Теория малых дел


30

Скульптор, фотограф, фрилансер. «Нигде и везде», как говорит сам о себе мой собеседник. А интересен он тем, что меняет мир вокруг себя малыми делами. Не громкими, но по сути очень важными.

Мы сидим с Сашей Синицыным в моем кабинете за столом. На столе – его фигурки: баба рязанская, косопуз, рязанский почтальон и Коловрат. Вопросов я задаю мало, но на каждый из них Саша подробно отвечает. Долго и умно. Созвучно моим собственным мыслям, поэтому не напрягает, а цепляет. И обязательно машет руками. Красивыми руками настоящего скульптора. С модной цветной татухой. Мы говорим не столько про творчество, сколько про поиски себя в нашем любимом городе. Мы в нем выросли, и оба потом из него уехали. А потом снова вернулись и сравнили. Не в пользу. Но остались. Конечно же, из-за любви. И в этом мы с ним схожи, хоть нас и разделяют почти 20 лет. А еще в том, что есть неугомонное желание расти и меняться. И внутри. И снаружи.

Жизнь после Рязани и до нее

– Я тут прожил 17 лет. Это была середина нулевых. Ничего не двигается. Время идет. А хочется перемен. Мама – художник, папа деревом занимается. Они мне говорили: «Посмотри на нас, разве ты хочешь жить так, как живут творческие люди? Иди на что-то денежное!» И я пошел в морскую таможню, уехав в Одессу. Город оказался другим. И люди – другие. Ярче. Это как южный Питер. Все иначе. Учебу бросил, потому что понял, что какой-то фигней занимаюсь. Сайт открыл, потом – мастерскую. Реставрируя один из домов, стал искать данные по нему, изучать историю. А потом написал для местного портала исторические статьи и даже снял небольшую передачу об этом доме. Так судьба и занесла меня в корреспонденты, позволив поработать на каналы РТ и РБК. Даже для Первого канала для Мамонтова снял пару выпусков. Но это был 2015 год, и такая известность обошлась мне боком. В ноябре я вернулся в Рязань и… Тут ровным счетом ничего не происходило. Так я и стал сам создавать поводы. Искать интересных людей, продвигать через них идеи. Да, я не бессребреник, как и все в наше время, хочу хорошо зарабатывать. Но город – это для меня приоритет. Хотелось и хочется для него пользы. Пока же нам не хватает честных, желающих добра городу людей.

Свойство провинции

– Любая идея в Рязани запускается исключительно с пинка, под нажимом. Так мы устроены: изменения для нас – это надолго. И все же, когда я вернулся, то увидел разницу между 2006-м и 2015-м. Люди стали спокойнее и увереннее. Не то чтобы проблем стало меньше. Просто появилось понимание, что мы сами можем что-то менять. По мелочам. Появились какие-то «островки адекватности», например, проект «Океан Солярис – острова памяти» Ирины Нечаевой, который собирает вокруг себя молодежь. Ирина Борисовна проводит конкурсы, привозит интересных режиссеров, композиторов, известных во всем мире. Или библиотека им. Есенина, которая сейчас ремонтируется и вот-вот станет еще одной платформой для общения молодых. По сути, все, что нам сегодня нужно – это возможность объединить 15-25-летних с промежуточными поколениями – теми людьми, которые готовы делиться опытом не прошлых, а настоящих лет, которые сами горят и готовы зажечь школьников и студентов на изменения вокруг себя – в доме, во дворе, в городе. Много ли таких людей в Рязани? На мой взгляд, на сегодня яркие представители тех, кто способен грамотно привлечь и объединить, и у них это получается, – это наш региональный минкульт, Туристский информационный центр и Центр развития туризма. Ребята – настоящие фанатики в хорошем смысле этого слова. Это как раз те люди, которые меняют мировоззрение молодежи. А менять его необходимо. Мы не понимаем, что проблемы, которые нас окружают, можно решать, но для этого надо остаться в своем городе, развиваться и двигаться вместе с ним, а не уезжать отсюда. Такой подход молодежи надо ломать. И на это уйдет не год, скорее всего – десятилетие.


Александр Синицын:

– Люди у нас спокойные, и мне это нравится. Десять вечера, а они не бегут, как в Москве, домой. Тихо, с удовольствием прогуливаются по городу.


Все начинается с малого

– Я раньше думал, что это пафос книжный. Но нет. Вот сажает кто-то из городских служб цветы, скажи спасибо. И работнице приятно, и тебе. Только так – через малое – и начинаются изменения.
Вот и мои скульптуры – баба рязанская, косопуз, Коловрат и рязанский почтальон – малые шаги к изменению города. Да, это всего лишь сувенирная продукция. Некие реалистичные образы, связанные с нашим городом и регионом. Я, когда увидел ассортимент в рязанских магазинах, понял, что есть огромные пробелы с сувениркой. Задумался и решил, что нужны какие-то новые образы. Не карикатурные, не мультяшные. Реальные. Сначала сувенирная продукция – так, мелочь, казалось бы, но и через нее у людей просыпается интерес к культуре, городу. Затем, возможно, этот интерес сложится в понимание, что вместе можно и парк убрать. Дальше – дом отреставрировать. Моя личная конечная цель – восстановление рязанских зданий. Я хотел бы заниматься именно этим. Но до этого момента пройдет лет 10-15. А начинать надо все же с малого. Предлагать городским и областным властям какие-то темы по сувенирке, по благоустройству, по стилистике. Объединяться ради продвижения общих идей. Создавать какое-то «надгородское» сообщество творческих людей, которое сможет влиять на изменения – урбанистические, архитектурные, культурные.