Дарья Копосова, журналистка рязанского портала «Ya62», окончила отделение журналистики Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина. О том, как Дарья пришла в профессию, что для нее журналистика, какие проекты она реализовала, что интересует журналистку, узнаете в нашем интервью.

– Как ты решила стать журналистом?

В детстве я думала, что стану экологом или зоозащитником, мне было жалко бездомных животных, хотелось помочь, сделать их жизнь лучше. Но в старших классах школы моя учительница по литературе посоветовала мне пойти в кружок журналистики в «Центр эстетического воспитания детей», это областной центр дополнительного образования, который существует и сегодня, в нем обучают по разным направлениям: проза, поэзия, журналистика и многое другое. Собственно, там я и решила связать свою жизнь с журналистикой, а так как на тот момент я увлекалась спортом, в особенности футболом, я подумала, что смогу стать спортивным корреспондентом, так сказать, попаду в спорт через раздевалку.

– Как ты начинала свой путь в профессии?

– С перового курса начала работать, в том числе пыталась писать про спорт в «Рязанские ведомости». Потом меня познакомили с одним из самых известных спортивных журналистов в Рязани Михаилом Солдатовым. Он стал для меня наставником, крестным отцом. Ко второму курсу я действительно посетила каждую раздевалку, была на всех трибунах, на всех матчах, знала всех спортивных журналистов города. Через год наша преподавательница, тогда главный редактор «Девятого телеканала» Мария Игоревна Каляева предложила мне вести авторскую программу про спорт. Я согласилась, несколько лет проработала на телеканале, по выходным выходили мои спортивные сюжеты. И, естественно, из-за того, что я крутилась в этой среде, тему диплома взяла «Спортивная журналистика в Рязани». Стоило мне его написать, сдать, как я перестала увлекаться спортом. Я не знаю, что произошло, у меня как отрезало, причем настолько резко, что даже страшно было. Я ушла с «Девятого телеканала», перестала смотреть матчи, болеть за «Спартак», хотя 10 лет была его фанаткой. После университета работала в Рязанской областной газете у Николая Семеновича Кириллова. Здесь мне дали огромную социальную базу, за два года как журналист я прокачалась очень серьезно. Потом в Рязани создавали электронное СМИ «Ya62», где я и работаю с самого основания по сегодняшний день. Вот таким странным путем, под трибуной, я попала в журналистику.

– Ты работала в газете, на телевидении, но осталась в информагенстве, почему?

– Тут дело даже не в информационном портале, а в текстах. Я абсолютно точно текстовый журналист. Я не люблю телевидение, два года работала на телеканале и все это время ужасно боялась камер. Плюс, когда ты работаешь на аудио, текст нужно делать короче, понятнее, предложения строятся по определенному шаблону. Когда меня позвали работать в газету, я поняла, что мне тяжело писать большие качественные материалы, у меня впервые появилась боязнь белого листа, я не понимала, что писать, как писать. Тогда я решила, что не вернусь на телевидение. Да и мне всегда нравилось развивать текстовый формат, писать полотна-кирпичи, размышления, рассуждения, брать комментарии у людей, а формат сайта позволяет это делать.

– У «Ya62» есть проект «Затерянная Рязань». Как пришла идея его создания?

– Зимой 2018 года у нас появилась информация, что в Рязани есть деревня, к которой нельзя проехать, нет нормальных дорог, нет никаких условий для существования. Местный житель, чтобы дозвониться до нас, рассказать о проблеме, залезал на крышу дома – только там можно было поймать связь. Главный редактор заинтересовался этой историей, решили сделать материал, поехали в эту деревню, конечно, не обошлось без приключений. Дорога вся разбита лесовозами, на тропах волчьи следы, машина несколько раз застревала, нас вытаскивали проезжающие мимо фуры, но материал вышел очень душевный, хорошие фотографии, интересные люди, а главное – были отклики читателей. Мы подумали, раз аудитории это интересно, нужно сделать подобный материал с другой деревней, потом еще и еще… Так это переросло в целый проект «Затерянная Рязань», которому сейчас уже 5 лет.

– В журналистику тебя привел спорт, а что тебя в ней удерживает?

– Каждый раз, когда я задаюсь вопросом: зачем я этим занимаюсь, что меня мотивирует? прихожу к одному ответу – помощь людям. Есть журналисты, для которых важно добыть эксклюзив, первыми опубликовать новость, а мне нравится получать обратную связь, я счастлива, когда у материала есть продолжение с позитивным эффектом – крышу починили, дорогу отремонтировали – это прекрасно! Я не хочу оставаться в стороне, когда людям нужна помощь. В каком-то смысле это информационное волонтерство, ты видишь несправедливость и не хочешь с ней мириться, борешься с ней, рассказываешь о ней.

– По профессии тебе приходится общаться с разными людьми. Бывало, что нужно взять комментарий у человека, к которому испытываешь отрицательные эмоции?

– Постоянно, особенно когда материал действительно проблемный, т.е. материал формата «нас обманули», «нас обидели», «человек – вор», «насильник» и так далее. Тебе в любом случае нужно узнать мнение второй стороны, тогда наступает самая жуткая для меня вещь – позвонить этому человеку. У меня с университета фобия звонков, я не беру телефон, когда мне звонят с незнакомых номеров, а позвонить самой и сказать: «Здравствуйте, тут убили человека, прокомментируйте…» Мне каждый раз хочется пройти курсы терапии, прежде чем совершить этот звонок. Казалось бы, за столько лет в журналистике должна уже привыкнуть, но нет.

– Ты когда-нибудь разочаровывалась в собеседнике? Хотела сделать с человеком материал, ждала встречи, а по факту ожидания не оправдались?

– Был один кейс в моей практике, я писала расследование и вышла на человека, который занимался этой темой, он был в нее погружен, мог ответить мне на все вопросы, но видимо, очень боялся, что я запишу его на диктофон. Мы условились, что записи не будет, я выключила диктофон, убрала телефон на край стола, потом в сумку, сумку повесила на другой конец комнаты… И когда дело дошло до диалога, он отвечал мне кивком или отрицательным покачиванием головы. Все! Ни одного слова. Это был разговор глухого со слепым, я не могла формулировать дальнейшие вопросы, потому что не разбираюсь в теме, а он не разговаривал со мной. По итогу встречи у меня был какой-то грамм информации, хотя он мог дать мне такое мясо для текста… Но это единичные случаи, чаще всего человек заинтересован в разговоре, если ему нечего рассказать или он не хочет, он вероятнее всего просто откажется от беседы.

– На твоей страничке «Вконтакте» я видела запись, что твой рассказ опубликован в книге «Зимние истории». Расскажи, как ты начала писать? Что собой представляет книга?

– Пишу я недавно, в университете немного промышляла стихотворениями, но это, мне кажется, неотъемлемая часть творческого человека. В начале 2022 года мне попалась реклама курса «Острый сюжет. Лекция Саши Сулим», была ночь, я невнимательно прочитала и подумала, что это лекция журналистов, в том числе Саши Сулим, для тех, кто пишет криминальные истории. Заинтересовалась, купила, а когда пришла рассылка, оказалось, что это марафон для писателей. Все равно решила пройти, попробовать. В рамках выполнения заданий у меня родился сюжет про полицейского Ивана, который приехал работать сельским участковым в глухую деревню. Сложилась серия рассказов, в каждом из которых Иван знакомится с фольклорным персонажем и взаимодействует с ним на протяжении всей истории. Мне понравилась сама идея слияния фольклора и современности, конечно, на эту тему существует множество материалов, но мне кажется, что в моих рассказах есть что-то свое, хотя бы потому что действие в них происходит в Рязанской области, это реальные локации, которые я посетила в рамках проекта «Затерянная Рязань». А уже летом того же года девушка, с которой я была в потоке, решила выпустить сборник «Зимние истории» с нашими рассказами. Изначально подразумевалось, что книгу можно будет приобрести на различных платформах, но выяснилось, что тогда можно будет заказать лишь черно-белый экземпляр, а работа над иллюстрациями велась полгода, иллюстратор сам читал каждый рассказ и придумывал к нему рисунок. Тогда мы обратились в краудфандинговую платформу Планета.ру, достаточно быстро собрали средства на издание книги. Сборник вышел!

– Планируешь продолжить писать?

– Мне очень понравился этот опыт, но вся моя работа связанна с текстами. Когда ты приходишь домой после работы, где весь день писал, и понимаешь, что нужно садиться делать произведение, то тебе это не так интересно уже, ты устаешь, должна быть какая-то мощная перезагрузка. В рассказах про Ивана моей задачей было поведать о фольклорных персонажах максимально близко к их изначальному контексту, но когда ты начинаешь изучать всю информацию, погружаться в тему, это настолько затягивает, что у тебя нет времени продумать сюжет, свести все линии воедино. После остросюжетного курса я записалась на курс романа, но обратной связи не получила.

– Какие книги оказали на тебя воздействие как на журналиста и личность в целом?

– Классе в 8 я прочитала «Мастера и Маргариту», осталась под огромным впечатлением. Прочитав Булгакова, я поняла, что есть литература, которую можно любить. От Булгакова я полюбила Мольера, прочитала множество его произведений, потом прочитала «Божественную комедию» Данте Алигьери, «Фауст» Гете и другие. Из более современных Нил Гейман, очень нравится произведение «Океан в конце дороги», такой эфемерный роман, который невозможно пересказать. Знакомясь с произведением, появляется чувство, что ты читаешь про себя, какие-то далекие воспоминания…

– Что ты посоветуешь начинающим журналистам?

– Главное любить то, чем занимаешься, журналистикой надо жить.

 

Беседовала Анастасия Мериакри

Руководитель проекта Екатерина Детушева