№18 (6023) от 16 марта 2022

Школьный психолог – об адаптации после каникул, борьбе с гаджетоманией и обдуманном выборе будущей профессии

В рамках сотрудничества «Рязанских ведомостей» с Центром управления регионом (ЦУР) недавно было записано видеоинтервью, которое провела специальный корреспондент «РВ» Людмила Иванова с педагогом-психологом рязанской школы № 10, участницей Всероссийского форума классных руководителей Верой Апряткиной.

В нем специалист рассказала об особенностях работы школьного психолога, о том, какие трудности испытывают ученики разного возраста. Также Вера Апряткина дала советы ребятам и их родителям, как легче адаптироваться к учебному процессу после каникул, как правильно подойти к выбору будущей профессии, как разумно использовать гаджеты. Ответы на вопросы по этим и другим темам публикуем в сегодняшнем выпуске рубрики «Социальный аспект».

Р.В.  – Вера Олеговна, мы беседуем в преддверии весенних каникул. У школьников, как мы знаем, четыре каникулярных периода. После каких каникул ребятам сложнее всего адаптироваться к учебному режиму? Какие бы советы вы дали ученикам и родителям, чтобы этот процесс проходил быстрее и мягче?

В. А. – Собрать детей после каникул действительно очень сложно. Труднее всего – после летних, поскольку они самые длительные. Но расслабляют детей любые каникулы. Лучший способ быстро настроиться после них на учебу – это четкий режим дня. Выстраивается он дома, и родителям нужно это понимать. Ребенок должен иметь четкое представление, когда у него есть возможность заниматься своим делом, когда – отдыхать. Если во время каникул ребенку разрешается ложиться спать чуть позже обычного, то перед началом учебы (примерно за неделю) необходимо вернуться к прежнему режиму сна. Тогда дети в школе не будут сонными и раздражительными. Быть в тонусе и с достаточным количеством энергии особенно важно для младших школьников. Часто родители делятся переживаниями, что ребенок отказывается что-либо делать, сильно устает в школе. И в беседе выясняется, что у него просто нет четкого режима дня. Выстраивать режим сложно, если его изначально не было. Режим нужно поддерживать и подросткам, многие из которых так любят по вечерам и ночам сидеть в телефонах.

Р.В.  – Кстати, многие взрослые действительно сетуют на то, что их дети «не вылезают из гаджетов». Как бороться с гаджетоманией и стоит ли вообще это делать? Сколько времени в день ребенок может проводить в интернете, мессенджерах и соцсетях без ущерба для своего здоровья?

В. А. – Сейчас век высоких технологий, мы от этого никуда не уйдем. Нам нужно научиться правильно с ними взаимодействовать. В современных телефонах есть удобная функция «родительский контроль», которая позволяет отслеживать, чтобы никакой вредоносный контент ребенок не открыл. Но вместе с тем в интернете сегодня много полезной информации, развивающих игр и упражнений. Поэтому проводить время в сети можно и с пользой. Очень хорошо, что ресурсов для этого становится все больше. Тем не менее, родитель с самого раннего детства должен ставить ребенку определенные временные рамки по нахождению в интернете. Младшие школьники без вреда для здоровья могут проводить в интернете до двух часов в день с перерывами, в подростковом возрасте это время может быть увеличено до трех-четырех часов, но опять же с перерывами. То есть ребенок должен знать, что у него есть определенный отрезок времени, когда он может посидеть в компьютере или телефоне. Нередко родители сами при любой удобной возможности дают в руки детям телефон или планшет вместо того, чтобы пообщаться, что-то обсудить. На мой взгляд, хорошо и полезно виртуальные игры заменять настольными. Это, во-первых, очень объединяет семью. Вместо того чтобы вечером сидеть в телефоне и по разным комнатам, лучше вместе удобно устроиться за столом, заварить вкусный чай, поиграть в хорошую настольную игру. Детям такое непременно будет интересно. Практикую подобное у себя в школе – приношу настольные игры, кладу их на видное место. Во время перемен дети играют, и им это нравится. Если все же ребенка трудно оторвать от телефона или компьютера, то родителям следует спрашивать его, что интересного он там для себя нашел. То есть не запрещать, не давить, а выстраивать диалог и демонстрировать интерес.

Р.В.  – Как, на ваш взгляд, недавние периоды вынужденного перехода на дистанционное обучение отразились на образовательном процессе? Возникали ли у кого-то из его участников в это время психологические трудности, с которыми они обращались к вам?

В. А. – Безусловно, дистанционное обучение изменило привычный образовательный ландшафт. Нам пришлось научиться работать и жить в новых форматах. Как психолог я активно вела свои страницы в соцсети «ВКонтакте», призывала детей делиться мыслями, трудностями, старалась им помочь, выходила с ребятами в прямые эфиры. Мы разговаривали о том, как у них дела, как они себя чувствуют, и это очень помогало. С педагогами мы записывали видеоролики с рекомендациями, как организовать дома учебный процесс, какие сложности при этом могут возникать, как с ними справляться. Размещали эти материалы в группах нашей школы в соцсетях, родители и дети их смотрели, комментировали. Всем понравилось такое взаимодействие. Во время дистанционного обучения дети ощущали дефицит живого общения. Все хотели скорее прийти в школу, сесть за парты, поговорить с учителем. Из-за постоянного нахождения в четырех стенах у многих ребят появилось эмоциональное выгорание, они жаловались, что не хватает сил. Участвовать в дистанционных уроках детям было трудно, но еще труднее было родителям, особенно младших школьников. Они были буквально прикованы к детям, которых нужно было постоянно контролировать. То есть для родителей это тоже был стресс, поэтому мы делились рекомендациями и с ними. Но в дистанционном обучении обнаружились и свои плюсы. Дети осознали ценность прямого общения с учителем. И мы – педагоги – это ощутили. Сейчас ученики начали больше общаться и друг с другом, и с учителями. Дети стали чаще делиться своими мыслями, чем-то личным, интересоваться друг другом. Был даже случай, когда ко мне подошел ученик и просто спросил, как у меня дела. Естественно, мы делимся своим настроением, своими эмоциями, и это хорошо.

Р.В. – Сегодня в школах большое внимание уделяется работе по профориентации. Есть ли в арсенале педагога-психолога инструменты для определения профессиональных наклонностей учеников? Какой совет вы бы дали родителям, чьи дети испытают трудности с выбором будущей профессии?

В. А. – Сейчас существует много методик для определения склонности ребенка к той или иной профессии. Здесь важно понимать не только, какую профессию хотел бы выбрать школьник, но и тип его темперамента, индивидуальные особенности. Профориентация должна начинаться еще с дошкольного возраста в семье, когда родитель просто дает ребенку первые представления о разных профессиях. На уроках профориентации уже в старшей школе с учениками мы говорим о том, что в основе правильного профессионального выбора лежат три составляющих. Первая, назовем ее условно «хочу», – это желание самого ребенка. Вторая – это «могу», тут мы разбираем, какими качествами надо обладать, чтобы освоить ту или иную профессию. Так у ребенка складывается портрет профессии. Дальше мы переходим к третьему важному моменту при выборе профессии – «надо ли». Обсуждаем, насколько эта профессия будет востребована через пять-десять лет. Выясняем, какие профессии уже утратили свою актуальность и какие, наоборот, находятся на пике востребованности. Самое главное, чтобы все это понимали родители, учитывали особенности своего ребенка при принятии решения о выборе профессии. Например, если ребенок тихий и замкнутый, то вряд ли он станет артистом, выступающим на большую аудиторию – ему будет просто дискомфортно. Если ребенок активный, то вряд ли он сможет целый день, сидя в кабинете, сосредоточенно работать с документами. А вообще родителям с подростками очень полезно просто вместе изучить список вузов и ссузов, без какого-либо давления и назидания обсудить предлагаемые ими профессии, выслушать на эту тему самого ребенка, понять, что ему интересно. Часто приходится слышать от учеников, что они хотят стать блогерами или геймерами. Нельзя сразу и категорично отметать такие идеи, их нужно обсуждать. Как психолог я уверена – родитель должен принимать выбор ребенка, но при этом направлять его. Крайне важно сделать правильный выбор, потому что на освоение профессии уходит много времени и сил, и будет обидно, если все старания окажутся впустую.

Р.В. – Спасибо за содержательные ответы!

Людмила Иванова
Фото Дмитрия Осинина