11:17 МСК
Среда
28 / 10 / 2020
554

Исторический контекст

По мере того, как события отдаляются, они видятся иначе

Всех известных мне ученых-историков я мысленно разделяю на две группы. Первые – углубленно сосредоточены на своей теме, дисциплине. Работают подолгу и тщательно, публикуются редко, но существенно. Знают себе цену и чрезвычайно немногословны, но точны в оценках, формулировках, ссылках. Каждая их новая работа – новая ступень в постижении науки.

Другие – социально активны, деятельны, легко дают интервью, участвуют в общественной жизни, присутствуют в медиапространстве, при этом успевают и в архивах работать, и в библиотеках сидеть, и публиковаться, и комментировать публикации. Они много успевают и нужны миру, ибо история – наука общественная, и обществу интересно, чем она живет. Общество любит с историками общаться.

Александр Федорович Агарев – как раз из таких, деятельных историков. Он, лауреат Государственной премии имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, профессор Рязанского государственного университета, руководит кафедрой истории России, много работает, практически ежегодно выпускает хотя бы одну книгу. Занимается со студентами и аспирантами, участвует в работе военно-исторического общества, выступает на конференциях и заседаниях «круглых столов», в презентациях и краеведческих чтениях... Как-то даже трудно представить себе, что Александру Федоровичу Агареву исполняется 70 лет. Но это так.

С ним мы разговариваем сегодня о пути в науку, о путях развития науки, и о том, как нужна, необходима нам историческая наука в нашей, наполненной спорами и событиями жизни.

Быть тебе историком...

Р.В. – Александр Федорович, в какой семье Вам смогли привить интерес и любовь к истории?

А.А. – В семье сельской интеллигенции. Отец, Федор Алексеевич, и сестра Ирина в разное время заведовали сельской библиотекой. Сами понимаете, я имел доступ к книжным полкам с самыми разнообразными изданиями, читал запоем, особенно историческую литературу. А потом был в моей жизни школьный учитель, участник войны Виктор Иванович Турусов. Он многих из нас лицом к истории развернул, зажег интерес к прошлому – давнему и недавнему. Войну прошел Виктор Иванович, было о чем рассказать. Он первый мне и сказал: быть тебе историком...

Р.В. – Но ведь вы не сразу пришли на исторический факультет. Была в вашей жизни и другая страница.

А.А. – Была. Школу окончил в 1966 году, поступил в Рязанское высшее военное училище связи. Как многие тогда, я увлекался радио. Но в военном училище случилась встреча, которая во многом определила будущее. Преподаватель истории Алексей Алексеевич Свеженцев так нам читал лекции и проводил занятия, что ни о чем другом, кроме занятий исторической наукой, уже и думать не хотелось. Хотя закончил я училище в 1969 году с золотой медалью, остался на службе в должности секретаря комитета комсомола учебного батальона. Диплом с отличием давал мне право при поступлении в вуз сдавать всего один, профильный экзамен. Я решил попробовать, сдал на отлично историю и стал студентом заочного отделения исторического факультета. Окончил его в 1978 году, а через год получил диплом об окончании Военно-политической академии имени В.И. Ленина. Военную службу продолжал в Группе советских войск в Германии, но мысль о занятиях историей не отступала. Поступил в аспирантуру при Рязанском пединституте, защитил кандидатскую диссертацию, стал работать над докторской диссертацией. С 1998 года работаю в РГУ имени С.А. Есенина.

Отрицание отрицания

Р.В. – Это ведь было интереснейшее для отечественной исторической науки время. Открылись архивы, стали доступны новые документы...

А.А. – Да, время для историков было благодатное. Однако не все было так просто, как кажется. Мы пережили непростой период бездумного отрицания многих прежних достижений науки, столкнулись с фактами фальсификации истории в политических целях, утратили целые научные школы. В бывших советских республиках – новых суверенных государствах формировались собственные подходы к изучению и интерпретации фактов не только советского, но и более ранних периодов истории России. Ушло на второй план изучение истории советского периода.

А мне был интересен именно этот советский период, в нем крылись истоки не только многих наших сегодняшних проблем, но и первооснова современной экономики. До сих пор работают предприятия, созданные в советские годы, мы используем социальные комплексы, объекты инфраструктуры, созданные в тот период. Как это все создавалось? Как жили тогда люди, вопреки всему победившие в войне, отправившие человека в космос, создавшие ядерный щит страны? К тому же в эти годы усилился интерес к так называемой истории повседневности, которой в советской исторической науке занимались лишь фрагментарно, от случая к случаю. В последние десятилетия повседневная жизнь советских людей открылась нам из множества мемуаров, воспоминаний, писем, устных рассказов. Она оказалась чрезвычайно интересной. Когда мы собирали материалы об истории сельского хозяйства Рязанской области в 1937-1970 годах, студенты и аспиранты записали рассказы, воспоминания тружеников села, и из этих воспоминаний вырисовывалась картина трудной, иногда трагической, но героической жизни нашего крестьянства.

А как много новых исторических фактов открылось при изучении подробностей деятельности на своем посту такого крупного руководителя, как Алексей Николаевич Ларионов. Это имя вернулось к нам из небытия. В «Очерках истории Рязанской организации КПСС» его имя не упоминается ни разу. А мы знаем теперь, как много ему удалось сделать за двенадцать лет работы для социально-экономического развития региона, как много было построено, какие предприятия созданы с нуля.

Да, жизнь Алексея Николаевича оборвалась трагически, но когда о нем вспомнили в 90-е годы, речь опять-таки шла о «рязанской авантюре», различных версиях смерти первого секретаря обкома, замалчивались его заслуги и достижения области во второй половине 50-х годов. Именно поэтому мне пришлось принимать участие в ряде телевизионных программ, посвященных Ларионову, чтобы попытаться все расставить по местам.

Р.В. – Александр Федорович, в ваших работах, касающихся советского периода истории, просматривается глубоко личное, заинтересованное отношение к событиям и людям, о которых пишете? Я не ошибаюсь?

А.А. – Конечно, нет. Я родился и жил в это время, мои родители жили в ХХ веке. Меня всегда интересовало, как мои родители и их ровесники пережили Гражданскую войну, как победили в Великой Отечественной, как жили в трудные послевоенные годы.

Многое в моем выборе определила служба в армии, которой в этом году исполняется 100 лет. Я отдал ей 32 года своей жизни, а потом с интересом занимался ее историей. И, наконец, для меня привитые с детства нравственные начала не девальвировались, и мне искренне жаль присущего тому времени оптимизма, добрых, открытых отношений между людьми той эпохи.

В знании – сила

Р.В. – Вы чувствуете у современной молодежи интерес к истории страны советского периода?

А.А. – Интерес, безусловно, есть. По мере того, как эти события отдаляются, они видятся иначе, приобретают историческую глубину. Как сказал поэт, «большое видится на расстояньи». Был период, особенно в 90-е годы ХХ века, когда из учебников истории почти ушла советская эпоха, ее победы и достижения. Интернет заполнил вакуум своей информацией о советском прошлом, довольно однобокой. Сейчас студенты, молодые исследователи все внимательнее присматриваются к этому времени, задают вопросы, ищут ответы. Мы на кафедре подготовили исследовательские программы по российской истории ХХ века, посвященные подготовке специалистов для народного хозяйства, развитию тяжелой промышленности в регионе, Рязанской области в годы Великой Отечественной войны, ряду других проблем. Недавно в соавторстве с Валерием Павловичем Курышкиным мы подготовили очередной том издания «Рязанская история в событиях и лицах», посвященный советскому периоду.

Р.В.– Так рождаются научные школы?

А.А. – Да, мои коллеги, научные сотрудники университета осуществили целый ряд проектов по этому направлению, подготовили программы и авторские курсы лекций. На кафедре подготовлены и изданы монографии, сборники. Вышла и очень для нас важная книга «Учителя и ученики», в которой сегодняшние преподаватели университета рассказывают о своих учителях, работавших в этих стенах.

Р.В.– Александр Федорович, историческое знание, отдельные периоды в истории страны постоянно становятся предметом острой полемики в обществе, в медиапространстве. Как Вы считаете, должен современный историк участвовать в такого рода дискуссиях, в пропаганде исторических знаний?

А.А.– Разумеется должен, просто обязан. Ведь уровень знаний истории Отечества в стране остается довольно низким, выходит много литературы, фильмов псевдоисторического содержания. И кто, кроме профессионального историка, может нести истинное знание в массы? Участие в заседаниях «круглых столов», дискуссиях, конференциях, выступления в средствах массовой информации – все это значительная часть нашей профессии, жизни, наша нравственная позиция.

Р.В.– Спасибо Вам за разговор и поздравляем Вас с юбилеем.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 11 (5521) от 26 января 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Ответ придет по почте. Электронной
Читайте в этом номере: