№44 (6248) от 14 июня 2024

США и страны НАТО разрешили Украине бить по российской территории западным дальнобойным оружием. Россия назвала это неприемлемой эскалацией украинского кризиса, предупредила об адекватных ответных мерах. И взяла паузу, перебросив мяч на сторону противника.

Сколько-нибудь резких движений с нашей стороны не последовало. Спецоперация идет своим чередом: лучшие части и соединения украинского режима методически перемалываются в пыль. Но в отличие от американцев и их союзников, нами не сделано ничего, что могло бы трактоваться весьма расширительно – как демонстративный выход за «красную линию».

В чем же причина этой «деликатности»?

Российский военный эксперт Илья Крамник разъяснил разницу между американской логикой принятия военных решений и тем способом стратегического мышления, который сложился у нас. По его мнению, США стремятся осуществлять сдерживание через убеждение противника в том, что издержки, которые тот понесет, перевесят возможные выгоды. Обращаясь к России и россиянам, американцы сигналят открытым текстом: додавливание украинских нацистов будет стоить вам слишком дорого, поэтому давайте-ка договариваться на наших условиях!

Однако, поступая так, как они привыкли поступать в подобных случаях, правящие круги США упускают из виду, что русские принимают решения в соответствии с абсолютно иной парадигмой: «…у нас потенциальные конфликты в принципе никогда не оцениваются через призму издержек, а только через призму угроз, – замечает Илья Крамник. – И это принципиально иной подход, при котором рост ставок со стороны противника влечет не размышления на тему «не дороговато ли обходится? может, прекратим?», а взвешивание: «это уже достаточно весомый повод для боевого применения или еще нет?». И если ответ «нет», то реакции может не быть очень долго, но с падением флажка в «да» она может оказаться куда более масштабной – даже если вчера, на взгляд постороннего, еще ничего особенного не происходило».

Емкое выражение «Русские долго запрягают, но быстро едут» принадлежит Отто фон Бисмарку. Он знал, о чем говорил, поскольку прожил в России довольно длительное время, скрупулезно изучил ее. И на этом опыте выстроил систему довольно тесных германо-российских отношений, во многом обеспечивших немецкий промышленный подъем и статус великой державы для кайзеровской Германии.

Американцы же не вдаются в столь сложные для них страноведческие тонкости. После крушения Советского Союза в США кончились «советологи» и «кремленологи». Старых за ненадобностью выгнали на пенсию, а новых как-то не народилось. Отсюда явная проблема: практически всё русское, что не влезает в американский шаблон, тамошние элиты считают маловажным, а потому – не обязательным к пониманию.

Этот спесивый подход применяется ими далеко не только в нашем отношении. Даже пресловутые «цветные революции», которые они разжигали по миру в нулевые и десятые годы, осуществлялись по единому кондовому сценарию – без учета особенностей терзаемой страны. Новым обычно оказывались лишь название: «Оранжевая», «Тюльпановая», «Шашлычная» – и имена предателей, согласившихся возглавить марионеточные правительства.

Пребывая в опасном упоении своей военной мощью и относясь к остальному населению Земли как к людям второго сорта, англосаксы способны сделать фатальную ошибку. Например, принять долгое отсутствие адекватной реакции на их происки за признак слабости. А потом визгливо возмущаться мощью ответа, поскольку накануне не случилось «ничего такого».

Рассмотреть украинский кризис с российской точки зрения они не могут. Нет у них для этого ни умений, ни инструментов, ни воспитания. Как-то не хватает и ответственных политиков, способных прийти на смену обанкротившимся лидерам «свободного мира», на глазах превращающегося в фашистскую диктатуру.

А между тем… «Россия исходит из того, что все дальнобойные средства поражения, применяемые б. Украиной, уже сегодня напрямую управляются военнослужащими стран НАТО. Это никакая не «военная помощь», а участие в войне против нас. И такие их действия вполне могут стать casus belli», – написал в своем телеграм-канале заместитель председателя Совета Безопасности Российской Федерации Дмитрий Медведев.

Придумать более доходчивое предупреждение сложно. Да и не нужно. Сказано уже достаточно.