Рога изобилия


20

Белорусский режиссер Олег Жюгжда – о премьере спектакля «Король-олень» в Рязанском театре кукол

Коварство и любовь, трагедия и юмор, корона и… рога! В областном театре кукол продолжается крайне насыщенный сезон с громкими премьерами. Не успели отшуметь первые аплодисменты на премьере изумительного «Пегого пса, бегущего краем моря» с темными водами и древними божествами, как труппа готовится преподнести Рязани новый сюрприз. Главный режиссер Гродненского областного театра кукол, давний любимец местной публики Олег Жюгжда ставит пьесу Карло Гоцци «Король-олень». В жанре «трагикомическая фьямба», то есть сказка для взрослых, найдется место и площадной сатире, и возвышенным чувствам. В преддверии премьерных показов, которые состоятся 21, 22 и 23 февраля, мы беседуем с Олегом Олеговичем о современном виде комедии дель арте, сценических экспериментах и образе идеального зрителя.

Ближе к человеку

Р.В. – Олег Олегович, чья была инициатива поставить комедию дель арте – ваша или театра?

О.Ж. – Моя. Уже много лет я думал, где можно поставить спектакль, который требует такой мощной отдачи актеров. Пародия на итальянскую комедию дель арте очень энергозатратна для исполнителей. При этом обществу сейчас интересно все, что связано с выплеском молодой и позитивной энергии. Поэтому так популярны все эти стартапы, конкурсы и прочее. В Рязанском театре кукол как раз обновился коллектив, пришли молодые ребята, которым это интересно. И я уговорил руководство взяться за пьесу.

Р.В. – А в чем будет выражаться контакт героев с аудиторией?

О.Ж. – Во-первых, мы частично вынесли действие в зал. Обычно все разворачивается довольно далеко от зрителя, а тут он увидит все прямо перед собой, прочувствует эмоции персонажей, рассмотрит поближе кукол… Так что дремать в креслах у публики не выйдет! Нужно будет участвовать в истории. Со времен спектакля «…и наказание» это вторая подобная попытка взаимодействия (спектакль по роману «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского в постановке О. Жюгжды впервые вышел в
театре в 2013 году, а в этом сезоне вернулся на сцену. – Р.В.).
Мне нравятся необычные ходы: я не ретроград, хотя и не новатор. Когда-то я смотрел в Минске выступление знаменитого неаполитанского кукольника Бруно Леоне. Он начинал свое выступление с того, что ходил по спинкам стульев зрителей, да еще и играл на губной гармошке! Так устанавливался контакт с публикой.

Р.В. – А если бы он упал им на головы?

О.Ж. – Он артист, он не имеет на это права (улыбается).

Сходства и различия

Р.В. – Олег Олегович, «Король-олень» – это уже шестая ваша постановка на сцене театра кукол. Как вам работается с труппой все эти годы?

О.Ж. – Ну, сам факт того, что постановка шестая, уже о многом говорит (улыбается). Здесь у меня уже не просто коллеги, а близкие друзья.

Р.В. – Меняется ли ваше взаимодействие с коллективом? Что важного уже сделано, а что, возможно, только предстоит воплотить?

О.Ж. – Радует, что труппа обновляется. С другой стороны, грустно, что в театрах становится очень мало актеров средней возрастной группы. Есть мэтры, которые играют с советских лет, есть молодежь, с которой интересно поэкспериментировать, а середины почти нет. Тем сложнее и интереснее воплощать художественные задачи.

Р.В. – Вы работаете с разными коллективами по всей России. Чем для вас выделяется Рязанский театр кукол?

О.Ж. – Нас очень многое связывает. С 1991 годя я приезжаю сюда на «Рязанские смотрины» (международный фестиваль театров кукол, который отметил 30-летие в 2019 г. – Р.В.). На моих глазах театр рос и менялся.

Суд времени и людей

Р.В. – Интересны ли вам пьесы современных авторов?

О.Ж. – Не слишком. Классика все-таки уже прошла проверку временем. В ней есть ответы на все вопросы, и людям интересно к ней возвращаться.

Р.В. – Но ведь если никто не будет апробировать новые произведения, они никогда не станут известными, не то что классикой…

О.Ж. – Для этого нужны определенные условия. В каждом теат­ре есть и экспериментальные постановки, и хиты, на которые ведут детей и внуков. Ребенку интересно все, но до поры до времени выбор за него делают родители, а у них свои вкусы. Даже с известными авторами нелегко: на «Карлсона» пойдут многие, а на «Братьев Львиное Сердце» – никто, хотя оба произведения принадлежат Астрид Линдгрен. Эксперименты и малоизвестные произведения – это для зрителя, который много читает и готов к серьезному диалогу.

Р.В. – А какого зрителя вы хотели бы «Королю-оленю»?

О.Ж. – В идеале – того, кто перед спектаклем хотя бы почитает, кто такой Карло Гоцци (улыбается). Я открыл для себя его пьесы еще в школе, когда взял в библиотеке толстенную книгу 1956 года издания с иллюстрациями. Ежегодно я брал ее перечитать, а в конце учебного года возвращал. И в авторских описаниях трюков и превращений было столько волшебства, сколько я не видел даже в советской киноверсии. Правда, с возрастом я понял всю прелесть этой экранизации! А сейчас очень надеюсь, что у нас получилось сделать спектакль-праздник – яркий, динамичный, наполняющий все энергией.

Беседовала Татьяна Клемешева
Фото пресс-службы Рязанского театра кукол