№96 (6001) от 17 декабря 2021

О метафизических плюсах и реальных минусах профессии журналиста с Александром Джафаровым беседует Дарья Макашутина

Студенты-выпускники журфака РГУ, ставшие участниками проекта «Будущие о настоящих», продолжают выяснять, чем «держит» и почему «не отпускает» корреспондентов «Рязанских ведомостей» их работа.


Александр Джафаров:

– Откровенно пообщаться с представителем профессии, которой ты учишься, – это бесценный опыт. Надеюсь, мой рассказ впечатлил Дарью и в будущем поможет ей без сомнений выбрать журналистику делом своей жизни. В свое время я точно так же, через общение со старшими коллегами, прошел свои «университеты». У нас с Дарьей получился интересный разговор, думаю, все у нее будет отлично!


– Александр, знаю, что вашим первым местом работы как журналиста была молодежная газета «Поколение Р». Как туда попали?

– Это было лет пятнадцать назад. Как раз в то время я только начал увлекаться мотоциклами, и на меня сильное влияние оказывал Хантер Томпсон и его книга «Ангелы Ада». Я подумал: «Чем я хуже, чем Хантер Томпсон?» И пришел в рязанскую молодежную газету. Публикации в СМИ в то время широко обсуждались в обществе. Соответственно, приходилось очень быстро учиться новому. Мой первый главред Вадим Михайлов мог зайти на планерку и спросить: «Что на этой неделе жесткого произошло? Про что будем писать?» Мы говорим: «Да ничего не произошло». И он отвечал: «Ну раз нечего писать, идите и сделайте, про что писать». Я спрашиваю: «Чего, витрину разбить кирпичом?» Он: «Да, разбей, пусть тебя задержат, и ты из милицейского участка напишешь, как провел ночь в камере».

– Вадим Михайлов и стал вашим первым наставником?

– У меня было два наставника, на которых я ориентировался. Это достаточно известные журналисты Рязани – Вадим Михайлов и Роман Сивцов. Также сильное впечатление на меня производили Дмитрий Проскурин и Дмитрий Флорин. У них я учился, на них я смотрел и думал: «Буду писать, как они». Им я обязан кратким введением в профессию. Они в течение года очень быстро меня погрузили в тонкости ремесла, так что я был готов писать на любые темы.
Но особенно удивлял, а точнее даже вдохновлял и до сих пор вдохновляет, не масштаб возможных тем, а то, что люди напрямую приходят к тебе с проблемой. Ты начинаешь копать, понимая, что можешь помочь решить проблему, и это, думаю, главный, определяющий, самый положительный момент в профессии.

– А еще в журналистике есть плюсы?

– Плюс – это то, что можно не сидеть в офисе. Это творческая составляющая. Нет привязки к чему-то, можно оставаться в какой-то мере свободным художником.
Кроме этого, журналистика дает возможность постоянно расширять знания, ты можешь изучать разные направления в технике, науке, социологии. И, конечно, наша профессия – это возможность общаться с разными людьми и контактировать с миром по многим вопросам. Ты можешь посетить концерт, побывать на заседании в облдуме, потусить со стритрейсерами. Везде ты познакомишься с разными людьми, у вас будет диалог, ты полезную для себя информацию выяснишь и что-то откроешь. Эти три плюса взаимосвязаны, каждый дополняет предыдущий, и ты получаешь полную картинку плюсов процесса.
Но не стоит забывать и про минусы. Журналистика, к сожалению, перестала быть интересна людям. Ей тяжело научиться. Где все журналисты из вузов? Люди идут в профессию в надежде на то, что их научат. А вот мой учитель, Вадим Михайлов, говорил: «Нельзя этому научить. Ты либо можешь это, либо не можешь». И третий основной минус – низкая оплата. Глядя на эти минусы, люди задаются вопросом: «Зачем мне это надо?»

– И вы задаетесь? Было желание уйти из профессии?

– Оно всегда есть. Плюсы-то в основном метафизические, а минусы серьезные. Конечно, первые пару лет после вуза можно поработать. Этот уровень зарплат устраивает. А потом, когда ты понимаешь, что достиг потолка, ты уходишь. В пресс-службу, в отдел маркетинга. Такой путь у многих.

– А почему же вы сами остались?

– Потому что могу совмещать журналистику с другими любимыми для меня занятиями и хобби. У меня не так много увлечений, как может показаться. Я пишу статьи в газете, люблю технику и занимаюсь спортом. Времени на все хватает.

– Я знаю, что вы преподаете молодежи единоборства. Как вы пришли в этот экзотический вид спорта?

– В кекусинкай каратэ я пришел больше 20 лет назад. В институте стал более серьезно заниматься. А вдохновился этим видом спорта потому, что он требует от тебя экстрима. Обычно у меня две тренировки в день. Утренняя – самостоятельная или с моим наставником, вечером – со своими учениками: сейчас я являюсь одним из руководителей региональной организации кекусинкай каратэ, а тренерскую работу веду уже больше 12 лет. Ребят занимается много, есть чемпионы России, есть черные пояса, которых я подготовил. Один мой ученик уже сам воспитывает ребят. В какой-то момент я уйду, но мои ученики останутся, будут передавать полученные от меня знания своим ученикам.

– Еще одно из ваших увлечений – автомобили и мотоциклы, на которых, как я знаю, вы часто путешествуете…

– В моем автопарке несколько машин и мотоцикл. Мотоциклы – это страсть еще с института. Я на разных ездил, всех не перечислить. Сейчас у меня ститфайтер Yamaha V-max.
Самый большой пробег на мотоцикле за одну поездку составил почти 6000 км. А вот больших путешествий на машине не делал, максимально 3000 – в один конец. Это ближняя Европа, Беларусь, Польша, Германия, Калининград. Загрузили машину и семьей поехали в Брест на 9 Мая.
Очень люблю спонтанные путешествия. Смотришь по городам, где есть знакомые, пишешь им. И в каждом городе тебя ждут, ты знакомишься и общаешься. А потом садишься на мотоцикл и едешь дальше.
Сейчас у меня мечта – прилететь в Нью-Йорк, взять там мотоцикл и поехать в Лос-Анджелес или Сан-Франциско. Через всю страну, за новыми знакомствами, общением и эмоциями. Надеюсь, это скоро осуществится.
Согласитесь, на поезде или самолете путешествуешь иначе. Ты просто меняешь одни декорации на другие. А мне нравится путешествовать именно на своей технике, люблю чувствовать дорогу.

– Помимо поездки в Америку, есть планы на будущее?

– На такой вопрос надо философски ответить. Помните известную фразу: «Дороги могут быть разными, а путь один»? Считаю, что свой путь надо пройти до конца, а какими дорогами я пойду – это уж как получится.

– А что касается планов в журналистике?

– Хочу продолжить помогать людям. Откликаться на их проблемы, писать про это статьи. Считаю, что это мой долг и призвание. Все, что будет вокруг этого, уже не важно. Для меня важно, чтобы человек сказал: «Саша, мне надо помочь» – и я отвечу «Давай!» В свое время, когда я выбрал эту профессию, именно это было для меня самым важным. Я видел в этом главную цель. И цель до сих пор не изменилась. И до сих пор не достигнута. Каждого из 140 миллионов людей в России я готов выслушать и попытаться помочь.

Фото Ольги Трофимовой