Он дожил до Победы, чтобы стать журналистом

В 2015 году нашему коллеге, журналисту Роману Александровичу Немцеву исполнилось 90 лет. И хотя его давно уже нет с нами, забыть Романа Александровича невозможно: как ловко передвигался он по редакции на костылях, как распахивал перед дамами дверь и уступал дорогу, как жизнелюбив и оптимистичен он был. Удручает только слово «был».

Воспоминаний не оставил, фронтовым опытом делиться не любил. Потому, наверное, обнаружилось вдруг, что мы почти ничего о нем не знаем, кроме того, что он участвовал в Великой Отечественной войне. Мы собираем материалы о журналистах–фронтовиках. Необходимо было узнать побольше о Р.А. Немцеве.

Мне рассказала о Романе Александровиче его жена, Наталья Федоровна. Рассказала о том, как они познакомились после войны в Ташкенте, в высшей партийной школе, где он учился, а она преподавала. Как перебирались потом в Рязанскую область. Как работал Роман Александрович в рязанских газетах. И как счастлива была Наталья Федоровна с этим человеком.

О фронте мы почти не говорили. Наверное, это были нелегкие воспоминания. Ведь Роман Александрович вернулся с войны инвалидом и потом всю жизнь не расставался с костылями. Вот передо мной короткая справка, подписанная Немцевым, в которой о фронте всего несколько строчек: август 1942 г. – август 1944 г. – служба в рядах Красной Армии (курсант 2-го Московского пулеметного училища, рядовой стрелок 19-й Гвардейской стрелковой дивизии, ранбольной).

Сегодня мы можем узнать многое из Интернета. Захожу в базу данных Министерства обороны РФ «Память народа» и, просмотрев информацию на 6042 Немцевых, нахожу три сообщения о Реджинальде Александровиче Немцеве. Я уже знаю, что у него было такое редкое имя, которым назвала сына мама, влюбленная в английскую литературу. Из скупых армейских сводок я узнаю, что красноармеец Немцев в конце 1942 года пропал без вести и даже был похоронен в деревне Золотово Новосокольнического района Псковской области. Да-да, именно Реджинальд Александрович Немцев, 1925 года рождения. Как раз короткая автобиография Романа Александровича (так его называли все, не сверяясь с паспортом) позволила мне убедиться, что речь шла именно о нем.

***

Это он, родившийся в Москве, во время войны оказался в эвакуации в Удмуртии. Успел в совсем юном возрасте поработать на базе Осоавиахима, за что потом был награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Из Удмуртской АССР Пастуховским райвоенкоматом в августе 1942 года он, семнадцатилетний парнишка, был призван на военную службу и направлен в пулеметное училище. Какие-то, видимо, были ускоренные курсы, потому что в ноябре 1942 года красноармеец Немцев уже служит в 19-й стрелковой дивизии, которая в составе 3-й ударной армии участвует в Великолуцкой наступательной операции.

Поздняя осень 1942 года. Судьба войны решается под Сталинградом. И здесь, на северо-западе, предпринимается попытка овладеть городами Великие Луки и Новосокольники, чтобы не позволить немцам перебросить свои войска на юг, под Сталинград. К середине января ценой огромных усилий наша армия овладела городом Великие Луки. А вот Новосокольники взять той зимой не удалось. Красноармеец Немцев попал именно в эту мясорубку затяжных и безуспешных боев, сопровождавшихся большими потерями. Именно поэтому, видимо, его фамилия оказалась и среди пропавших без вести 27 декабря 1942 года у деревни Пупково, и среди бойцов, захороненных у другой деревни.

А он чудом выжил. И потом больше года лечился в госпиталях. И думал над тем, как дальше быть, как начинать жизнь сначала. Родители были в эвакуации в Средней Азии. А демобилизованный из РККА Р. Немцев работает начальником цеха на заводе в Мариуполе, заместителем директора ремесленного училища, заведующим библиотекой в Хиве. Там, в Хиве, его отец работал главным архитектором. Несколько лет Роман Александрович занимался партийной работой в Ургенче, пошел учиться в Ташкентскую высшую партшколу. Так поступали в те годы многие фронтовики: для того чтобы продолжить мирную жизнь, нужно было учиться. Там, в Ташкенте, он встретил свою Наталью, там они поженились.

Окончив партшколу, Немцев стал журналистом, работал в газете «Хорезмская правда», сделал неплохую карьеру, пройдя путь от литсотрудника до заведующего отделом партийной жизни. Кстати, там, в Хорезме, ему довелось познакомиться с собкором газеты «Правда» Константином Симоновым. За два года в Узбекистане Симонов много ездил по республике, активно общался с коллегами – местными журналистами. Это было для него обычным делом. А уж если коллега еще и фронтовик, отношения всегда были очень теплыми, товарищескими. Потом, в 1974 году, они еще раз встретятся в редакции «Приокской правды» в Рязани и станут вспоминать и о войне, и об Узбекистане.

***

В Рязань семья Немцевых в 1965 году перебиралась по необходимости – этот климат больше подходил жене Романа Александровича и детям. И начинал он работать здесь собственным корреспондентом областной газеты в Шилове. Собкор – это значит много повседневной работы, постоянная связь с редакцией в Рязани и постоянные командировки по нескольким районам. Как он это все успевал, передвигаясь на костылях и собственном «Запорожце», теперь трудно представить. Но он вел себя и работал так, что никто будто бы не замечал его недуга. Он был из того упрямого поколения фронтовиков, которое привыкло всего добиваться сверхусилиями, вопреки обстоятельствам. Будто бы про него написал Семен Гудзенко:

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают

эту взятую с боем суровую правду солдат.

И твои костыли, и смертельная рана сквозная,

и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат…

 

В 1970 году Роман Александрович возглавил новое издание – приложение к газете «Приокская правда», которое называлось «Рязанская неделя». Это был по существу коммерческий проект на только зарождающемся рекламном рынке. Роман Александрович справился и с этим делом, как привык справляться со всеми другими проблемами.

Он был счастлив в семье, где взрослели уже двое детей – сын и дочь. Он умел дружить и быть рыцарственным по отношению к женщинам, он был большим жизнелюбом. Мало кто знал его непростую фронтовую историю. По крайней мере, мне никто ее не смог рассказать. В 1985 году, к 40-му юбилею Победы, Реджинальд Александрович Немцев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Этот орден вручили тогда всем ветеранам войны, но те, кто был ранен или награжден другими фронтовыми наградами, удостаивался 1-й степени ордена. У Романа Александровича была еще и самая почетная солдатская медаль – «За отвагу».

Он ушел из жизни в 90-х годах, когда начал рушиться привычный мир вокруг. Он тяжело болел, но боролся с недугом мужественно. И ушел, оставшись в памяти всех светлым, сильным, справедливым человеком. Таким мы вспоминаем его и сегодня – Романа Александровича Немцева – из могучего поколения фронтовиков.

Ирина Сизова