Любая мечта осуществима – достаточно верить в неё и стремиться к ней. В сегодняшнем интервью мы поговорим не только о тонкостях работы фотокорреспондента в крупнейшем новостном агентстве России ТАСС, но и о том, как внутренние рамки в головах людей губят их самые заветные желания. О том, как создать идеальную фотографию, и о том, как мечту превратить в быль, рассказывает Александр Рюмин.

 

– В чём разница между фотографом и фотокорреспондентом?

– Я не вижу сильного отличия между ними. Фотограф – это широкое понятие. Это и специалист, который работает, как раньше говорили, в бытовом обслуживании, снимая свадьбы или корпоративы. Есть фотографы технические, рекламные. Фотографируют, например, в криминалистике. А фотокорреспондент заточен под съёмку новостей, под поиск произошедших событий и их «фотодокументирование».

– К какой из этих каст вы себя относите – фотографов или фотокорреспондентов?

– Я репортёр. Главное, чтобы я привёз из командировки или со своего задания отличную фотокарточку, а как меня назовут… да как душе угодно!

– Как устроена работа фотокорреспондента ТАСС? Каков её алгоритм?

У нас есть продюсеры, которые ищут темы по всей стране. Если, на их взгляд, она интересна для других СМИ (потому что, помимо собирания фотоархива, мы, как агентство, заточены на снабжение фото- и видеоматериалами других СМИ), то они договариваются с принимающей стороной о времени съёмки и дают задание мне. Хотя нередко ищу себе темы сам, штудируя телеграм-каналы, издания в других регионах, новости. Дальше сажусь в машину, в поезд или на самолёт и отправляюсь на съёмку.

Надо сказать, что ещё несколько лет назад я ехал только за фоторепортажем. В последние же годы специфика работы изменилась, поскольку появился новый запрос у читателя и зрителя. Теперь моя задача – снять ещё и видео, записать небольшое интервью. Но мало снять – надо и максимально быстро отправить материал в редакцию. Время – главное обстоятельство в нашей работе. Дальше за дело оперативно берутся коллеги из отдела выпуска.

На съёмке я люблю работать один, без корреспондента или группы, как это устроено, например, на ТВ. Одному удобнее сконцентрироваться на теме, я знаю, что мне нужно от съёмки, что надо спросить, какой кадр будет «говорящим».

– Ваша первая работа была в «Рязанских ведомостях»?

– Так и есть. Я пришёл в «Ведомости» ещё школьником, когда они только открылись. Просто поднялся по лестнице, открыл дверь, поздоровался и объяснил, что хочу у них работать.

Я и снимал, и писал. У меня была первая заметка в «Рязанских ведомостях» про одну из первых ночных дискотек. Да, тогда ведь это было целое событие городского масштаба! Оттуда я написал небольшой текст, сделал фотографии, и «Ведомости» опубликовали. По документам я числился корреспондентом, но при этом ещё и снимал.

Затем появилась новая газета – «Рязанская семёрка». Это было очень яркое событие в рязанской журналистике: молодой талантливый коллектив, новые подходы к написанию текстов, съёмкам, непривычная вёрстка самого издания. Это была возможность писать и снимать на любые темы, которые посчитаешь интересными.

А потом случился ТАСС.

– Вы ещё сказали, что в «Коммерсанте» публиковались. Приехали в Москву, зашли в редакцию и просто спросили: «Можно у вас публиковаться?»

– В моём случае, может быть, это было очень нагло, но я действительно просто обращался в разные редакции, знакомился с людьми и спрашивал: «А вам не нужен корреспондент? Я могу по регионам поездить, мне это интересно». У меня была цель – поработать в федеральных изданиях.

– В одной из командировок вы познакомились с фотографом из ТАСС. Как это было?

– История взаимоотношений с ТАСС у меня идёт ещё из детства, когда я сбегал с уроков и уезжал в Москву на электричке. Ходил, смотрел и изучал экспозиции их фотохроники. Ни с кем я там никаких контактов, конечно же, не заводил, да и лет мне тогда было 14-15. Но в итоге у меня в голове ТАСС отложилось как место, где собрались чуть ли не самые сильные фоторепортёры страны.

В 2005 году я поехал в командировку от одной газеты в Северную Осетию. Снимал репортаж о годовщине событий в бесланской школе. Там я познакомился с фотографом Сергеем Узаковым. Я за ним ходил, смотрел, как лучше снять, потому что, во-первых, понимал, что это фотограф ТАСС, а во-вторых, осознавал, что тоже хочу так снимать. Три или четыре дня я провёл в той командировке, и в один из вечеров, когда мы ужинали, он сказал: «Слушай, а ты не хотел бы к нам пойти работать?»

Надо понимать, что для меня именно «Фотохроника ТАСС» всегда была образцом профессионализма в плане репортажной фотографии. Я не рассматривал для себя работу пишущим корреспондентом в ТАСС, мне всегда хотелось именно в фотохронику.

– Можно ли назвать работу в ТАСС мечтой вашей жизни или же это была цель?

– Наверное, сначала это было мечтой. А целью стало после того, как познакомился с Сергеем Узаковым. Так получилось, что возвращались мы из Беслана в Москву вместе. По прилёте Сергей предложим познакомить меня с агентством. Конечно, глупо бы было с моей стороны упустить такую возможность.

С тех пор я в ТАСС и остался. Два года работал внештатником, подтягивал навыки, вникал в тонкости работы. Мне давали задания, я ездил и снимал по рязанскому региону, Тамбову, Липецку, близлежащим областям. Мало оказалось просто попасть в «Фотохронику», важнее было закрепиться в профессиональном плане. И с 2007 года я здесь в штате.

– Съёмка для ТАСС в 2023 году так же захватывает дух? Либо это просто работа, к которой привыкаешь?

– Конечно, не каждая съёмка захватывает дух, потому что, как и в любой работе, бывают и рутинные репортажи. Но я с большим трепетом жду каждый новый сюжет.

– Как попасть в ТАСС сегодня?

– Приехать и сказать: «Хочу у вас работать!» Прокатит, сто процентов! А если не приедете и не скажете, то как люди узнают, что вы есть и хотите здесь работать?

– Какая из ваших съёмок самая главная, самая лучшая?

– Для меня главные кадры – это снимки моих друзей и родственников, которых уже нет в живых. Я не имею возможности больше с ними увидеться, а потому эти фотографии мне особенно дороги.

Что же касается профессии, то я каждый день считаю, что лучшая съёмка состоится завтра. И это помогает мне уже сегодня быть к ней готовым и находиться в предвкушении.

Как понять, что снимок удачный? Это нужно чувствовать или есть специальная формула успеха?

– Я руководствуюсь принципом «нравится – не нравится». Мне хочется делать фотокарточки, на которые человек смотрел бы дольше трех секунд. Если фотографии будут разглядывать, всматриваться в них, значит, получилось. В идеале снимок должен без слов и пояснительных текстов описывать происходящее в кадре. Это высший пилотаж.

– Почему быть фотокорреспондентом круто?

– Мне очень нравится держать в руках камеру, ловить момент и его запечатлевать. Нравится ездить из точки в точку, из города в город, из области в область. Нравится, что работа журналиста и новостного фотографа невероятно наполнена новыми событиями.

Круто, что я фотокорреспондент, потому что всю жизнь хотел быть фотокорреспондентом. Круто, что я этого достиг. Все прелести этой профессии мне посчастливилось испытать, и невзгоды тоже. Для меня в жизни это главная история.

Федор Фомин