Разрешить нельзя запретить


24

Михаил Пронин,
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Рязанской области

В нашей жизни, как и в этой фразе, смысл зависит от знака препинания: он может приобрести положительную либо негативную окраску. Многие наши законы работают точно так же – свидетельством тому служат, например, Федеральные законы № 44 и № 223.

«Планируется ли на федеральном уровне менять Федеральные законы № 44 и № 223?» – задают вопрос читатели «Рязанских ведомостей». Отвечу так: пока корректировок нет, но потребность в них назрела давно, об этом свидетельствуют и сделанные недавно заявления главы государства, и дискуссии на недавно прошедшем Гайдаровском форуме с участием губернатора Рязанской области Николая Любимова.
Недовольство действующими нормами понятно – два закона, казалось бы, устанавливающие правила игры для бизнеса, противоречат друг другу. 44-ФЗ, определяя прозрачность электронных процедур, исключает из торгов добросовестных поставщиков – они оказываются неспособны противостоять фирмам-однодневкам, предлагающим низкие цены и готовым продавать товар (подчас несуществующий) по себестоимости. Фирмы, работающие официально, платящие налоги и зарплату персоналу, учитывающие накладные расходы, позволить себе этого просто не могут, вот и оказываются в проигрыше. А если все-таки решили идти на тендеры, то работают себе в убыток, лишь бы товар не пылился на складе. У 44-ФЗ есть, конечно, несомненные плюсы: здесь прописаны ответственность сторон, объемы и сроки поставки; в 223-ФЗ, регламентирующем закупки для госкорпораций, этого нет. Для многих предпринимателей, работающих по-крупному, 223-ФЗ – головная боль, ведь оспаривать положения закона в суде практически бесполезно, а подчас участие в закупочных кампаниях госкорпораций для некоторых – единственный канал сбыта продукции. Между тем пробиться на эти торги, в отличие от того же 44-ФЗ, практически невозможно – требования могут оформляться под конкретного поставщика, отсекая лишних. Доходит до смешного: в заявке могут быть прописаны цвет глаз руководителя компании или оттенок символики его бренда. Если все же «неугодной» компании удалось не только пробиться, но и выиграть торги, существует масса законных методов отказать в заказе – вам могут дать задание поставить годовой заказ в течение семи дней, не давать заказов вообще, при этом выставив миллионные неустойки. Компания может на вполне законных основаниях вообще отказаться от заказа с победителем торгов – и это тоже прописано в законе. Еще одна уловка – рамочные соглашения, где не прописаны ни сроки, ни объемы, ни условия поставки товара. Такие документы предприниматель, выигравший торги, тоже вынужден подписывать – не имея уверенности в том, сможет ли выполнить поставленные перед ним задачи.
Что делать в данной ситуации? Конечно, идти в суд, скажете вы. Однако не всегда суд оборачивается пользой, иногда, напротив, многомиллионными неустойками для поставщика. Если подрядчика подобные условия поставят на грань разорения, то заказчик за просрочку платежа будет платить ставку рефинансирования ниже ставки коммерческого кредита.
В предпринимательском сообществе давно звучат разговоры о том, что данная ситуация нуждается в регулировании на федеральном уровне – необходим закон, который бы установил одинаковые правила игры для всех участников рынка. Что касается 44-ФЗ, то тут выходом мог бы стать предварительный конкурс для участников аукциона, где они могли бы доказать, что способны выполнить заказ, обладают необходимым для этого опытом. Пока же во фразе «разрешить нельзя запретить» запятая зависит лишь от ситуации…

Спроси бизнес-омбудсмена, отправив свой вопрос на rv@rv.ryazan.ru

Подготовила Екатерина Детушева