Первый секретарь


135

Ивану Гришину довелось создавать Рязанский обком ВЛКСМ

Происходило это в 1938 году, и было тогда Ивану Гришину 27 лет. Он родился в июле 1911 года в селе Хворощевка Скопинского уезда. А трудовую деятельность четырнадцатилетний мальчишка начинал уже в цехах одного из московских заводов – учеником слесаря.

В 1931 году, двадцатилетним, Гришин вступает в партию. И вот он уже председатель постройкома, секретарь ячейки ВКП(б) завода «Электросталь». Завод, построенный перед самой революцией и производящий нержавеющую сталь, нуждался в реконструкции и расширении. В марте 1932 года газета «Правда» опубликовала статью о том, что «Большую Электросталь» должен строить весь Советский Союз. На строительство завода приезжают люди со всей страны, здесь создается уникальное производство, и молодой Иван Гришин получает здесь бесценный опыт.
После службы в армии он возвращается на свой завод – парторгом прокатного цеха. Отсюда его и забирают на комсомольскую работу в Рязань, в только что образованную область, в самом конце 1937 года. В начале 1938 года он был избран первым секретарем Рязанского обкома комсомола. А обкома, как учреждения, не было. Его нужно было создать – найти помещение, подобрать людей, обеспечить их жильем, сформировать коллектив и при этом наращивать темпы комсомольской работы. Ездить по области, встречаться с молодежью, заниматься обучением начинающих активистов, создавать молодежную газету… То есть организовать работу большой по тем временам молодежной организации, только райкомов комсомола в Рязанской области больше пятидесяти. Их тоже нужно было поставить на ноги. Со всем этим Иван Гришин справился. Иначе его не пригласили бы на работу в ЦК ВЛКСМ в 1939 году на должность заворга, руководителя одного из главных отделов ЦК.
Но на комсомольской работе Гришин не задержался, в том же 39-м году он начал работать в комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). Непростая работа, где приходилось решать судьбы людей, брать на себя ответственность. Перед войной, в 1940 году Иван Гришин с семьей, тремя детьми, отправляется в Новосибирск, на ту же партийную работу. Он еще не догадывается, как проверит его на прочность Сибирь. В 1942 году, когда война подкатывалась к Волге, Ивана Гришина, едва перешагнувшего тридцатилетие, избирают председателем Новосибирского облисполкома. В годы войны Новосибирская область приняла более 150 эвакуированных предприятий, 15 НИИ, более 500 тысяч человек. Людей было нужно разместить, на предприятиях начать выпускать продукцию.
Ветераны труда, работники аппарата исполкома в годы войны долго помнили Гришина. В одной из новосибирских газет мы прочли о нем такие воспоминания: «Какой у нас был председатель облисполкома! Молодой, красивый! 30 лет – ну как на него не обратить внимание? И самое главное, разрешал нам петь по праздникам. А в здании облисполкома такой большой рояль был, возле него все и собирались. И правда, несмотря на то что было тяжело, он давал нам всем почувствовать, что мы – живые люди, поднимал наш дух. Никто не слышал, чтобы он вспылил и наговорил резкостей. Но и не терпел расхлябанности, сам был подтянут и опрятен».
Иван Тимофеевич Гришин за свою деятельность в годы войны был награжден дважды – орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.
Когда труднейшие годы военного лихолетья были позади, И.Т. Гришина, выпускника Высшей партийной школы, направили на работу в Сталинград, первым секретарем обкома партии. И там он снова строит, ездит, решает бесконечные проблемы.
В воспоминаниях начальника железнодорожных войск СССР А.М. Крюкова есть такой эпизод. Воины-железнодорожники участвовали в сооружении Волго-Донского канала. Автор воспоминаний рассказывает пожилому садоводу о будущем края:
– Вода придет к вам. И скоро. Так что надо браться за саженцы, яблоки выращивать.
– А ты почем знаешь, что скоро придет?
– Хорошо, отец. Ты такую фамилию как Гришин Иван Тимофеевич слышал?
– Да как не слышал. У нас этого человека знают. Наш секретарь обкома.
– Так это Иван Тимофеевич сказал, что орошение земли начнется в следующем году.
– Так и сказал?
– Так и сказал.
– Тогда стой. Никуда я больше не поеду. Коль Гришин сказал, что будет, значит, будет. Пусть везут саженцы…
У Гришина впереди – работа послом в Чехословакии и заместителем министра во Внешторге. Плохих воспоминаний о себе не оставил наш земляк. Жизнь прожил достойную. Вчера ему исполнилось бы 108 лет.