Живопись и графика Владислава Шестакова


74

Новогодний подарок преподнес всем любителям живописи и графики Рязанский художественный музей им И.П. Пожалостина, представив в своих залах большую выставку Владислава Шестакова, отметившего в прошлом году свое 80-летие.

Владислав Антонович родился в 1938 году в г. Кунцево Московской области, а в 1946 г. переехал с семьей в Рязань. В 1959 году окончил Рязанское художественное училище, а в 1965 – художественный факультет ВГИКа. Потом вернулся в Рязань, дважды преподавал в родном РХУ, в 1966–69 и 1981–83 годах. Вроде бы совсем недолго, но столько сегодняшних мэтров рязанской живописи и графики считают его своим наставником – потому что и вне стен училища Владислав Антонович влиял на многих. И своими работами, и общением, и личным примером служения делу. На открытии выставки председатель Рязанского отделения Союза художников России Виктор Грушо-Новицкий вручил юбиляру Золотую медаль СХР.
В подготовке экспозиции – огромная заслуга директора музея Марины Котовой, ее заместителя Ирины Денисовой и других сотрудников. Выставка ретроспективная, хотя в ней есть работы, созданные мастером совсем недавно, в конце 18-го года. А начинается она с произведений Владислава Антоновича, созданных во время учебы во ВГИКе и работы в кино, над фильмами «Пустыня» (1966, «Туркменфильм») и «Деревенские каникулы» (1969, «Беларусьфильм»). Сразу привлекли большие цветные (гуашь) эскизы к белорусскому фильму. В них не просто свой «воздух», атмосфера, но и безупречное владение всеми компонентами профессии: композицией, рисунком, живописью. Молодой художник, обладая таким крепким фундаментом, дальше мог свободно развиваться в любую сторону – что мы и видим на выставке. Многообразие решений при высочайшей художественной культуре каждого из них.
Скажем, иллюстрации к «Севастопольским рассказам» Льва Толстого подразумевают реалистический подход. Таково видение писателя, немалую роль в его произведениях играют люди, и вот: сложнейшие графические композиции со множеством фигур. А «Братья Карамазовы» Достоевского с их порой засасывающей в темноту атмосферой, искаженным восприятием реальности и нереального героями требует совсем не «академического» подхода, с полуинфернальными хитросплетениями теней.
Яркий мир обитателей Памира или берегов Мокши (экспедиции конца 70-х) диктует иную образность, отбор деталей, везде свой язык, колорит. К слову, о колорите. Владислава Шестакова часто называют графиком, потому что именно в этом искусстве он достиг больших высот. Но не зря на этой выставке представлена живопись: она ничуть не уступает графике. Большинство работ разных циклов, где цвет – равноправно действующее лицо, собраны в самом большом зале, чтобы можно было оценить всю палитру методов работы Шестакова-живописца.
Ведь и в гуаши, акварели, пастели (цветной графике) работа с цветом такова, что многим живописцам есть чему поучиться. В одних произведениях цвета несколько приглушены, но – ради напряжения между элементами, создания неоднозначной по настроению атмосферы. В других – ясные, чистые, звонкие, сразу возникает ощущение радости. В иллюстрациях, в зависимости от задачи, где-то цветовые пятна обрамлены линией, где-то краски свободно растекаются по поверхности листа…
Владислав Шестаков и в черно-белой технике многое решает так, что нет ощущения монохрома. В этой экспозиции больше всего «зацепили» иллюстрации к «Телеграмме» Паустовского. И сюжет-то небольшой, а столько маленьких по размеру графических листов, которые отражают всю боль, всю безысходность истории… Они врезаются в память, вызывая те же ощущения, что и рассказ. А была создана эта серия гуашей во ВГИКе, в 62-м году, когда Владиславу Шестакову было всего 24 года…
…В последнем зале – целый лес. Авторский лес, сотворенный при помощи карандаша, зарисовок с натуры и фантазии. Каждый тут увидит свое. Для меня это не заросшая чаща, тут хитросплетения ветвей и стволов продуманы как музыкальное произведение. Здесь – отражение красоты мироздания… и испытаний, которое оно нам посылает. Вот – перекресток жизни, вот – буря, от нее надо укрыться. На многих листах лес не безлюден: в нем обитают прекрасные, задумчивые дамы в старинных нарядах и обнаженные… нимфы-дриады? Красота форм дерева и красота женских форм созвучны, символически это гимн нетронутой природе, творческому уединению… Хотя мелодии – не гимна, совсем иные.
Ценность выставки в том, что на ней представлены не только основные циклы работ, но и целые серии иллюстраций и экспликаций (десятки маленьких рисунков, вгиковская школа). Именно такой полный показ позволяет оценить замысел художника от А до Я… В статье не упомянуты все серии иллюстраций, и даже не все представленные жанры – ведь всего произведений около ста. Не вошедшие в экспозицию работы, находящиеся в коллекции Рязанского художественного музея им И.П. Пожалостина и в других собраниях, включены в большой каталог, который выйдет в начале года.
…К сожалению, этой выставки не увидит многолетний «главный зритель», сподвижник художника – его супруга Татьяна Даниловна Шестакова. Известный в городе сценарист, педагог, публицист ушла из жизни два с лишним года назад. Но на выставке есть ее изображение – на картине «Бабье лето».

Ольга Семенова
Фоторепродукции
Андрея Павлушина