Позывные «Ока» – «Волга»


14

Регион готовится войти в федеральный проект по реконструкции очистных сооружений

(Продолжение. Начало в номере от 30.08.2019)

«Издалека долго течет река Волга»… И на этом долгом пути ее подпитывают другие водные артерии. Подпитывают все хуже и хуже. СМИ сообщают, что в этом году отток воды из Волги побил все рекорды. Речная гладь в проплешинах, в районе Казани обнажилась древняя мостовая, впервые с 1958 года.

Не лучше обстоит дело с правым притоком Волги – рекой Окой, уровень воды в которой понизился почти до исторического минимума. За последние шесть лет паводок рязанцы наблюдали только один раз. Да и что это за разлив? Еще каких-то двадцать лет назад половодье было на 10 метров выше, чем сейчас. С начала двухтысячных годов вода начала из рек уходить. Весной, после таяния снегов, уровень был минус 51 сантиметр от нулевой отметки, этим летом – минус 273 сантиметра. Не хватает малости, чтобы побить рекорд, зафиксированный в октябре 2015 года. Эти цифры мне сообщили в рязанском Гидрометцентре. В кабинете гидролога я увидел спасательный круг на стене. Будет ли в нем нужда, когда многие речки стали «по шейку» или «по колено»? Это их надо спасать!
Но сначала неплохо бы докопаться до причин. В прошедшем материале «Сели на мель» среди причин обмеления рек мы обсудили с Алексеем Водорезовым, заведующим кафедрой физической географии РГУ имени С.А. Есенина, проблему климатических изменений. Отметили, что поменялась динамика солнечной активности, теплее на несколько градусов стали зимы, более частыми оттепели.
Специалисты рязанского Гидрометцентра не исключают, что падение уровня воды в Оке связано с добычей строительных материалов. Со дна реки в больших количествах поднимается песок, соответственно, на других участках она мелеет. Но это механические воздействия. А есть еще органические, химические. О них мы говорили с Алексеем Водорезовым.
Вглядитесь в воды рязанских рек. Редко мы можем назвать их прозрачными. Реки заиливаются, потому что огромные территории лишаются естественной растительности, и почва, не удерживаемая корнями трав, деревьев, сносится в воду. К этим же последствиям ведет появление оврагов, эрозия почв. В одном месте вырубили деревья, в другом обмелела река. Еще большее влияние оказывают продукты хозяйственной деятельности человека. «Необходима более жесткая регламентация, постоянное отслеживание химического воздействия на поверхностные воды», – считает Водорезов.
Способность к само­очищению реки, судя по их многолетнему состоянию, утратили. Они уже не могут принять и растворить в своих водах тонны бытовой и сельскохозяйственной химии, просто пересыхают.
В зависимости от степени загрязненности поверхностные воды разделяются на пять классов. Первый класс – условно чистая, пятый – экстремально грязная вода. По данным рязанского Гидрометцентра, качество воды в Оке и Трубеже соответствует четвертому классу и входит в разряд «грязная». Последние пять лет ситуация не меняется. Стабильно превышаются нормы концентрации таких веществ, как соединения азота, медь, железо, фенолы. «Но и эти нормы ПДК нужно пересматривать, они не могут быть одинаковы во всех регионах», – убежден Алексей Водорезов. В университете как раз ведется всестороннее изучение вопросов нормирования воздействия на окружающую среду. А пока это воздействие приводит к резкому сокращению биоразно­образия водоемов.
«В XIX веке в Рязани процветали крупные рыболовецкие артели. В 1930-м году в окрестностях Шилова жители поймали осетра весом 80 кг! Ловили рязанцы и белугу, которая приплывала из Каспийского моря по Волге в Оку. Уже столетие мы этой рыбы не видим, – продолжает Алексей Водорезов. – И мне жалко наших рыбаков, которые покупают дорогие снасти, а возвращаются порой ни с чем. Я же помню, как на Аляске, в экспедиции, мы за полчаса умудрились наловить 10 килограммов рыбы, только и успевали закидывать удочки. Надо понимать, что биота рязанских рек страдает от химических загрязнений, выбросов промышленных предприятий, канализационных стоков и смывов с полей удобрений и ядохимикатов».
Добавим, что стоки из ливневой канализации Рязани тоже попадают в Оку неочищенными. Нет даже проекта строительства очистных сооружений для этих выбросов.
Реки Трубеж, Павловка, Солотча и многие другие утратили способность к самоочищению. Как им помочь?
«Рязанская область планирует войти в программу «Сохранение уникальных водных объектов», реализуемую в рамках национального проекта «Экология», – сообщили «РВ» в министерстве природопользования.
Губернатор области Николай Любимов уже утвердил соответствующий региональный проект, он может стать частью федерального. На восстановление и реабилитацию водных объектов планируется привлечь федеральное финансирование.
Есть еще одна обнадеживающая перспектива. Оке может помочь… Волга. Большую реку, протекающую по территории 15 областей России, решено оздоровить, и поможет в этом нацпроект «Экология». Предполагается снизить загрязняющие выбросы в Волгу в три раза, а ведь Ока является ее правым притоком. И, как мы отмечали выше, грязным, где качество воды относится к четвертому, предпоследнему, классу.
Сейчас изучаются состояние систем очистки сточных вод в регионах и финансовые потребности для их модернизации.
Возможно, в программу «Оздоровление Волги» национального проекта «Экология» удастся включить Рязанскую область. Реконструкция очистных сооружений благоприятно отразится на состоянии Оки и других водных объектов региона, сообщили в министерстве.
Доклад ООН на Всемирном водном форуме в Стамбуле обнародовал тревожные цифры: через десять лет почти половина населения Земли столкнется с дефицитом пресной воды. Уже сейчас каждые 17 секунд в мире умирает ребенок от болезней, вызванных употреблением неочищенной воды. За последние полвека потребление воды на планете утроилось, а ее запасы сократились. Миллионы людей в странах Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки, Индии испытывают постоянную жажду, которую не могут утолить. Пресная вода становится таким же стратегическим ресурсом, как нефть. В России ее предостаточно. Только в Рязанской области насчитывается 900 рек, общая протяженность которых превышает длину самой огромной реки планеты – Амазонки. Однако если обмеление рек продолжится, начнутся проблемы уже на пунктах водозабора. Быть у реки и не напиться. Неужели в скором времени это будут говорить про нас?