Здравствуйте, доктор!


31

Будни и праздники врача Галины Анатольевны Калининой

МАМА

Эта весна, этот голубоглазый март и этот солнечный день 30-летней давности ей запомнились особо. Небо, даже не голубое, а изумрудное, и солнце, яркое, нежное, приветствовали одного человечка, который появился на свет на развилке двух дней, 16 и 17 марта. Крохотного, орущего во весь голос даже у мамы Галки под боком, но такого симпатичного во всех отношениях. Ведь правда, мама?
Вот и сегодня, в день юбилея, сын обозначился во всей красе – статный, умный, деловой, добрый, работящий. Андрей приготовил к дню рождения мамы подарок, объездив в его поисках Кораблино, и Рязань, и даже Москву. О том, что он готов прийти по первому зову на помощь, и говорить не приходится. Взять хотя бы последний эпизод из жизни. У Михаила, моего сына, сломалась ночью машина под Ря-
занью. Позвонили Андрею с надеждой на помощь, и он бросил все свои дела, помчался в ночь на место поломки…
Откуда у него такая порядочность и стремление во что бы то ни стало помочь страждущему? Конечно, от мамы – Галины Анатольевны Калининой. Как и любовь, которую и она сама щедро дарит окружающим…


Московские врачи удивились: надо же, в глубинке –  и такие первоклассные медики!


ВОПРОСЫ ПО СУЩЕСТВУ

В преддверии ее юбилея ведем мы с Галиной Калининой, врачом высшей категории, отличником здравоохранения, обладателем многих почетных грамот министерств России и области, неторопливый разговор о жизни. Вопрос первый:
– Галина Анатольевна, ваше представление о счастье?
– Это когда утром хочется идти на работу, а вечером домой. И я с радостью делаю то и другое. Да, самое главное! У меня два великолепных сына. Старший, Алексей, после института работает. Младший, Андрей, учился в Рязанском государственном университете, сейчас в бизнесе…
– И никто по вашим стопам не пошел?
– Как видите! – засмеялась она. – Знать, одного врача в семье достаточно.
– А случается, что вы явно выражаете свое недовольство?
– С больными – никогда! А вот в жизни всякое случается. Но стараюсь ничем не обидеть человека, даже если он мне явно неприятен…
Помолчала, потом продолжила:
– Мои родители прикупили рядом с Кораблином, в Новоселове, небольшой домик. Так что я каждый вечер, если время позволяет, пропадаю у них. Моя услада – цветы.
А еще она классно водит машину, пишет, как и отец, стихи. Этим ее даром частенько пользуется администрация Кораблинской ЦРБ, где она трудится вот уже почти 35 лет, доверяя ей вести конкурсы и праздники.
– А если б снова начать?
– Я бы опять выбрала медицинский…

ЕСЛИ КРЕПКО ЗАХОТЕТЬ

Галина Калинина, в девичестве Куликова, коренная рязаночка. Сказать, что с детства мечтала стать врачом, было бы неправильно. Видела себя только на биологическом факультете МГУ. Потому и Рязанскую станцию юннатов посещала, и коллекции бабочек да жуков собирала – они у нее, кстати, до сих пор хранятся. Галина даже медаль от ВДНХ имеет за юннатскую работу.
Однако после школы передумала и пошла в медицинский. Полбалла недобрала на лечебный факультет. Ей предлагали «сангиг», но куда там! Характер знаете какой! Как у мамы, Валентины Андреевны. Да и отец, Анатолий Георгиевич, когда что задумает, всегда своего добьется. Вот и Галина такая же. На следующий год опять пришла в мед-институт и поступила. А год даром не пропал. Работала на «Рязсельмаше», неплохо зарекомендовала там себя.
Вообще-то хотела Галина Анатольевна детским врачом стать. Но родные отговорили – с такой впечатлительностью и эмоциональностью ты, девочка, раньше времени сгоришь на работе. Учеба требовала серьезных усилий – дни и ночи за учебниками, курсовыми, в библиотеке, на факультативах. Она ведь и в анатомический, и патологоанатомический кружки ходила, что ей потом помогало в работе. Кстати, Галину после вуза даже оставляли работать в больнице им. Семашко патологоанатомом, а она по распределению в Кораблино уехала, бросив квартиру на Театралке. Позабыла про карьерный рост, который в областном центре более перспективен. Впрочем, в Кораблине ее тоже быстро заметили и оценили. Рядовой врач в терапевтическом отделении – первоклассный, порой одна на два поста оставалась – затем заведующая инфекционным отделением. А сейчас она заместитель главврача ЦРБ по медицинской части.

С КРЕСТА СНИМАЮТ

Когда она уходила на начмеда, все инфекционное отделение буквально рыдало. Галина Анатольевна, когда «накрыла поляну» по доброй традиции, тоже не могла удержаться от слез. Вымолвила:
– Так я ж не совсем ухожу. И больных своих не брошу – буду вести несколько палат в отделении…
Но времени на больных день ото дня оставалось все меньше и меньше, потому что мучили с утра до вечера справки, отчеты и прочее, чем так богата жизнь всякого руководящего работника. Галина Анатольевна стала переживать за дело, ей порученное, а еще больше за своих больных. Потому даже в Лесуновский храм съездила, чтоб спросить совета: может, назад, в инфекционное отделение?
Божья матерь сурово смотрела с иконы на молящуюся. Батюшка же, отец Геннадий, сказал тихо и просто:
– С креста не сходят. С креста снимают. Знать, такова воля Божья, чтобы быть тебе на нынешнем посту.
Значит, так тому и быть. И приходится ей, несмотря ни на что, сейчас и организационными делами заниматься, и больных лечить. Получается. Народ кораблинский ее любит и верит своему доктору. К ней из Москвы и Санкт-Петербурга приезжают. И с утра до вечера звонят. И она еще никому не отказала, каждому помогает.
Да и сама она в вере укрепилась.
– Я и раньше ходила в храм по великим праздникам, – рассказывает Галина Анатольевна. – А теперь и причащаюсь, и исповедуюсь. О чем я думаю во время службы? Скажу откровенно: я каждый день прошу у Бога дать мне силы и здоровья лечить и исцелять. Видимо, поэтому и хранит меня Гос-подь от всяких напастей, не дает болячкам из седла выбить.

ДИАГНОЗ

Она была в отпуске, когда в инфекционное отделение привезли девочку лет восьми. Узнала об этом Галина Анатольевна и сразу же примчалась к ней в палату. И поняла, что клиника – менингоэнцефалит – явно не укладывается в диагноз.
Стала расспрашивать отца девочки, что да как. Тот, ясное дело, выложил все без утайки:
– Сами мы из Москвы. А на каникулы вот к бабушке приехали. И вчера пошли купаться. После речки дочке стало плохо.
– И все?
– Все…
– Не может быть! Что она делала в речке? Как заходила? Как выходила из воды?
– Ах, да! – заволновался отец. – Дочка, когда выходила из речки, как-то слишком резко головку назад запрокинула. И вот после этого ей и стало плохо.
После недолгих раздумий Калинина решительно сказала:
– Значит, так! Я полагаю, что менингоэнцефалита у нее нет. Подозрение на субарахноидальное кровоизлияние (это когда сосудик в голове лопается. – Прим. авт.). Советую вам сделать томографию головы…
Отец, бросив все дела, сразу же помчался с дочкой в столицу. Там и прошли обследование. И диагноз Калининой подтвердился. И московские врачи страшно удивились: надо же, в глубинке – и такие первоклассные медики! Кстати, если уж речь зашла о профессионализме, то вот вам мнение заведующего рентгенологическим отделением ЦРБ Владимира Соколова. Он как-то пошутил, что после Калининой снимок, в принципе, уже можно не делать: если она сказала, что воспаление легких, то там точно воспаление…
А наш счастливый отец вместе с дочкой ежегодно приезжает в Кораблино к Калининой на день ее рождения с огромным букетом роз. Почему-то уверен, что и на этот раз они вручат цветы врачу Галине Анатольевне Калининой. И не только они поздравят ее в этот юбилей…

Юрий Харин, Кораблинский район
Фото Юрия Харина