От сердца – к уму


47

Писатель и общественный деятель Сергей Шаргунов ответил на вопросы рязанцев о современной литературе, уроках истории и самообразовании

О просвещении и помощи людям

У меня несколько проектов на телевидении, например, «12» на «России 24». Это исключительно общественно-политическая история, попытка рассказывать о современной ситуации в стране. Но хочется говорить и о хорошей новой литературе, затеять передачу с современными писателями. Есть, конечно, прекрасная программа Игоря Волгина «Игра в бисер», но она посвящена классике. А в русском человеке неизбывна тоска по слову современному, живому. Даже, не побоюсь этого слова, литературоцентричность. Но компас его, к сожалению, сбит: книги стоят дорого, общей «карты» этого мира нет… Поэтому обвинять тех, кто хватается от отчаяния за детективы, я не могу. Но телевизор-то смотрят все! И чтобы у наших сограждан был шанс услышать современную поэзию и прозу с экрана, она должна звучать не только на канале «Культура». Надеюсь, у меня получится повлиять на ситуацию. Чтобы слово, которому уже отданы сердца наших людей, приходило еще и в их сознание.
Знаю, что есть истории большого подвижничества, связанные с книгами. Этим занимаются областные союзы писателей, в том числе ваш. На днях мне позвонили с Волыни: руководитель местной русской общины рассказал, что их громили и спалили библиотеку. Людям нужны книги, и я хочу организовать для них акцию помощи. Как говорится, «вера без дел мертва», но и литература без дел тоже превращается в идею.

О биографии В. Катаева, написанной для серии «Жизнь замечательных людей», и о В. Маяковском

Я старался максимально подробно показать отношения Катаева с его ровесниками-писателями, в том числе с Есениным. К слову, он однажды хотел лично приехать в Константиново, уже были куплены билеты на поезд, но не сложилось… Отношения Катаева с Маяковским я тоже подробно разбираю. Последний в своей жизни вечер Владимир Владимирович провел именно дома у Катаева. Их отношения очень многогранны и важны, это тема отдельного разговора.
В моих книгах есть образ «мальчика-самоубийцы», у самого Маяковского есть такие строки. Это был «человек-пароход», одновременно ранимый и беззащитный. Известно, что ему доставалось, в том числе и за «великодержавный шовинизм», поскольку в его «Бане» один из героев говорил с малороссийским акцентом. И за поддержку властей, конечно. В те времена считалось, что если тебя не репрессируют, то ты пройдоха, циник и лизоблюд.

О месте литературы в информационном мире

Как бы ни критиковали советское прошлое, в те времена миллионы людей знали наизусть стихи и современных, и классических поэтов. То, что публиковалось в толстых литературных журналах, находило мгновенный отклик в обществе. Сейчас очень хорошо написан­ная книга, которая в 60-е могла произвести фурор, даже в среде читающих людей может пройти незамеченной. Ее включат в шорт-листы нескольких премий, прочтут и благополучно забудут. Например, «Заххок» Владимира Медведева о гражданской войне в Таджикистане – блестящий роман, с интересным сюжетом и особым языком. Но одновременно с ним вышли книги Романа Сенчина, Ольги Славниковой, Захара Прилепина… Информационный поток огромен и очень быстр. Такова эпоха: преобладает быстрота. Видимо, авторам нужны какие-то новые техники, чтобы слово пронзало сердца и там оставалось. И, конечно, писателям не хватает нормальной критики.

О литературной и политической роли А. Солженицына, центр которого открывают в Рязани

Это была противоречивая личность и достаточно интересное явление в русской жизни. Я очень ценю его ранние рассказы, «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор»… С другой стороны, есть масса вопросов к «Архипелагу ГУЛАГ» и данным статистики, которыми автор оперирует. На мой взгляд, самая большая трагедия жизни Солженицына в том, что им вели идеалистические побуждения. Он мыслил себя как пророк, человек, знающий, «как нам обустроить Россию». И интересно, что поклонники «Архипелага ГУЛАГ», «книги, протаранившей советскую власть», совершенно не замечают его произведений, пропитанных любовью к простому русскому человеку.
Однобокость в осмыслении истории невозможна. Посещая выставки иностранной литературы, я видел немало книг о советских репрессиях, но почти ни одной – об огромном, невероятном подвиге народа в Великой Отечественной войне. Конечно, в стране страдали невинные люди, но нельзя все прошлое превращать в черную дыру. Оно разнородно и поучительно, его необходимо открыто обсуждать, чтобы пережить и излечить наконец в себе его травмы. Россия – это «цветущая сложность», в ней были и будут и западники, и славянофилы. Давайте же наследовать всю нашу многообразную культуру общественной мысли.

Об А.Бабченко и глумлении над трагедиями

Я знаком с Аркадием, когда-то мы вместе получали премию «Дебют». Он прошел Чечню, писал неплохие рассказы. К сожалению, его поглотила экзальтированная журналистская среда, и он превратился в каком-то смысле в «раба лайков» – надо жестче, надо погорячее! Печальное зрелище саморазрушения. Увы, человек избрал средством своего дохода пляску на чужих костях. И очень многие злорадствуют и переводят этому господину деньги на дальнейшее «творчество». Но мы все не должны допускать даже малейших издевательств над умершими. Нужно сохранять человеческое достоинство.

О нехватке общественных деятелей и справедливости

Активистов, которые работают на общее благо, не так уж и мало. Есть новые литераторы, которым небезразлична жизнь вокруг, есть сайт «Свободная пресса». Растет социальная отзывчивость. Но мне хотелось бы, чтобы слова о патриотизме звучали среди нас не фальшиво. Чтобы были искренние люди, которые имеют силу сохранять совесть и готовы что-то менять в нашем раздробленном обществе. Вокруг много агрессии и неприязни, много неравенства, когда растет и список Forbes, и количество живущих за чертой бедности. Если люди видят постоянную несправедливость, это разрушает их изнутри – никакие бодрые ток-шоу с правильными речами им не помогут. Поэтому нужно отстаивать общественные интересы.

О роли писателя в современном обществе

Мне кажется, что к писателю в России до сих пор обращаются как к духовному лицу. Приходят исповедаться, ждут проповеди… Но моя задача – в том, чтобы видеть разных людей, потому что литература должна быть свободна, безоглядна. Интересно идти куда-то вбок, браться за новые жанры. Я пишу непрерывно: в перелетах, поездках… Моя новая книга называется «Свои»: это рассказ и о моих предках, и о дальних, которые все равно близки. Без сентиментального сиропа и без злорадства. Среди героев есть и депутат, которого мне по-своему жалко, и телевизионный статист, взбунтовавшийся против правил шоу…
Очень хочется, чтобы мои проекты и встречи были полезны людям. У Горького есть замечательная книга «По Руси», и, возможно, когда-нибудь по итогам своих путешествий я создам нечто похожее. Хорошая новая литература пишется прямо сейчас, не сомневайтесь!