№90 (5995) от 26 ноября 2021

Ковроткачество для Зинаиды Трифоновой – способ сохранить лучшие воспоминания

***

Александро-Невский район – южная граница региона, откуда идут трассы на Тамбов и Липецк. Это край лесостепей, где летом видно все изобилие русской природы. Впрочем, и в канун зимы припорошенные инеем поля и рощи завораживают. А село Заборово с музеем-усадьбой генерала М.Д. Скобелева прекрасно в любое время года.
Мы встречаемся с Зинаидой Егоровной в уютном фойе районного Дворца культуры. Здесь развешено около двадцати ее картин, вышитых по собственным рисункам, иллюстрациям из книг и даже семейным фото.
«Это мы с сестрой в саду, – мастерица указывает на ковер с двумя женскими фигурами в цветах. – А тут мы с дочкой смородину собираем». И почему-то этот простой сюжет – женщина в полосатом сарафане с миской, полной смородины, девочка, прилежно набирающая ягоды в горсть, спокойствие летнего дня – греет душу как ничто другое. Зинаида Трифонова знает цену семейной гармонии и умеет воплотить в вышивке самые сложные образы.

***

Моя собеседница выросла в детском доме в Туме. Когда Зина училась в школе, рисование ей преподавал художник. Педагог неоднократно советовал девочке учиться живописи, но получить профильное художественное образование так и не вышло. После семи классов девочку и ее ровесников отправили получать среднее специальное образование в школу садоводов города Лебедянь Липецкой области.
«С чем нас выпустили из детдома – стыдно вспоминать, – с грустью рассказывает мастерица. – Чемодан, смена белья, фуфайка, бушлат и резиновые сапоги. И вот я приезжаю учиться, все по вечерам идут в кино и на танцы, а я в чем пойду? Поэтому сидела дома и рукодельничала – шила, вышивала».
После школы садоводов Зинаида Егоровна приехала работать в плодово-ягодный совхоз «Александр Невский». Вышла замуж, вырастила дочь и сына, а затем развелась. Взрослая дочь – та самая, что изображена девочкой на картине со смородиной – не забывает и приезжает в гости. А сын сейчас живет вместе с матерью.

***

В 1973 году Зинаида Егоровна нашла свое направление в творчестве – и, как и многое хорошее в жизни, эта встреча была случайной. Она отдыхала в Туапсе, оказалась на местном рынке и увидела толпу вокруг палатки с материалами для коврового ткачества. Продавец показывал вышитую дорожку и предлагал купить ковровые иглы, пряжу и другие принадлежности. Мастерица запомнила интересную технику, но заняться ею смогла только на пенсии. «Работы много, двое детей – не до того было, – вспоминает она. – Конечно, я и вышивала, и шила одежду и себе, и близким. Но до ковроткачества руки не доходили. Зато сейчас могу сидеть до глубокой ночи!»
Зинаида Егоровна вышивает ковры петельчатым швом. Рисунок она наносит на бумагу и делает мелкие отверстия по контуру, а затем переводит линии на ткань с помощью чернил. Материя уже должна быть натянута на пяльцы. Они у Зинаиды Егоровны особенные: их смастерил свекор, сделав подобие стола. Ткань закрепляется множеством гвоздей, которые по завершении работы вынимаются. Вышивка производится плотными полушерстяными нитями, заправленными в специальную ковровую иглу. Готовые ковры Зинаида Егоровна промазывает обойным клеем с изнанки, чтобы закрепить стежки. И получаются очень мягкие и красивые изделия, которыми можно украшать любые поверхности. Причем изделия двухсторонние: лицевая сторона пушистая и фактурная, изнанка – более гладкая и петельчатая.

***

Зинаида Трифонова уверена: ее картины уникальны для России. Поискав мастер-классы и статьи в интернете, можно убедиться: техник и материалов для ковроткачества великое множество. А вот мастеров, которые серьезно этим занимаются и вышивают большие полотна, – крайне мало. Зинаида Егоровна объясняет редкость ковроткачества тем, что это технически сложный, многоступенчатый процесс. Проще просто вышивать или писать картины, да и нитки довольно дорогие.
Сейчас мастерица не создает новые картины, но постоянно выставляет уже имеющиеся. «Пушистую живопись» охотно берут на областные и всероссийские выставки, а посетители часто пытаются купить понравившиеся сюжеты. Покупателей нетрудно понять: такая фактурная, теплая и уютная красота впишется в любой интерьер… И ковром ее не назовешь – это произведение искусства.


А сама Зинаида Егоровна сейчас мечтает о собственном домике. «Хочется жить одной, кота завести, – улыбается она. – Собаку для охраны посадить, курей штук пять, чтобы яйца свои водились…» Хорошая простая мечта человека, который честно трудился всю жизнь. И дай Бог, чтобы она осуществилась

 


 

Татьяна Кармашова
Фото автора