№100 (6204) от 29 декабря 2023

Священник Владимир Овсянников уверен: в ней больше всего нуждаются наши бойцы

Это не простое знание, а проверенное на опыте. Отец Владимир стал участником двух поездок к нашим бойцам-землякам. Из крайней вернулся совсем недавно и рассказал об этом.

Сердце зовёт

– Я поехал к бойцам в зону проведения специальной военной операции по собственному желанию, – начинает рассказывать настоятель Покровского храма села Тырново священник Владимир Овсянников. – Потому что сердце зовет. Я почувствовал: главное сегодня происходит именно там.
На войне нет места условностям, недоговоренностям и ролевым играм. В боевой обстановке очень быстро раскрывается характер, натура и, что называется, весь человек. Он открыт и виден весь, как на ладони, в особых обстоятельствах – между жизнью и смертью. Когда каждый понимает, что завтрашнего утра может для него не быть, живут по-другому. Не так, как мы, остальные, здесь, в мирной жизни.
– Я когда первый раз приехал туда (поездка была с 27 октября по 2 ноября. – Прим. авт.), сразу захотел остаться с ребятами. Жить в землянке, общаться с бойцами, чтобы исповедовать, причащать, утешать их, – поделился батюшка.
– А как же здешнее служение? Вы здесь храм восстанавливаете, прихожан окормляете, много чего происходит в вашем приходском сообществе. Что же, всё оставили бы? – не удержалась я от очевидного вопроса.
Батюшка задумался на полминуты.
– Я вернулся сюда и служу. Но, понимаете, такое состояние и такие эмоции там испытываешь, что невозможно оторваться от той реальности. Каждая встреча с бойцами – в моей памяти. Мы проехали тогда три с половиной тысячи километров, и везде нас встречали очень радушно. Понимаете, работа на фронте – серые будни, нужные, непростые и… однообразные. Там духом-то не воспаришь. А наоборот – к земле пригнут обстоятельства. А мы приезжаем (в двух поездках отец Владимир был вместе с благочинным Старожиловского округа протоиереем Илией Коростелевым. – Прим. авт.) и видим – радость у бойцов неподдельная. Потому что произошло необычное в их рутинной работе. Я заметил, что наше общение очень поднимает боевой дух ребят. Лица светлеют, бойцы смотрят на тебя по-другому: они получают главное. Узнают, что в мирной жизни о них помнят, за них молятся, переживают, о них думают. А значит – все правильно. Они подпитываются, вдохновляются этим знанием, оно их силы, и моральные, и физические, увеличивает.
Смотрят на тебя ребята и понимают: священник не боится, приехал туда, где смертельно опасно, к ним. Значит, он – свой.

Мы приехали в Счастье

– В место с таким названием мы прибыли к нашим землякам. И, конечно, сразу спрашиваем: «Наверное, вы все счастливые? Раз тут оказались…» В ответ – лишь улыбки, помолчали ребята, а потом говорят: «Да, наверное, вы правы: счастливые – что живые до сих пор». Живым остаться честно воюя – и вправду счастье.
Поехали мы еще на одну точку. Там человек тридцать молодых воинов исповедали, причастили, раздали им 90-й псалом («Живый в помощи Вышняго…»). Разговаривали с ними о вере. На войне атеистов нет, это все подтверждают. Мы обсуждали вопросы, как им быть и что делать в сложившихся непростых, для каждого своих, обстоятельствах. Многие воины по-новому начали осмысливать свою жизнь, оказавшись в зоне СВО, свое прошлое и настоящее, думать о будущем. Задача священников в таком общении с бойцами – говорить с любовью, с терпением. Мы несем на фронт любовь, чтобы сердца бойцов не очерствели. А ребята те через два дня ушли в бой…
Я слушала отца Владимира и понимала: человек останется человеком на войне, если сумеет сохранить в сердце способность любить – землю, родных, близких, саму жизнь. В этом первый и главный смысл поездок священников в зону СВО. Запомнилось мне и то, что священник несет бойцу Благодать (через причастие), а в ответ получает от него благодарность. Такой происходит обмен, одинаково важный и нужный обоим участникам.
Отец Владимир вспомнил и первую поездку. Назвал место на границе новых российских территорий с Белгородской областью, где живут муж и жена, потерявшие сына в ходе СВО. Он погиб, выполняя воинский долг. А они остались жить дальше. Теперь они принимают адресные посылки для наших бойцов, наладили связь с двумя сторонами – с мирной и с военной. Так они служат тому делу, за которое отдал жизнь их сын. И продолжают его, всячески помогая фронту, приближая победу.

Кто говорит, что на войне не страшно…

– Когда рядом видишь наших воинов, никакого страха не испытываешь, – на мой вопрос о том, когда в этих поездках были моменты страшные, отец Владимир отвечает спокойно. – Чтобы было не страшно, надо быть бдительным, читать сводки министерства обороны: в них четкие ориентиры, где наши части стоят, где – вражеские. Еще одно обязательное условие – ехать с проверенными людьми, кто знает обстановку не понаслышке, а на собственном опыте.
В первой поездке отец Владимир вел машину сам, и было очень непросто, спать вырубало сразу, как только была остановка. Во второй поездке машину вел водитель, и батюшке было проще. А вообще он лаконично подытожил эту часть нашего разговора: «Когда едешь к бойцам в зону специальной военной операции, знай: милость Божия с тобой. Уповай на Господа – и Бог не оставит тебя».

Война и мир – рядом

Это, пожалуй, главное, что поразило отца Владимира в обеих поездках.
– Приехали в следующую точку к нашим мобилизованным (это было в первой поездке. – Прим. авт.). А местные жители продолжали картошку убирать – там по климату два урожая собирают. Техника по полям идет, а рядом наши войска стоят…
Рассказывая о местности, батюшка вспомнил о том, что молодым видел в Чернобыле. Он участвовал в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. Говорит, что картинка во многом одинаковая: разруха и запустение, нежилая атмосфера. Зато зверья много прямо на дорогу выскакивало, особенно по ночам:
зайцы, фазаны. Они расплодились в тех местах, потому что людям сейчас не до охоты.
По мнению отца Владимира, война идет за веру и Отечество. И воюют наши с бесовщиной, принимают на себя первый удар. Потому так тревожно бойцам за нас, тех, кто в мирной жизни, когда до них доходят новости из событий так называемой «звездной богемы», элитной столичной тусовки.
– У всех воинов, с кем мы общались, много боевого опыта. Он сам по себе тяжел, – продолжает непростую тему отец Владимир. – А тут еще вести из мира о тусовках непотребных и странных вечеринках светских, неуместных, мягко говоря. Такие известия негативно, конечно, на бойцов влияют. Смотришь на бойца и видишь в его глазах тоску и невысказанные вопросы. По происходящему не на фронте, а в глубоком тылу. В том тылу, который они защищают. Начинаешь говорить бойцам о том, что они воюют за правое дело. За наш, русский, мир. За то, чтобы в обществе и семьях остались традиции дедов и прадедов. О том, что их погибшие товарищи сейчас в раю, рядом с Богом. Ведь они исполнили высший Закон: положили жизнь «за други своя».

Обратная связь

Я записала слова бойцов из двух видеоответов тем, кто организовывает поездки и собирает гуманитарный адресный груз. Вот они.
Боец №1: «Спасибо батюшкам! Приехали к нам, совершили героический поступок (улыбается). Причастили наших бойцов, подняли их боевой дух. Слава Богу за все!»
Боец №2: «Спасибо всем огроменное! За подарки и за молитву. Всем спасибо, кто за нас молится, отводит от нас беду!!!»

Вместо послесловия

Во время декабрьской поездки к нашим воинам-землякам батюшки передали им гуманитарную помощь, в том числе лекарства, медицинские принадлежности, востребованные во фронтовых условиях, ну и, конечно, подарки, вкусняшки всякие.
По словам отца Владимира, бойцы очень радовались подаркам. А больше всего тому, что батюшки к ним приехали. Духовную и моральную поддержку ничто не заменит. Ни на войне, ни в мирной жизни.
Впереди – новогодние праздники. Впереди – светлый праздник Рождества. Как бы нам не забыть об этом. Тогда будем вместе, всей страной с ними – нашими бойцами. И они об этом обязательно узнАют.

Людмила Трухина
Фото из личного архива
священника Владимира Овсянникова