01:48 МСК
Суббота
26 / 09 / 2020
353

Вращайся, калейдоскоп

Технолог сцены Рязанского театра драмы рассказывает о полетах артистов, секретах здоровья и признаках хорошего шоу
Автор фото: Татьяна Клемешева | Вращайся, калейдоскоп
Фото автора.

С древнейших времен любое масштабное зрелище – труд десятков человек. Сценаристы, костюмеры, художники, инженеры, наконец, сами актеры – результаты их полета фантазии и работы мы видим на сцене. При этом современные спектакли поражают воображение не только драматургией, но и эффектными техническими решениями. И ни одно шоу не пройдет без участия монтировщиков – людей незаметных, но незаменимых. Специально для «Рязанских ведомостей» сотрудник театра драмы Денис Соломачев поделился, как готовятся постановки, в чем разница в работе финского и русского технолога сцены и хотят ли его коллеги быть артистами.

Прогулки атлантов

– Я работаю здесь два с половиной года. У меня девять коллег, и мы сменяем друг друга по плавающему графику: можем прийти в шесть – семь утра, можем уйти поздно вечером. В неделю у меня 40 рабочих часов, единственный выходной – понедельник. Это тяжело физически, но интересно. Поскольку мы относимся к творческим работникам, ежедневно приходится решать самые разные задачи. Одна из главных – переносить декорации спектаклей из производственных цехов на сцену и обратно. В дни гастролей коллективов из других городов коллеги худеют прямо на глазах! (Смеется.)

Времени большей или меньшей занятости у меня нет. Хотя летом дел особенно много, это самая тяжелая пора (тяжелее только в новогодние праздники). Сейчас большинство театров работает по бродвейской системе: готовит множество премьер, показывает их в течение двух-трех лет, а затем списывает. За сезон накапливается масса уже ненужных декораций, и летом настает время их утилизировать.

А осенью начинается работа над новыми спектаклями. И мы снова «путешествуем» с первого этажа, где расположен столярный цех, на шестой, где работают художники. Нести декорации можно только по лестнице, и надо еще как-то разворачиваться и ничего не поцарапать! И дай Бог, чтобы в художественном цехе все красили один раз! Когда готовилась постановка «Не все коту масленица» по пьесе А.Н. Островского, для нее был сделан грандиозный шестиметровый дом на колесиках… Он уже был готов, но когда приехал режиссер, выяснилось, что дом не того цвета! Поэтому носить тяжести нам приходится по­многу и каждый день.

А у нас – быстрее

– Удивительно, но в России нет ни одного учебного заведения, где готовят монтировщиков сцены. Я сам учился в Рязанском филиале Московского государственного института культуры и получил специальность «Режиссер любительского театра». Судя по всему, в других странах ситуация та же: мы узнавали это у коллег из Германии, Сербии, Югославии.

Могу гордиться собой и коллегами: я видел работу иностранных монтировщиков и могу с уверенностью говорить, что российские профессиональнее. Коллектив из Финляндии показывал на нашей сцене детский мультимедийный спектакль и привез для этого массу светового и электронного оборудования. Но монтировали они его 15 часов! Во время визита немецких актеров мы сами собирали для них декорации. А для гостей из Сербии наши художники сделали декорацию по их чертежам – это был большой металлический крест, и забирать его домой они не стали. Что же касается «примера работы» технологов сцены, то для меня это пермяки.

Чтобы замысел не рухнул

– Все декорации делаются из железа, чтобы ничего не загорелось. Только в любительском театре можно нарисовать «задники» на картоне. Также конструкции обивают фанерой, чтобы все стояло прочно. Техника безопасности – важнейшая вещь. Я помню случай, который произошел еще в ТЮЗе: на сцене стояла печка. Артист сел на ее трубу, и она сломалась, он упал, и его накрыло декорацией. К счастью, парень был спортивный и отделался легко.

Коллеги из Германии очень удивились, когда увидели, что наши декорации обиты фанерой. Но это стандарты, и они работают – на моей памяти никто ни от чего не пострадал. Для спектаклей нужно продумывать все до мелочей. В «Короле Лире» есть сцены, где используются соломенные тюки, и их необходимо пропитывать от возгораний. После этой обработки они весят по 30 кг, зато уже не опасны. И, конечно, время от времени в театре проходят проверки. Например, прошлой весной была инвентаризация декораций.

Быстрые тени

Работа во время спектаклей – самая приятная часть, по крайней мере, для меня. Да-да, мы те самые человечки, которые выбегают, когда гаснет свет, и что-то делают! А в спектакле «Зануда» меня и коллег даже задействовали, и в финале мы вместе со всеми выходили на поклон.

Времени на сцене у нас крайне мало. В постановке «Касатка» нужно было за 15 секунд превратить поместье в пристань, пока за занавесом актеры разыгрывали сцену. В «Гамлете» мы вообще практически не уходим из-за кулис! Когда мы в своем цехе, получаем команды по внутренней связи от помощника режиссера, он наш «полевой командир». А за сценой общаемся знаками и шепотом.

Все штанкеты (металлические трубы на тросах, поднимающие задники и декорации – Р.В.) и прочие приспособления тоже управляются нами. В той же «Касатке» есть эпизод, когда герои взлетают и кружатся наверху. Перед этим моментом я сижу над сценой и жду светового сигнала, а затем опускаю к артистам специальные петли, и устройство поднимает их. Наш «центр управления полетами» старого образца – механический, с кнопками и рычагами. Так что полет наших артистов – это натягивание канатов силами технологов сцены. Но, возможно, со временем модернизируют и это.

Все по плечу

Конечно, работа имеет свои ограничения. Здоровье должно быть крепким, и периодически мы проходим диспансеризацию. С такой профессией ты учишься делать очень многое. Например, этим летом я сам выстроил забор у своего дома.

Есть много тонкостей, как заниматься физическим трудом и не подорвать здоровье. Никому не советую носить тяжести на груди или на боку. Чтобы правильно донести что-либо, нужно задействовать и мышцы ног, и мышцы спины, а также стараться совместить свой центр тяжести с центром предмета. И не стоит ничего резко хватать, спешить – беречь себя важнее.

Чудеса техники

Самое выдающееся сценическое произведение, которое впечатлило меня в плане оформления, – опера «Фигаро» на новой сцене Большого театра. Там была потрясающая декорация высотой в 10 – 12 метров, и ее секции двигались и светились изнутри. Внутри нее артисты танцевали, общались, дрались на шпагах – своего рода дискотека. (Смеется). Это было восхитительно! Даже зрители-французы, которые болтали всю оперу, замолчали и смотрели на это движение в полном восторге.

Несомненно, грандиозное шоу с огромной работой монтировщиков показывает цирк «Дю Солей». Достаточно просто посмотреть записи, чтобы оценить этот колоссальный труд. И еще один пример классной постановки – концерт «Rammstein: Paris!» (выступления коллектива состоялись 6 и 7 марта 2012 года, и из записей был составлен документальный фильм. – Р.В.). Я люблю тяжелую музыку и заодно могу отметить сценическую работу группы.

Шоу должно продолжаться

Мне кажется, что коллективу нашего театра есть куда развиваться. Было бы интересно создавать экспериментальные постановки, больше задействовать современные технологии. Не гнаться за временем – это бесполезно, – а пробовать опережать его. И актерам такие «встряски» были бы интересны в профессиональном плане. Хорошо, что у нас есть творческие лаборатории, где новые идеи получают развитие.

Я знаю, что никто из моих коллег-монтировщиков не лелеет тайную мечту стать артистом. И сам не думаю об этом, хотя имел шестилетний сценический опыт. Мое нынешнее дело нравится мне гораздо больше. Свои творческие амбиции я удовлетворяю в фотографии: люблю снимать портреты и пейзажи. А в театре я для того, чтобы вся эта машина вращалась. Что может быть интереснее, чем наблюдать за такой работой и быть ее частью?

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 27 (5537) от 23 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Былое и настоящее
В конце минувшего года Почетному работнику агропромышленного комплекса России, бывшему секретарю Рязанского обкома партии по селу Александру Владимировичу Мазаеву была присуждена ...
Виталий Ермилов
Продолжаем рассказывать о заметных фигурах в рязанских шахматах
Читайте в этом номере: