Деревянная Рязанщина. Невозвратное зодчество?


69

Журналистика – одна из самых занимательных профессий на свете. Никогда не знаешь, куда она тебя «закинет», с какими людьми сведет и чем ты будешь с ними заниматься

Вот так в один из своих выходных я попала на колокольню в Сынтуле, искала на кладбище в Телебукине старые захоронения и любовалась на деревянный барельеф в Туме. А объединила все эти точки на карте области одна из интереснейших и малоизученных, как оказалось, тем – деревянное зодчество.

Детище нашего региона

У деда моего в квартире стоял буфет. Деревянный. С огромными гроздьями винограда на дверцах. Он сам его сделал. Так было принято в его семье в то время. Все своими руками. Этот же принцип он «привез» из деревни и в город. Но не стало деда. Не стало со временем и буфета. Сегодня вновь вернулась мода на такие «резные» предметы мебели, но… Экспонатов почти не осталось. Что уж говорить о том более глубоком деревянном зодчестве, которым славилась наша земля…
Мастерить из дерева у рязанских мужиков было в крови. Говорят, что и сейчас на юге Клепиковского района есть деревни, жители которых сохранили навыки резьбы по дереву и в частном порядке производят уникальную мебель и перила. Для церкви же продумывались самые нарядные, интересные и не утилитарные решения.
И вот отец Михаил выносит нам часть деревянного барельефа. Сохраненный кем-то из прихожан храма Святой Троицы в Туме «экспонат» – поистине большая редкость. Дело в том, что для православного храмостроения Руси не было характерно оформление внутреннего пространства скульптурой и даже барельефом. У нас больше распространено иконописание и роспись по стенам. Деревянная же скульптура, как утверждают историки-исследователи, была прерогативой лесных регионов. Именно там строили деревянные храмы, используя много резьбы и других достаточно интересных «деревянных» решений.
Так сложилось и в нескольких уездах Рязанской губернии, а именно – в современных Клепиковском, Касимовском и частично Спасском районах. Здесь настолько было развито деревянное мастерство, что в одном из деревянных сельских храмов Касимовского района были найдены и описаны Царские врата, сделанные из дерева и полосок кожи, и деревянные расписные венцы.
А барельеф, который нам демонстрирует священник, скорее всего, является частью уникального иконостаса одного из рязанских сел. Возможно, элементом Царских врат.
Разглядывая этот чудом сохранившийся «кусочек» деревянного барокко, наш гид Анастасия Фетисова замечает:
– Деревянная скульптура – это детище нашего региона, на которое незаслуженно мало обращают внимание, и которое, тем не менее, если мы говорим о деревянном зодчестве, является его неотъемлемой частью.

Музей сохраненный и действующий

Для исследователей и историков главное в памятнике – его подлинность. А главная тенденция в музееведении заграничном и чуть менее продвинутом нашем – это не просто собирание вещей и их хранение. Это сохранение истории на месте. То есть своего рода музей под открытым небом, который в придачу еще и используется по своему историческому назначению. Здесь на своих местах стоит утварь, а ландшафт вокруг не «испорчен» небоскребами и заправками. И деревянный храмовый комплекс в селе Сынтул, храм-памятник регионального значения и наш следующий объект посещения – идеально сохранившийся в этом плане музей.
– Так сложилось, что деревянное зодчество связывают с Севером, – рассказывает нам экскурсовод. – Но зодчество Центральной России не уступает северному, просто гораздо меньше исследовано и у него больше нюансов. В том числе мало исследованы и храмы-тройники, к которым можно отнести комплекс в Сынтуле.
И действительно, комплекс стоит на погосте, разбит посезонно – на храм летний и храм зимний. У него есть колокольня, которая в свое время была соединена с трапезной частью. Считалось, что храмы-тройники – явление сугубо уникальное для Русского Севера. А вот смотри-ка: стоит такой комплекс в самой глубинке Рязанщины и продолжает принимать местных прихожан да редкие экскурсии. И на колокольне его звонят колокола, разнося звон над деревянными церковью Покрова Пресвятой Богородицы и Спаса Всемилостивого. И над всей округой.

Вперед – в прошлое

Телебукино – последняя точка нашего путешествия по памятникам деревянной архитектуры, организованного Рязанским отделением ВООПИиК. И самая интересная, потому что из экскурсантов мы превращаемся в исследователей, и вместе с московским реставратором Александрой Антиповой отправляемся осматривать-изучать храм XVII века, а точнее, то, что от него осталось.
Покровская (бывшая Преображенская) кладбищенская церковь в Касимовском районе – один из многочисленных в наших селах памятников, разрушенных временем и людским равнодушием. Построенная в далеком 1693-м и перестроенная в 1845-м, сегодня она представляет лишь останки былого величия. Первая мысль при ее виде: «А что же здесь сохранять и восстанавливать?»
Но нет, как поясняет нам группа московских реставраторов, восстанавливать есть что – у памятника архитектуры сохранены часть алтаря и трапезной. И если нынешнее состояние церкви зафиксировать с помощью фотографий, зарисовок и замеров, а затем оформить учетные карточки для Минкульта РФ на запрос финансирования на реставрацию объектов, то можно церковь сначала «законсервировать», а затем и восстановить.
И основная нагрузка в данной исследовательской работе ложится не на любопытствующих – таких, как я, и даже не на рязанских художников и архитекторов, активно откликнувшихся на предложение реально поучаствовать в деле сохранения деревянной церкви, а на студентов «политеха».
Как отмечает заместитель председателя регионального отделения ВООПИиК Игорь Кочетков, подобные туры по деревянному зодчеству в глубинку области организованы не только ради выявления сохранившихся памятников и их исследования. И не только ради популяризации среди рязанцев идеи сохранения уникальных для Рязанщины объектов. Еще одна немаловажная задача – подготовка в Рязани своих специалистов, которые бы целенаправленно работали с данными объектами.
– У нас мало в городе реставраторов, – подчеркивает Игорь Иванович. – И мы пытаемся донести нашим будущим выпускникам, насколько важно и нужно уже сегодня определиться в выборе данной профессии и насколько этот выбор перспективен. Сегодня ребятам предоставлена реальная возможность познакомиться с работой «в поле», а затем вместе с профессионалами принять участие в подготовке документов на данный объект.
В работу, конечно, с удовольствием включаются не только студенты. Все вместе мы фиксируем состояние стремительно разрушающегося памятника, отмечая нюансы уникальной кладки деревянных бревен и даже «заплатки» из дерева, которые, видимо, были сделаны рязанскими мастерами в период капитального ремонта церкви.
Кто знает, возможно, лет через пять продолжатели дела рязанских зодчих восстановят храм. И кто-то из выпускников-архитекторов, лазающих сегодня с рулеткой по останкам церкви, примет в ее воссоздании непосредственное участие. И как хотелось бы тогда всем нам, участникам экспедиции, вновь собраться под крылом ВООПИиК, чтобы отправиться в Телебукино с новой миссией – посмотреть на вторую жизнь храма, восстановленного по нашим фото и рисункам.

Больше фото смотри тут.