С Виктором Стефановичем Кожемяко, нашим земляком, известным в стране журналистом, я лично незнакома. Так уж получилось. Больше знаю о нем по рассказам тех, кому довелось с ним дружить и работать. Но вот совсем недавно он передал мне из Москвы две своих книги, изданные в этом году.

Понятно, почему они вышли именно сейчас, когда автор их отметил 80-летие и продолжает работать обозревателем в «Правде». Важно и другое: каждая из книг оказалась, как писал классик, очень своевременной – «Зоя Космодемьянская. Правда против лжи» и сборник интервью с Валентином Распутиным «Эти двадцать убийственных лет».

На протяжении двадцати лет русский писатель Валентин Распутин беседовал с журналистом Виктором Кожемяко. Это дорогого стоит. Те, кто всерьез работал в жанре интервью, знают, как это непросто – подобрать ключ к человеку, нащупать нить разговора, строить беседу на одной волне, ощутимой каждым из собеседников. Хороший журналист – не подставка для микрофона, а именно собеседник, способный вести разговор на равных, будить своими вопросами самые сокровенные мысли. Распутин по существу допустил журналиста в свою творческую лабораторию, распахнул перед ним свою кровоточащую душу. Поверьте, это нечасто случается с личностями распутинского масштаба.

Только утратив недавно этого выдающегося писателя и гражданина, многие из нас ощутили образовавшуюся пустоту. Те слова и мысли, которые вложил в свои книги Распутин, вроде бы некому подхватить, пронести дальше. Виктор Кожемяко эти слова не только слышал от Валентина Григорьевича, он их понял, ими проникся и делится с нами этим пониманием, сопереживанием, этой безысходной болью. Болью делиться трудно. Сильные люди носят ее в себе. Но человек пишущий права на это не имеет, журналист – в особенности. Мы ведь разговариваем с нашими собеседниками не только исходя из нашего личного интереса, любопытства. Мы обязаны донести все сказанное читателю. И когда это удается, интервью превращается в увлекательнейшее чтение текста, раскрывающего тайну общения, взаимопонимания, взаимоотношений того, кто вопросы задает, с тем, кто на них отвечает. И тогда интервью становится литературой.

Книга о Зое Космодемьянской относится к другому жанру. Это в чистом виде журналистское расследование. Началось все еще в 1991 году, когда на страницах одного из популярных изданий появилась статья, подвергнувшая сомнению обстоятельства подвига Зои Космодемьянской. Журналист, написавший о ней в 1942 году, Петр Лидов сам погиб в 1944 году, не завершив работу над еще одним, третьим материалом о подвиге комсомолки, ушедшей из школы добровольцем на фронт.

А через полвека настали времена, когда страна перестала дорожить своими героями. И Виктор Кожемяко встал на защиту Зои. Он прошел по ее следам, встретился с очевидцами гибели, поработал в архивах и одно за другим отмел все сомнения в подвиге Космодемьянской – от самых глупых до самых подлых. Это блестящая журналистская работа Виктора Стефановича. Я бы рекомендовала изучать ее как учебник тем из молодых коллег, которые сегодня решаются работать в жанре журналистского расследования, почти почившем.

И еще одно обстоятельство заставляет меня говорить об этой книге, вышедшей небольшим для страны тиражом – 2200 экземпляров. Сейчас, когда ручеек неправды о Великой Отечественной войне, просочившийся в 1991-м, превратился в потоки лжи и фальсификаций о нашей Победе, нам нужна такая литература. Нам, конечно, нужна разная литература о войне – художественная, научная, справочная. Но и такая тоже – просветительская, патриотическая публицистика. Мы пару десятилетий думали, что обойдемся без такого рода книг, и чуть не растеряли остатки исторической памяти.

Виктор Кожемяко в своей книге раскрывает главный секрет, по-своему разгадывает загадку исторической памяти: как она противостоит всесильному времени. «Любовь – вот главный секрет хранителя памяти». Автор имеет в виду не красивые, присущие моменту слова и пламенные речи, а действенную любовь, чувство, выразившееся в поступке. Для журналиста слово – тоже дело.

Ирина Сизова

Фото Владимира Проказникова