Все красивы. Всем спасибо!


43

Тысячи людей по всей стране хранят вырезки из газет с фотографиями, сделанными Владимиром Проказниковым

Встретились однажды в аэропорту Проказников, Разбойников и Беда… Смахивает на анекдот, но так и было! Три корреспондента центральной прессы с жизнеутверждающими фамилиями отправились на задание, и, когда принимающая сторона узнала, какая троица их посетит, люди покатились со смеху: радость к нам приходит…
Про Разбойникова и Беду сказать ничего не можем, а вот Владимиру Ивановичу Проказникову его фамилия принесла счастье, почет и уважение в профессии. Паренек из села Морозовы Борки, учившийся в интернате, дорос до фотокорреспондента газеты «Сельская жизнь», которую читали в каждом селе необъятного СССР.
Были в его судьбе и «гром небесный телефонного звонка», и случайные встречи, менявшие судьбу, и наветы недоброжелателей, взлеты и падения.

Оказывается, то была счастливая примета: фамилию под его первой заметкой о школьном радиокружке в «районке» то ли сознательно, то ли по недосмотру исказили. Вместо «Проказников» поставили «Поздняков», и никто не верил, что Володя выбился вдруг в журналисты. А он не унимался: писал и писал заметки в «Заветы Ильича». Их охотно брали, и на паренька, работавшего к тому времени помощником электросварщика, положили глаз.
Слово «однажды» не раз меняло его судьбу. В один прекрасный день за ним прибежали из конторы МСО: «Володя, тебе звонят из редакции!» Владимира приглашали на работу внештатником. «Пиши заметки и учись фотографировать», – напутствовали нового селькора. Володя купил фотоаппарат «Смена-6» и достал где-то справочник фотографа – азы новой профессии постигал по книге. Начались будни молодого фотокорреспондента: пленки заряжал под одеялом, снимки промывал в ведре. Но вскоре из дома, где он снимал койку, Владимиру предложили побыстрей съехать. Что такое? Оказывается, в сарае у хозяйки начали дохнуть куры, и то ли в шутку, то ли всерьез кто-то брякнул тете Паше: это Проказников их проявителем своим травит. Поверила тетя!

Словом, село – это непростой, загадочный мир. Владимиру пришлось его обживать как газетчику, искать подходы к ремеслу, чтобы оно когда-нибудь переросло в искусство.
– Я помню свой первый выезд на задание уже в качестве штатного фотокора районной газеты, – Владимир Иванович рассказывает, а на меня веет весной. Знаю, что такое возвращаться из армии, когда вся жизнь перед тобой распахнута до горизонта. У Проказникова уже был опыт сотрудничества с окружными военными газетами, а на гимнастерке поблескивала медаль «За воинскую доблесть». – Прихожу в редакцию и сразу задание: дуй в колхоз, ждем от тебя фоторепортаж с весенних полевых работ. Отправился на попутке, не снимая военной формы. По дороге купил махорки – угостить тракториста. Что за дела! Смотрю, он сам выскакивает из трактора и бежит навстречу. Ну, думаю, вот как нашего брата журналиста уважают!
Оказалось, что тракторист ждал сына из армии и принял меня за него. Посмеялись, скрутили козью ножку, а я уже фотоаппарат держу наготове. В общем, в редакцию привез не просто снимок с подписью, а целый этюд, где описал свою встречу с механизатором, ждущим сына-помощника.
Впереди было крещение огнем, вернее, несправедливой критикой. Корреспонденцию о бесхозяйственности на консервном заводе «Гибнут овощи», которую Владимир Проказников отправил в областную партийную печать, минуя «районку» (он тогда работал в Луховицах), ему начальство не простило. Факты подтвердились, заводу и рабочим публикация помогла, но «зарвавшемуся корреспонденту», вздумавшему работать без согласования с местным руководством, начали ставить палки в колеса. Замредактора «районки» так и сказал: «Жизни тебе здесь, Проказников, не будет».
Старое ушло, новое и лучшее не замедлило явиться. Друг Саша Салаев свел его с «Рязанским комсомольцем». Здесь и началась настоящая школа фотокора. Вместе с Салаевым, Юрием Черниковым Владимир ездил по заводам и полям, стройкам и вузам, смотрел, как работают фоторепортеры, как общаются, находят контакт с людьми, чтобы сделать задуманный кадр. Уже тогда сделал главный вывод – люди не должны видеть в тебе чужака. Причем наигранность не поможет, нужны искренность, доброта, профессиональная увлеченность.

Родители и небеса наградили Проказникова потрясающим качеством – умением расположить к себе людей. Именно к нему подошел в Константинове модно одетый фотокор, обвешанный заграничными камерами, с солидным потертым кожаным кофром. Не репортер – картинка. Покосился в сторону накрытых столов с холодным пивом. И как бы между делом – к Владимиру, который ждал делегацию с фотокамерой наготове: «Старичок, как бы мне поправиться? Болею сильно, вчера квартиру получил, ну и на радостях… Поможешь? До фуршета не доживу». И Владимир Иванович вошел в положение коллеги. Пока тот поправлялся в тени есенинского клена, Проказников вел съемку аж на четыре фотоаппарата: два свои и два доверенных ему московским гостем, оказавшимся штатным фотокором «Сельской жизни». Так он и познакомился с главной крестьянской газетой страны, а вскоре начал с ней сотрудничать. Дела пошли в гору. Снимки Проказникова подкупали искренностью, добрым отношением к героям, незамыленностью взгляда и живописной композицией. Именно его выбрали для выполнения ответственного задания: привезти фотоочерк с родины генерального секретаря партии Константина Устиновича Черненко. Главный хлопнул по плечу: «Пока не привезешь, указа о награждении генсека званием Героя Соцтруда и орденом Ленина давать не будем».
Две недели Владимир Иванович колесил по Сибири, снимал в тайге, на реках, в горах, познакомился с огромным количеством людей, чтобы добыть десять золотых кадров. В «Сельской жизни» вся редакция сбежалась смотреть на еще мокрые отпечатки. Их разложили на полу, а журналисты взгромоздились на столы, чтобы получше рассмотреть выставку. Главред с фотографиями умчался в ЦК. Через час звонок оттуда – снимки понравились, а Проказников пусть пишет заявление о приеме на работу в «Сельскую жизнь»,
Фотоочерк «Сибиряки» вместе с указом о награждении генсека вышел 25 сентября 1984 года, а позже получил первую премию на всесоюзном фотоконкурсе.
– Паренек из села, без связей, без протекций, я хотел доказать, что могу работать на уровне лучших фотокоров страны, и у меня это получилось. Те времена давали возможность людям честолюбивым и неугомонным проявлять себя, двигаться вперед. И что самое важное – их замечали, давали дорогу, – говорит Владимир Иванович.


Редакция газеты «Рязанские ведомости» от души поздравляет своего внештатного фотокорреспондента Владимира Ивановича Проказникова с 70-летием и желает ему радостных репортерских будней!


Попасть в газету – это радость, достижение? Наверное. И все-таки для людей более важно осознание того, что их труд оценили, а сделанное заметили. Тысячи людей по всей стране хранят в семьях вырезки из газет с собственными портретами, которые делал фотокор Владимир Проказников. Он не любит, когда по отношению к людям его профессии используют слово «фотограф». Фотографы работают в ателье. А газетчики видят эту жизнь не только анфас, но и вообще со всех сторон. Иногда праздничных, а часто – печальных.
Семьдесят лет пронеслись как пара недель перед Новым годом. В постоянном ожидании чуда. И оно все-таки случилось. Все, о чем мечталось, у Владимира Ивановича Проказникова сбылось. Не жаль вступать в почтенный возраст. Да, по печатной прессе в 1990-х проехались катком. В руководство многими СМИ вынесло людей, начавших выживать оттуда настоящих профессионалов, чтобы самим не казаться на этом фоне мелкими и тщедушными. Как в анекдоте: «Думали, что поднялись, а на самом деле всплыли».
Все эти рыночные перипетии были и в судьбе Владимира Проказникова. Но когда предан душой делу, оно тебя всегда поддержит, наполнит твою жизнь уверенностью и смыслом. Тогда весна не заканчивается. Перед тобой все то же бескрайнее поле, запах махорки из кармана, и кто-то радостно идет тебе навстречу, как будто ты его сын.



Димитрий Соколов
Фото Владимира Проказникова и Александра Королева