Последний филиал


272

Занятия в институте культуры идут своим чередом, но будущее рязанского вуза неопределенно

С 24 по 27 сентября в Рязанском филиале Московского государственного института культуры работает комиссия, принимающая документы от студентов, желающих перевестись в головной вуз. Действие аккредитации образовательного учреждения приостановлено. Проверка Рособрнадзора выявила недостатки, касающиеся содержания и качества подготовки студентов по ряду программ. О нынешней ситуации в вузе мы попросили рассказать временно исполняющего обязанности директора ­филиала А.Н. Мешкова.

Р.В. – Александр Николаевич, в чем суть претензий, направленных институту Рособрнадзором?

А.М. – Есть замечания, которые носят чисто технический характер. Чего-то существенного, что могло бы стать веской причиной закрытия филиала, на мой взгляд, нет. Недоработки мы признаем, но они мелкие. Например, нет определенных учебников в библиотеке. Преподаватели учили по своим. Однако всю требуемую литературу можно найти в электронной библиотеке на нашем портале. (Из предписаний Рособрнадзора: «Отсутствуют печатные образовательные ресурсы (издания), необходимые для реализации в филиале основных профессиональных образовательных программ высшего образования». – Р.В.). Часть наших документов комиссия вообще не смотрела. Мы по каждому пункту проверки их подготовили. Судите сами, насколько весомы упущения. «На информационных стендах отсутствует информация о формах проведения вступительных испытаний». «Приемная комиссия не обеспечила функционирования специального раздела официального сайта «Вопрос–ответ». Серьезные недостатки, правда? Или вот еще: «На сайте представлены документы, объемом превышающие установленный размер». То есть не 2 МБ, а 5 Мб. Нам указали на то, что мы принимаем фотографии от студентов в количестве 6 штук, превышая предельно допустимое значение – 2 штуки. Почему две? Нужно как минимум три – на студенческий билет, учетную карточку и в личное дело. Исправить эти замечания ничего не стоит. Над более объемными проблемами интенсивно работаем.

Р.В. – Что означает для вуза приостановка аккредитации?

А.М. – Это стандартная процедура на время исполнения требований предписания. На учебном процессе она никак не отражается. Единственное изменение: в это время нельзя выдавать выпускные документы.

Р.В. – Какие документы должны указывать на официальное закрытие филиала?

А.М. – Должен быть приказ министерства культуры, в чьем ведении находится МГИК, либо отзыв лицензии Рособрнадзором. Повторюсь, никаких весомых оснований для лишения филиала лицензии нет. Вуз проходил проверку в 2017 году, и тогда нарушений было гораздо больше, чем сейчас.

Р.В. – Как вы оцениваете шансы филиала?

А.М. – Трудно сказать. Судя по давлению, невысокие, честно говоря. Пока нет официальных документов, мы вообще ничего не можем сказать. Ликвидация филиала – это прерогатива головного вуза. Видимо, у них есть какие-то причины, нам неизвестные. В России было 11 филиалов МГИК, десять закрыли, остался последний – рязанский. Один единственный в ближайшем Подмосковье. Непонятно, намерены его ликвидировать или просто вывести из Рязани. Министерство культуры молчит.

Р.В. – Но ведь министерство одобрило решение ученого совета МГИК о закрытии филиала?

А.М. – И этого мы не знаем. Должен быть письменный документ, приказ, а его никто не видел.

Р.В. – Какой срок потребуется для устранения недоработок, выявленных Рособрнадзором?

А.М. – Один месяц. Не позднее 11 октября мы должны представить документы ведомству. И второй комплект документов – не позднее 2 декабря. В эти сроки мы уложимся.

Р.В. – Преподаватели филиала настроены на перевод в московский вуз?

А.М. – Я пока отчетливо выраженного желания не слышал ни от кого.

Р.В. – Они намерены работать в Рязанском филиале?

А.М. – Да, похоже на это.

Р.В. – Спасибо, Александр Николаевич, мы будем следить за развитием ситуации вокруг вуза, которому через год исполнится 40 лет.