14:58 МСК
Четверг
20 / 02 / 2020
191

«... Расслышат наши голоса»

К 65-летию со дня рождения поэта Николая Дмитриева

Отечественную словесность последней четверти ХХ века, а также рубежа тысячелетий невозможно представить без произведений этого самобытного автора из Подмосковья, родившегося 25 января 1953 года в деревне Архангельское Рузского района, в учительской семье. Николай Дмитриев сразу же вошел в сердца читателей своим негромким, проникновенным голосом. Вот строки, ставшие, по сути, эпиграфом к судьбе целого поколения:

В пятидесятых рождены,
Войны не знали мы, и все же
В какой-то мере все мы тоже
Вернувшиеся с той войны.
Летела пуля, знала дело,
Летела тридцать лет подряд
Вот в этот день, вот в это тело,
Вот в это солнце, в этот сад.
С отцом я вместе выполз,
выжил,
А то в каких бы жил мирах,
Когда бы снайпер батьку
выждал
В чехословацких клеверах?!

Дарование поэта было пронзительным, редкостным по силе своего воздействия на читателя. Первая книжка стихов Николая Дмитриева «Я – от мира сего» (1975) вышла в свет при поддержке известных поэтов Николая Старшинова и Риммы Казаковой, когда автору было всего двадцать два года. Он получил за этот тоненький сборник премию «Лучшая книга года» всесоюзного конкурса издательства «Молодая гвардия». Выпускник Орехово-Зуевского пединститута, потомственный сельский учитель был вскоре принят в Союз писателей СССР. Выпало Николаю Дмитриеву нести и армейскую службу, он проходил ее в казахстанском городе Приозерске, на 10-м Государственном испытательном полигоне войск ПВО. После демобилизации были долгие годы жизни в городе Балашиха, а затем, уже в новом веке, в Москве. Издавались книги: «О самом-самом» (1978), «С тобой» (1982), «Тьма живая» (1983), «Оклик» (1985), «Три миллиарда секунд» (1989), «Между явью и сном» (1993), «Зимний грибник» (2002), «Ночные соловьи» (2004), присуждались заслуженные лауреатские звания премии Ленинского комсомола, всесоюзного конкурса имени Николая Островского, премии имени Александра Невского «России верные сыны». Великолепно зная жизнь российской глубинки, поэт говорил о ней взволнованно и светло.

Но уже тогда в голосе Николая Дмитриева звучала тревога за судьбу родной земли. Восьмидесятые и девяностые годы стали потрясением для России. Поэт Николай Дмитриев пророчески пишет о судьбе Отечества, предостерегая народ от грядущих бедствий. Чувство возрождения родной страны никогда не покидало душу замечательного поэта:

В то, что не воскреснет Русь, –
не верь,
Копят силы и Рязань, и Тверь.
На Рязани есть еще частушки,
Есть еще под Вологдой
чернушки,
Силы есть для жизни,
для стиха,
Не сметет вовек ни Чудь,
ни Мерю, –
В то, что не воскреснет Русь, –
не верю,
Не возьму я на душу греха.

 

Николай Дмитриев был истинным приверженцем есенинского таланта и оставил читателям достойные произведения, посвященные «певцу и гражданину» несказанной «страны березового ситца». Поэт был связан товарищескими узами со своими рязанскими собратьями по перу. Помню, как в 1976 году юные Николай Дмитриев и Нина Краснова выступали с чтением своих произведений в передаче Центрального телевидения. Это выглядело так трогательно и неожиданно! Он был рецензентом первого стихотворного сборника Сергея Агальцова «Утренний проселок». Навещал Николай Дмитриев и одного из своих любимых рязанских поэтов Валерия Авдеева, автора знаменитого стихотворения «Русский погреб». Эта встреча была яркой, по-настоящему творческой.

Мне тоже доводилось общаться с Николаем Дмитриевым. Особенно запомнился наш разговор на одном из столичных литературных мероприятий, проходивших в конце восьмидесятых годов. О чем шла беседа? По стародавней мужской традиции, об армии, ведь я тоже служил на том же испытательном полигоне в Приозерске, правда, на год раньше Николая. Ясно помнится, как он во время той встречи подчеркивал значение удачной строфы для творческой судьбы каждого поэта. И, конечно же, мы читали друг другу недавно написанные стихи...

Вскоре после безвременного ухода поэта (он скончался 13 июня 2005 года, на родине, в деревне Аниськино Владимирской области) я написал строки, посвященные памяти Николая Дмитриева и той нашей с ним встрече:

В карманах –
ни спичек, ни денег...
Ведут совещанье верхи.
Мы в зале сидим на ступенях,
читаем друг другу стихи.
Кружатся в паренье
свободном,
взлетают слова над Москвой
о тайном погосте подводном,
где темный плывет травостой.
А здесь продолжаются речи,
и слышатся крики: «Долой!»
Но что нам горластое вече,
коль вечер грядет удалой.
Но что нам веселые зелья
и чье-то пожатье руки,
коль можно и Небо, и Землю
забыть за четыре строки...

После кончины поэта были изданы его книги: «Очарованный навек» (2007), «Зимний Никола» (2008), «Чтоб воссияло Слово» (2013). Николай Дмитриев был посмертно удостоен званий лауреата премии имени Антона Дельвига и Национальной премии «Лучшие книги и издательства года».

Почитатели таланта поэта благодарно помнят его. Имя Николая Дмитриева носят улица и библиотека семейного чтения, литературный клуб. Установлены мемориальные доски на учебных заведениях, с которыми была связана жизнь поэта, действуют музейные экспозиции, ему посвященные.

Обо всем этом и шел разговор на очередном заседании клуба «Первая строка». Прав был Николай Федорович Дмитриев, когда, обращаясь «к потомкам дальним», взволнованно произнес: «И пусть им наша жизнь приснится,/ И пусть, хотя б на полчаса,/Они запомнят наши лица, /Расслышат наши голоса».

Владимир Хомяков,
председатель совета Сасовского литературного клуба «Первая строка»

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 35 (5545) от 13 марта 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Совет айболитов
Представители профессионального сообщества ветеринаров поделились опытом работы
Лада Петрова
Читайте в этом номере: