С верой в победу


114

Годы не властны над памятью о том, что свято

Декабрь 1943 года. В оперативных сводках от Советского Информбюро все больше названий освобожденных населенных пунктов. Пленный командир немецкой пехотной дивизии Франц Вахтер рассказывал: «Я участвовал в боях в Греции, Югославии, награжден железными крестами. Их я потерял вместе с личными вещами во время бегства из-под Новороссийска, когда русские неожиданно для нас высадились там. Теперь немецкие офицеры настроены очень мрачно. Многие из них считают, что немецкой армии не выдержать третьей русской зимы».

И отвага, и находчивость

А наши бойцы, простые рядовые Великой вой­ны, были уверены в победе с первых дней. Их вела в бой любовь к своей Родине – большой и малой, и стремление отстоять ее свободу. Небольшие заметки в областной газете «Сталинское знамя» под рубрикой «Рязанцы в боях за Родину» из номера в номер подтверждали это. Рязанец, гвардии сержант П.Емельянов писал: «Много горя и страданий причинили гитлеровские разбойники нашему народу, мы видели это своими глазами. И священная жажда мести заставляет нас как можно больше истребить врагов. …Только за последние пять месяцев мы уничтожили 270 гитлеровцев, подбили 3 танка, подавили три артиллерийских батареи и разбили 12 блиндажей».
Капитан Крючков в этом же номере рассказал о Сергее Козлове, уроженце Клепиковского района. «Однажды он, делая разведку, получил ранение. Но и будучи раненым, доставил командованию нужные сведения, что дало возможность нашей части почти без потерь овладеть опорным пунктом противника. «Другой раз тов. Козлов с группой бойцов сделал разминирование подступов к переднему краю обороны врага, после чего наша часть пошла в наступление и нанесла серьезный удар немцам. За отвагу и находчивость рязанец Сергей Козлов награжден орденом Красной Звезды». Наверняка в дальнейшем он увеличил число своих наград.

Награжден посмертно

В пожелтевшем от времени номере газеты от 5 декабря 1943 года опубликована фотография Героя Советского Союза гвардии майора Андрея Васильевича Косарева, уроженца Сапожковского района. Он был офицером 70-й гвардейской стрелковой дивизии 13-й армии Центрального фронта.
В сентябре 1943 года гвардейские части вышли к Днепру. Дивизионный инженер со своими саперами готовился к переброске десанта на тот берег. Днем и ночью он находился на переправе, проявляя талант и мастерство военного инженера. Он успевал строить новые и восстанавливать разрушенные понтоны, в любой обстановке поддерживал работу переправы, искусно прикрывая ее дымовой завесой от ударов вражеской авиации. Дивизия удержала плацдарм, отразила контратаки неприятеля, погнала его дальше на запад. Переправа майора Косарева стала дорогой жизни для дивизии, корпуса и армии.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года за «воинское мастерство и мужество, проявленные в боях при форсировании Днепра» гвардии майор Андрей Косарев был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
В ноябре 1943 года на Правобережье Днепра развернулись ожесточенные бои. Тяжелая задача стояла перед майором А.В. Косаревым. Нужно было укрепить оборону, и, прежде всего, танко­опасные места, ведь враг бросал в бой по 300-400 танков. В эти дни майора можно было встретить на позициях всех трех полков. Под огнем врага тридцатилетний инженер определял дополнительные места для минирования и ставил заграждения. Особенно тяжелыми были бои 15 ноября. Атаки врагов отбивались, но обстановка накалялась до предела. Враг танковыми колоннами пытался пробить минное поле. Гвардии майор Косарев решил использовать последнюю возможность: преградить путь танкам, бросив им наперерез «минный заградитель». Он сам сел в машину и пошел навстречу «тиграм».
Героизм саперов решил исход боя в нашу пользу. Но 70-я гвардейская стрелковая дивизия недосчиталась в своих рядах лучших минеров и разведчиков. Пал в этом бою смертью храбрых и наш земляк, дивизионный инженер, гвардии майор А.В. Косарев, так и не успев получить Золотую Звезду Героя. Он был удостоен этого высокого звания посмертно.


Никто эту живую память, искреннюю благодарность нашим отцам, дедам, не отнимет у нас. Тем более не заставит отказаться от нее.


Наш ас

Рязанцы хорошо знали гвардии старшего лейтенанта, боевого летчика Илью Андрианова, его семью, по корреспонденциям в газетах «Сталинское знамя», а затем – в «Приокской правде», «Приокской газете». А жители одного из переулков, что переплетались вокруг Первомайского шоссе (ставшего проспектом), стали однажды свидетелями своеобразного «посещения» летчиком родного дома: небольшой краснозвездный самолет, проделав в воздухе несколько фигур, стремительно пошел на снижение, приветственно качая крыльями, едва не касаясь крыш. Дарья Игнатьевна, мама отважного лихача, выскочив из дома, долго не могла успокоиться. «Какой отчаянный стал, Господи! Был такой тихий, послушный… Один раз только и заупрямился, когда захотел стать летчиком».
Перед самой войной Илья Андрианов получил право самостоятельной летной работы. И, став истребителем, этим правом советский ас в годы войны воспользовался в полной мере.
Свою первую победу Андрианов одержал 29 ноября 1941 года, атаковав в лоб длинной очередью по кабине Хе-111, который сразу вошел в крутое пике и через секунды исчез в облаке мощного взрыва…
Зимой 1942 года «ишачок» Андрианова был настигнут пушечной очередью и буквально рассыпался на пробеге. К счастью, летчик остался жив и, несмотря на полученные травмы, через несколько дней вернулся к боевой работе… Человек исключительной выдержки, воли и большой физической силы, он пользовался в своем истребительном авиационном полку непререкаемым авторитетом. В ходе Курской битвы был назначен командиром эскадрильи.
Уже в 1943 году число боевых вылетов Андрианова перевалило за двести, а грудь украшали ордена Красного Знамени и Отечественной войны первой степени.
В марте 1944 года, после того как рязанский ас сбил очередного фашистского стервятника, он приехал на короткий отдых в Рязань. И, конечно, попал под шквал вопросов и соседей, и родных. Немногословный, он чувствовал себя не совсем уверенно, когда у него брала интервью корреспондент газеты «Сталинское знамя» Елена Карпельцева.
– Да что обо мне говорить, таких как я много, в этом наша сила. Вы бы посмотрели до чего замечательно действовала наша штурмовая авиация во время окружения фрицев. Сжали их в кольцо и бомбили непрерывно. Глянешь вниз: танки, машины, пехота так и крошатся. Много раз немцы пытались вывозить своих офицеров на транспортных самолетах, но тут уж мы их не пускали, редко кто прорывался. Кстати, свой 18-й я во время этого патрулирования и сбил. Я применил свою излюбленную тактику – зашел в хвост последнего «Юнкерса» и с дистанции 200 метров открыл огонь из пушки и пулеметов. Неуклюжий вражеский самолет повалился набок и скоро врезался в землю. В это время мой заместитель младший лейтенант Поваров тоже сбил самолет. Хотели мы еще поохотиться за парочкой, но немцы открыли отчаянный защитный огонь, и мы не стали рисковать, набрали высоту и ушли. Вот после этого мне и дали отпуск. Окончательное уничтожение окруженных немцев без меня завершили. Ну для нас еще много впереди дел.
Глаза его блеснули веселой усмешкой, хорошей, бодрящей усмешкой человека, сознающего свою силу и правоту.
До конца свой отпуск Андрианов не использовал. На сетования родителей ответил, что сейчас на фронте вся его жизнь. «К краю пропасти мы врага подвели, теперь столкнуть его надо. А уж это, будьте уверены, мы делать умеем».
Родители знали: возражать сыну бесполезно. То улыбаясь, то плача Дарья Игнатьевна попросила его: «Илюша, ты хоть летай-то потише, все может не так в случае чего разобьешься». Ответ не удивил: «Не могу, мама, очень у меня в сердце против этих паразитов накипело».
И седая женщина с простым, добрым лицом, с искренней гордостью произносит: «Ведь он какой, Илья, он у меня сердцем воюет».
В этих бесхитростных словах удивительно метко и глубоко было выражено то замечательное качество, что делало непобедимыми советских воинов в годы Великой Отечественной войны.
А Илья Филиппович Андрианов продолжал свой военный путь, сопровождая бомбардировщики и штурмовики, вылетая на разведку, фотографируя войска противника и патрулируя над своими войсками в небе над Днепром, Молдавией, Польшей, Германией, Чехословакией. Он участвовал в 77 воздушных боях, в которых были сбиты 23 самолета противника. Командир полка майор Матвиенко, представляя Андрианова к награде, написал в наградном листе: «За период пребывания на фронте показал себя мастером воздушного боя».
И когда в августе 1944 года пришло сообщение о том, что И.Ф. Андрианову присвоено высокое звание Героя Советского Союза, никого из боевых товарищей эта весть не удивила. Мнение было единое: заслужил! На одного Героя стало больше в Рязани.
Окончание войны гвардии майор Андрианов встретил в Чехословакии, в Праге, в должности командира полка. Он совершил около 400 боевых вылетов. Награжден орденом Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, 2 орденами Отечественной войны 1-й ст., орденом Красной Звезды, медалями.
Мирная жизнь началась для него с парада Победы на Красной площади в Москве. Потом разъехались по частям. Надо было оберегать мир, доставшийся такой дорогой ценой. Фронтовики учились сами, учили молодых. На вооружение авиации стали поступать реактивные самолеты. Увеличилась высота полетов, скорость стала казаться сказочной. После учебы Андрианов стал командовать авиационным полком. Вначале немного терялся, а потом присмотрелся, и дело пошло…
Летели годы. Росло мастерство. Росли классные летчики. В его полку начинал службу космонавт Владимир Комаров, так ярко воплотивший в себе и отвагу фронтовиков в сочетании с высокой теоретической подготовкой, и мастерство в управлении новой техникой.
С небом Андрианов расстался в 1955 году – не прошел медкомиссию. Вернулся в родную Рязань. Шинель сменил на пальто, шляпу, но по привычке долгое время вскидывал голову вверх, заслышав гул самолета и, конечно, вспоминал молодость. Впрочем, о старости думать было некогда. Не в характере фронтовика уныние. Кому как не ему было работать с молодежью, рассказывать ей о Великой Отечественной, о своих однополчанах, в свободное от основной работы на заводе «Красное Знамя» время. А еще активно стал заниматься общественной деятельностью, литературным трудом, отдавая дань памяти войне.

***

9 Мая вместе с детьми мы выходим из дома, чтобы влиться в колоны «Бессмертного полка». Мы проходим по улицам с портретами тех, в честь кого они названы, мимо домов, на которых установлены мемориальные доски с портретами своих родных людей. И никто эту живую память, искреннюю благодарность нашим отцам, дедам, не отнимет у нас. Тем более не заставит отказаться от нее.

Ирина Бушуева,
г.Рязань
Фото из архива
Е. Карпельцевой
и Е.Бушуева