Храм души твоей


13

О возвращении доброго имени Тимофея Серова

От Покровского храма до бывшей паровой вальцовой мельницы XIX века – метров сто. Так что дошли мы быстро и остановились недалеко от трансформаторной подстанции, которая притулилась в уголке парка старого Кораблина.
Елена Орлова и ее дочка Вера с какой-то особой теплотой смотрели на заросший высокой травой островок битых кирпичей. А потом тихо, чуть ли не в один голос молвили:
– А вот и мельница нашего прадеда Тимофея Ивановича Серова. Все, что от нее осталось.
И они стали ходить по этому дорогому их сердцу островочку, находя все новые и новые доказательства деятельности тех, кто когда-то жил и работал в Кораблине. И я вместе с ними уже другими глазами увидел остатки белого, чуть ли не мраморного пола, мощного фундамента, полуразрушенную, но еще крепкую каменную стену с заложенным окном.

Старая мельница

И сразу вспомнилось детство и эта старая полуразрушенная мельница, где еще лежали большие каменные валуны-жернова и где мы играли в войну и хоронючки. Как сейчас перед глазами и фигура старого кряжистого мельника в белом сермяжном фартуке. Мельник был жив и в начале 50-х годов прошлого века ходил по кораблинским улицам и, в отличие от нас, с тоской смотрел на то, что осталось от его мельницы. Вспоминал он наверняка, как мельница эта поскрипывала, похрустывала и вздрагивала всякий раз, когда из-под ее вальцов текла в подставленные мешки мраморная пшеничная или золотая ржаная мука. Приезжали сюда со всей округи степенные мужики и ждали своей очереди, прячась под телегами от жаркого августовского солнышка, смолили самокрутки с пехлецкой махоркой….
Закончила существовать мельница в Кораблине где-то в конце 50-х годов прошлого века. А начала она работать благодаря стараниям купца Тимофея Серова. Как выяснила в долгих розысках в Рязанском архиве и беседах с родственниками москвичка Елена Орлова, ее прадед был инициатором и активным участником строительства Покровского храма. Он и сейчас сияет, но уже новыми маковками-куполами, в старой части города Кораблино.

Покровский храм

Из архивных данных. В 1891 году купечество, и в частности Тимофей Иванович Серов, обратилось в Рязанскую духовную консисторию с просьбой о построении каменного храма в память о чудесном избавлении Его Императорского Высочества Государева Наследника Великого Князя Николая Александровича от смертельной опасности в Японии в городе Оцу 29 апреля 1891 года… Клировая ведомость Покровской церкви в Кораблине 1914 года, в свою очередь, подтверждает, что храм этот был построен в 1905 году тщанием купца Серова при участии прихожан. Здание каменное, с такой же колокольней на каменном фундаменте, церковь крыта железом, крепка…
До того крепка, что когда в 30-е годы взрывали ее купола, то храм выдюжил и даже трещинку малую не дал. И тогда его отдали под районный Дом культуры. Потом местная власть в лице председателя райисполкома Виктора Браткина вдохнула в него вторую жизнь. И сейчас, уже благодаря стараниям прихожан и настоятеля Покровской церкви отца Петра, он постепенно обновляется.
С отцом Петром после воскресной службы имела долгую беседу Елена Владимировна, которая для этого приехала в ставшее ей родным Кораблино. Она искусствовед, член Союза композиторов России, директор журнала «Школа и электроника», и.о. заместителя редактора журнала «Музыка в школе». А еще Елена Владимировна – страстный краевед, человек, который хочет узнать все о своем прошлом, о корнях своих… Эту любовь к «отеческим гробам» пробудила в ней родная тетя Таня, которой уже за 90, она родилась и жила в свое время в Кораблине. Потом работала в ТАСС литературным редактором, не раз приезжала к себе на малую родину.

Тимофей Серов

Именно она впервые рассказала своей племяннице о Тимофее Серове, о том, что родился он в Кипчакове 1 мая 1843 года, служил там же у князя Андрея Оболенского, который учил паренька уму-разуму и даже возил с собой за границу. Тимофей был весьма смышленым и работящим, за что князь и помог ему купить мельницу в Кораблине… А вот кончина Серова весьма прискорбна – в 1921 году, по словам Веры Орловой, его насмерть забили красноармейцы из продотряда.
Мы созвонились с директором Кипчаковской школы Верой Паниной, где создан великолепный музей, рассказывающий о знаменитых кипчаковцах, в том числе и князе Оболенском, и договорились о встрече. А сегодня Елена Орлова и ее дочь Вера не могли попасть в Кипчаково – они уже уезжали в Москву. А до этого у них были два дня, наполненных встречами – в Ряжском и Кораблинском музеях, в редакциях местных газет. С краеведом Сергеем Панферовым она два вечерних часа беседовала. У Сергея Юрьевича она встретила наибольшее взаимопонимание. А еще у настоятеля Покровского храма отца Петра …
Отцу Петру и предложила Елена Орлова установить за свой счет на стенах храма памятную доску со словами: «Помяни, Господи, во Царствии Твоем души усопших раб Твоих Тимофея Серова и других благоустроителей Храма сего»… Отец Петр выслушал это предложение с одобрением. Он будет просить благословления на установку доски в епархии…. Я уверен, что благое дело увековечения памяти купца Тимофея Серова осуществится. Ведь не Иваны же мы, родства не помнящие…

Вернуть память

Елена Орлова и ее дочь Вера нашли и дом, где жил ее прадедушка. Он и сейчас стоит по адресу: Привокзальная, 8. Симпатичный такой домик, вернее, половина его, с резными окнами пронзительно-голубого цвета. Жильцы пусть не беспокоятся, на наследство Елена Владимировна не претендует, как и ее дочь Вера. Цель у них другая – вернуть память.
Они шли на вокзал по старому, задумчивому, пахнущему медом парку, где, казалось, на века застыло время, и собирали по дороге землянику. А еще рвали спелые вишни, что призывно манили к себе у старой почты, как дети, радовались жизни и тому, что поездка удалась.
Подумалось мне, что ничего у нас и у страны нашей не потеряно. Не только столицей жива Россия, но и глубинкой. Орловы готовы приезжать в Кораблино снова и снова и помогать своей малой родине всем, чем могут.

Юрий Харин, Кораблинский район.
Фото автора