№69 (5974) от 10 сентября 2021

10 сентября замечательному поэту, Почетному гражданину Касимова Геннадию Сергеевичу Морозову исполняется 80 лет

Скоро стукнет пятьдесят лет, как я знаком с творчеством замечательного поэта-земляка, Геннадия Сергеевича Морозова, традиционалиста, тонкого лирика, знающего философию жизни не понаслышке. Сущность его творчества – Россия и «ромашковая» малая родина!
В далеком 1974 г., когда отец отвел меня в библиотеку и приобщил к чтению, в числе первых книг сельский библиотекарь посоветовала мне «Мещерский городец». Этот сборник я весь испещрил карандашиком, чтобы ластик убрал пометки без следов, а отмеченное, поразившее – переписал в тетрадь. Выписки храню в память о прекрасном детстве. Приведу отдельные «бисеринки» из моей потертой жизнью тетради: «…С фундаментом каждого дома // Смоленое слито бревно…». «Здесь детство плыло лодочкой. //Здесь юность началась //… И я стою растерянный, //Затерянный, // Ничей… // Овеянный, взлелеянный // Родиной моей!» «До солнца почти поднимаем // Блестящие лица лопат!»; «И коромысла грузно гнутся, // И небо булькает в ведре!»
В 1991 г. мы впервые встретились в редакции газеты «Мещерская новь», где я трудился корреспондентом.
Сегодня Геннадий Сергеевич Морозов – автор многих книг, выпущен 1 том из пятитомника. В Санкт-Петербурге вышел в свет сборник «Иду на свет». Строчка, вынесенная в название сборника, его завершает, венчая стихотворение без названия. Всего здесь 38 стихов, но, по сути дела, – это маленькое избранное.
Уже читая первое стихотворение, как будто в дом отчий попадаешь: «…Стали теплыми//Доски порога,//Возле сруба//Белеет щепа.//В теплом поле// Просохнет дорога,//Затвердела//В овраге тропа. //Стали травы//И выше, и гуще…».
Поэт изображает «русской природы таинственный ток»: «…зябкими росами смутно звенит// Притихни и слушай!» Душа поэта слита с природой, он призывает нас жить, несмотря ни на что: «О, неукротимый поток бытия, //Воздушный, незримый! //В нем жизни частица мерцает моя,//Землею хранима».
В «Былинном мотиве» найдена удивительная метафора, и даже камни живые: «Хрящеватое ухо подставил под солнце лопух.//Под глубинной водой оживают, как рыбы, каменья…»
Язык стихов Геннадия Морозова полон «вкусных» словечек: «бубнилы», «гасик», «шустренок», «гулливая», «дивье», «топырю», «торной». Геннадий Сергеевич тонко чувствует язык, умеет ценить каждое слово: «Пыльцой космической шурша,//За кромкой частоколья,//Мерцает родины душа//Сквозь земляные комья».
Впрочем, автору свойственно самоедство: «В стихах поблекли образы,//Их прозаичен вид,//Как пьяницы тверезые.//Хоть всклень стакан налит».
Как истинный художник слова поэт использует всю палитру красок, весь инструментарий, словно столяр – все рубанки с причудливыми названиями! Сравнения, казалось бы, за многие века все найдены русскими поэтами и зафиксированы в книгах. Ан нет – Морозов нашел: «Сквозь рамы двойные чуть брезжил рассвет.//И вдруг засинел, как чернила…». Настоящему поэту свойственна наблюдательность. Вот яркая деталь в стихотворении «У костра»: «…У пастуха, седого деда,//Окурок виснет на губе…».
Поэта и душу природы объединяет живое пламя, а не зола. Я б отметил и многоцветье и новизну найденных рифм. Например, с лишочком – платочком.
Строки о любви, проникновенная любовная лирика – самые искренние в книге. И природа описана необычайно правдиво. Вот живой снежинки серебро: «Невесомо сыпались снежинки,//Трепетно и мелко серебрясь…//Нить лесной петляющей тропинки//то вилась меж сосен, то рвалась». А вот дрожь листьев передана: «Ольху и осину знобило» там, где «полупрозрачный ежится лесок». Природа живая: «Зима твои радостно //Белит сапожки». Мне понравился «снеговой пересвист» и «Встречь волочится//С дровнями кляча» – надо быть начитанным и знать историю, чтобы так описать клячу на Невском проспекте: «А бока у Карюхи //От стужи – седы.//Кнут извозчика// Щелкает сухо». Да воистину: «Только русское слово//Встает на дыбы – //Никакая//Не сдержит уздечка!» Эти строки о цензуре написаны в 1983 году.
«Просторен мир,//Широк и страшен, //А в нем, попробуй, //Разберись!» Геннадий Сергеевич Морозов, надо отдать ему должное, разобрался.


Досье

Морозов Геннадий Сергеевич (10.09.1941) Поэт, прозаик, переводчик

Родился в семье служащего в городе Касимове. Детство провел там же и в деревне Поздняково Касимовского района. Окончил Касимовский индустриальный техникум (1961 г.). По распределению был направлен в г. Киров, откуда переехал в Ленинград, где работал в одном из НИИ, заочно учился в Литературном институте им. Горького (1975–1980). Работал в геологических экспедициях в Карелии и Якутии.
Первое стихотворение «За Окою, словно сабли, зазвенели ливни…» написано в 14 лет, первая публикация – стихотворение «Парни» – появилась в газете «Молот» (Киров) 27 марта 1963. В качестве постоянного автора публиковался в журналах «Москва», «Наш современник», «Огонек» (лауреат премии журнала в 1977 году), «Молодая гвардия» (лауреат премии журнала 1985 года), «Нева», «Звезда», «Аврора», «Сибирские огни», в альманахе «Поэзия», еженедельнике «Литературная Россия». Вел лиотобъединенение при газете «На страже Родины» (1972–1975). Первый сборник стихов – «Мещерский городец» – вышел в 1974 году.
В 1977 стал членом Союза писателей СССР, работал редактором в Лениздате.
Г. Морозов – автор 12 поэтических сборников. Обладатель премии им. А.М. Ишимбаева и лауреат акции «Народное признание».
Своеобразие художественного языка Г. Морозова состоит в использовании народной фольклорной интонации и классического русского стиха.
Заметное место в творчестве занимают произведения для детей. В 1983 г. вышел сборник стихов для детей «Я рос на просторе» для младшего школьного возраста. В 1986 г. вышла первая книга прозы Г. Морозова – «Деревянные чубарики» – рассказы для детей среднего школьного возраста. Почетный гражданин г. Касимова.

Источник: https://rznodb.ru/


ПОТОК БЫТИЯ

Памяти Валентина Григорьевича Распутина
Все сущее опять покроют воды,
И Божий лик изобразится в них.
Ф.И. Тютчев
Лиловые тучи, багровый рассвет,
Щебечущий весело птичник…
В росе земляничник, в росе бересклет,
В росе ежевичник.
А неоглядный равнинный простор
Доносит до слуха,
Как стонет мещерский, редеющий бор
Протяжно и глухо.
За стоном протяжным не услыхать
Твой шелест, осина.
Лишь мертвенно зыбится водная гладь
Свинцовой стремнины.
Лишь волны бегут на прибрежный песок,
Борясь с валунами.
И русской природы таинственный ток
Проходит меж нами.
Он зябкими росами смутно звенит.
Притихни и слушай.
Не он ли связует, не он ли роднит
Славянские души?
Не он ли, смятенный, таится во мне
И рвется наружу:
При солнце и звездах, мелькнувшей луне,
В жарищу и стужу?
О неукротимый поток Бытия,
Воздушный, незримый!
В нем жизни частица мерцает моя,
Землею хранима.
Мерцай и не гасни! Ликуй и резвись
В космической ряби…
Вот-вот и объемлют небесную высь
Вселенские хляби.
И гибельный вихорь боднет бурелом,
Угоры и кручи.
И молнии огненным стянут узлом
И хляби, и тучи.
И воды обымет смертельная дрожь,
Разверзнутся глуби…
…И нас поцелует Чернобыльский Дождь
В безмолвные губы.

1991 г.


Олег Романов
Фото с сайта ckrkasimov.ru