Ювелиры с электродом


15

В Рязани прошел конкурс профессиональных сварщиков под самым высоким контролем

Конкурсная площадка разместилась на базе Рязанского колледжа электроники. Конкурс на приз академика Николая Павловича Алешина проводится при поддержке губернатора и правительства региона в целях популяризации рабочих профессий.

На торжественном открытии собравшихся напутствовал заместитель председателя областного правительства Роман Петряев. В конкурсе приняли участие 12 опытных сварщиков высоких разрядов, которые представляют крупные предприятия региона и сам колледж. Перед сварщиками ставилась задача правильно собрать по чертежу детали для соединения, провести дуговую сварку и проверить свою работу. Задания выполнялись в отдельных кабинках, отделенных от судей и зрителей полупрозрачными негорючими шторками, чтобы никто, как выражаются мастера, не «поймал зайчика», то есть не получил повреждения глаз от взгляда на дуговой разряд. Жюри определяло победителя по множеству параметров, включая рентгеноскопию сварочных швов с целью выявления брака. Академик, заведующий кафедрой технологии сварки МГТУ им. Баумана Николай Алешин присутствовал на конкурсе. Он отметил неплохой уровень подготовки специалистов по сварке в Рязани и напомнил, что в структуре создания добавочной стоимости на современном производстве сварка обеспечивает половину всех технологических процессов. Современные технологии позволяют сваривать любые металлы, сплавы и композиты. Выбор этой профессии очень перспективен для молодежи. Николай Алешин, который является еще и президентом Национального агентства контроля сварки РФ, в преддверии соревнований смог поговорить с нами и рассказать о том, какие изменения сейчас претерпевает эта производственная отрасль.

Николай Алешин

Р.В. – Ремесло сварщика сейчас – это грубый труд или высокое творчество?

Н.А. – Это и то и другое. Многие думают, что сварка заключается только в том, чтобы соединить два куска металла, зажечь дугу и провести электрод вдоль шва. Но нет – это очень тонкая вещь. Технология сейчас невероятно сложная, поскольку современные сварщики сталкиваются почти всегда с вызовами, решать которые может только человек с инженерным образованием или, по крайней мере, смыслящий на таком уровне, имеющий возможность точно и ответственно принимать решение и обладающий опытом, широким кругозором. Сейчас приходится сваривать сплавы металлов с очень разнообразными характеристиками. Практически навсегда в прошлое ушла работа с черным металлом. Сейчас любая деталь: профиль, лист, плита – имеют сложный состав и особые требования к работе. Сварка – это знание возможностей разных приборов, особенностей плавления и застывания металла, режимов работы и т.д. Только тогда можно будет сделать нормальный сварочный шов. А затем его еще и проверяют рентгеновским способом. Таковы современные стандарты. Так что сварщик в XXI веке – это почти лабораторный работник, но, разумеется, в хорошей физической форме.

Р.В. – Какие достижения отечественной школы сварки вы можете назвать?

Н.А. – Россия первой смогла провести сварку в открытом космосе. Мы занимаем лидирующие позиции по разработке систем и методов сварки в области микротолщин. Это когда идет работа над сборкой аппаратов и конструкций особой ответственности, к примеру, на атомных станциях, подводных лодках и во множестве других отраслей. Наши сварщики давно зарекомендовали себя как ювелиры своего дела. Есть направления, где требуется реально чувствовать доли миллиметра и сваривать небольшие конструкции «иголочкой», точно и пошагово следуя технической документации. Это практически «врачебная» практика. Кстати, о медицине. При помощи сварочных технологий и приемов теперь хирурги сваривают сосуды и ткани человеческого тела. Разумеется, часть этих технологий проходит и через нашу кафедру.

Р.В. – Технологии меняются с течением времени. Что сварка может предложить на современном этапе?

Н.А. – Еще двадцать лет назад мы не могли того, что сейчас уже активно внедряется. Это не только лазерная сварка разных видов, но и гибридные разновидности сварки. В последние семь лет появилась сварка трением с перемешиванием. На основе этой технологии сейчас мы разрабатываем еще более совершенные методы соединения металлов. Это делается, в первую очередь, для нужд оборонной промышленности и влечет за собой создание нового оборудования, средств контроля, необходимость создавать новые сварочные специальности. Сейчас можно однозначно сказать, что мы можем сваривать все. И металлы, и неметаллы, и композиты, и самые невероятные до недавнего времени сочетания, которые, оказывается, могут быть скреплены сварочным швом. И даже если нет возможности сварить, есть технологии склеивания, которые также находятся в компетенции сварщиков. Есть комплексные решения соединений через переходные материалы.

Р.В. – В каких отраслях требуется сейчас сварка?

Н.А. – Везде. Нефтянка, газодобыча, строительство, да что угодно! В США половина валового национального продукта создается с участием сварщиков. Если взять космическую ракету, то на сварку и диагностику приходится более 40% всей ее стоимости.

Р.В. – Насколько такие профессиональные конкурсы важны и каковы ваши впечатления от рязанских сварщиков?

Н.А. – Работу здесь, в Рязани, конечно, проделали колоссальную. Единственное, что я могу покритиковать, так это присуждение конкурсу моего имени. Это излишне, вполне достаточно назвать его отраслевым и региональным. Специалисты поймут. Организация великолепная, и положительное «эхо» этого события вы получите в ближайшее время. Главное – это привлечение молодежи в профессию. Из всех других профессий в плане квалификации и подготовки сварочное ремесло является лидером. А прибавьте к этому уровень автоматизации процессов, роботы-ассистенты сварщика. Все это надо развивать и осваивать. Вот, к примеру, в Южной Корее на 10 000 сварщиков приходится 700 роботов, в США – 200, в Китае – 100, а в России – 4. Надо догонять. И чем больше будет конкурсов, чем больше профессия будет на слуху, тем быстрее в индустрии появится много талантливой молодежи, которая станет будущим этой отрасли и составит элиту квалифицированного труда.