому что любовь – это вечно любовь,
Даже в будущем вашем далеком.

Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась,
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость.

Но не все, оставаясь живыми,
В доброте сохраняли сердца,
Защитив свое доброе имя
От заведомой лжи подлеца.

Хорошо, если конь закусил удила
И рука на копье поудобней легла,
Хорошо, если знаешь – откуда стрела,
Хуже – если по-подлому, из-за угла.

Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом!
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но не правда ли, зло называется злом
Даже там – в добром будущем вашем?

И во веки веков, и во все времена
Трус, предатель – всегда презираем,
Враг есть враг, и война все равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна –
И всегда на нее уповаем.

Время эти понятья не стерло,
Нужно только поднять верхний пласт –
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут на нас.

Ныне, присно, во веки веков, старина, –
И цена есть цена, и вина есть вина,
И всегда хорошо, если честь спасена,
Если другом надежно прикрыта спина.

Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки – из прошлого тащим, –
Потому, что добро остается добром –
В прошлом, будущем и настоящем!


Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 10 (5520) от 25 января 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
«Не умрет русская храбрость слова»
В январе отмечается день рождения замечательного советского поэта Павла Васильева
Вячеслав Чирков
Центральная пресса о Рязани и Рязанской области
Читайте в этом номере: