От сторожевого поста до города


222

Не так много сохранилось подлинных свидетельств о прошлом города Скопина, возникшего в конце XVI века на левом берегу Верды

Чтобы лиха никакого не было…

Об этих местах московский князь Иван Васильевич, обращаясь в 1501 году к рязанскому князю Федору, княгине Огрофене и владыке Пратасью в связи с направлением делегации в Крым «к Менгли-Гирею царю», наказывал, чтобы они «проводили гонцов до степи… до Верды, до своих сторожов, чтобы им от наших людей от заполян лиха никоторого не было…»
Как известно, сторожи или сторожевые посты располагались вблизи татарских дорог, или сакм, по которым кочевники приходили в рязанские города, села, двигались к Туле и Москве. Одна из таких сакм пересекала Верду с юга в районе Скопин – Старый Келец и выходила западнее современного села Вослебово.
В межевой грамоте 1522 г. великого князя московского Василия Ивановича, подтверждавшей за Семеном и Василием Верхдеревскими и прописывавшей границы старинных их земель, сообщалось: «через Вослебскою дорогу, что ездят ис Пронска к Вослебе к татарской сакме…»
По исследованию членов местного отделения Российского военно-исторического общества и сотрудников Скопинского краеведческого музея, наиболее оптимальным и, пожалуй, единственным вариантом размещения сторожевого поста у Вослебы, по-современному – с. Вослебово, служила самая высокая точка всей местности (отм. 210,5) – вблизи д. Ивановка.
Сторожа, располагаясь в створе с сакмой, идеально служила местом наблюдения за противником и к тому же надежно обеспечивала видимость в сторону Пронска. На этот сторожевой пост времен ордынских и крымских набегов с ранней весны до зимы выряжались ратные люди – стражи – для ведения разведки конными разъездами на выбитой татарской конницей дороге и в случае появления степняков сообщали в Пронск гонцами, а для более скорого извещения – сторожевым огнем (дымом) заранее приготовленных к этому костров.
Символично, что в наши дни к стороже примыкает сооружение времен прошедшей войны – противотанковый ров.
Мысль неравнодушных скопинцев о воссоздании памятников истории нашла отклик у администрации города. Однако полное воплощение проекта потребует много средств и сил, поэтому инициаторы Андрей Серегин и Виктор Романов ждут помощи.
Два других высоких холма непосредственно у реки, слева и справа от полевой дороги кочевников, использовались для наблюдения, как вспомогательные. Первый вблизи д. Красный Городок, к юго-востоку от Скопина. Второй – на месте современного Скопина.
На сторожевой границе Рязанского княжества, а затем Московского государства река Верда не случайно определилась пограничным рубежом. Леса, подходившие к ней, болота и реки создавали естественные труднопреодолимые преграды для кочевников. При этом оставался проход между истоками рек и островами леса к югу, хорошо просматривавшийся стражами с высокого берега Верды.

Тайна названия

Продолжительное противостояние с кочевниками, несение на рубеже сторожевой службы не могли не отразиться на топонимике округи.
Поселение рядом с татарской сакмой получило название Вослебово, от слова «возле, вослебок» (нижегородское). От слова «выряжаться», старославянского «върядити», назвали реку Верду. Поехать к месту, где велась разведка, в данном случае к сторожевому посту у реки, тогда означало поехать из Пронска на «веряду», то есть на службу, дозор. Быть у реки – значило находиться у веряды – Верды. Видимо, сначала название реки и произносилось как Веряда.
Представим возможную версию появления имени города. Название города Скопин тоже связано с несением сторожевой службы. Сторожевой пост, сторожа и страж родственные слова. Городок, названный на греческий манер, имеет тот же смысл. От греческого «скопео», которое означает «смотрю, наблюдаю». В Словаре русского языка ХI-ХVII вв. приведены выписки из древнерусских документов, где «скопос» определен как «наблюдатель или страж». О первоначальном смысле названия города забыли столетия назад.
Слово «скопосъ» могло перекочевать в наш язык как на ранних этапах развития славян, из греческих духовных книг, которые появились на Руси еще до принятия христианства, так и заимствованием у других народов в более позднее время. Исторические документы сообщают, что с большой вероятностью греческий корень в название города мог прийти посредством священнослужителей, при закладке и освящении городка Скопин.
Архив бояр Романовых, первых владельцев Скопина, не сохранился. Однако известно, что руководил строительством всех инженерных сооружений и городов Разрядный приказ. Не без основания можно утверждать об освящении Скопина, как и других городов, находившимися на службе в Разряде, ружными попами. Видимо ими, по согласованию с владельцем городка, боярином Никитой Романовичем Романовым, было выбрано имя, в полной мере отражавшее его предназначение – стоять на страже.
Выбор названия с греческим корнем может казаться несколько странным, но нужно учитывать, что в XVI-XVII вв., по словам академика В.В. Виноградова, «развивался процесс «европеизации»… Высшее духовенство и боярство культивируют высокие риторические стили церковно-славянского языка, продолжающие традицию византийского «витийства». Возможно, от этого процесса не остался в стороне основатель городка – боярин Романов, что отразилось в выборе его названия острожка, ставшего затем городом.

Заложен Никитой Романовым

В эпоху Ивана Грозного существовал чин закладки города. Этот ритуал, согласно указам Великого князя, неукоснительно соблюдался. В сохранившейся богослужебной книге XIV века и книгах позднего времени прописан чин закладки города. Освящение начиналось с главной площади и мест для крепостных стен с именованием города и храма. Возносилась молитва о счастливой жизни и будущих горожан: «…в единстве и о целомудрии настави… домы их умножи всякого блага…»
Случилось освящение после того, как Никита Романов в феврале 1574 года стал во главе сторожевой и станичной службы, одной из важных отраслей государственного управления, так что в названии города отра­зился и характер его важнейшей деятельности.
Место для острожка было выбрано между речками Шершовкой и Песоченкой, на возвышенном месте у Верды, там, где некогда стояли, вглядываясь в дали, рязанские пограничные стражи. К Песоченке подступал Заповедный лес и Рановская засека, тянувшаяся до Ряжска. Боярская крепость замкнула линию Ряжской засечной черты. Острожек, обрастая посадом ремесленников и крестьян, превратился в город. С высокого холма, на нынешней Красной площади, и в наше время открывается красивейший вид на прилегающую к городу местность, где в наши дни строят свою жизнь славные скопинские люди.

В.А. Коростелев
Москва – Скопин