Как теперь ни суди о советской власти, но  именно в те годы Анна Чечнева смогла получить профессию – и не одну, и два высших образования. В четырнадцать лет, после окончания семилетки, она поступила в ФЗУ связи и с шестнадцати лет жила в Павлове-Посаде, работала радиотехником. Потом поступила на литературный факультет Рязанского пединститута, а окончила факультет естествознания – в вузах тогда тоже было много реорганизаций.

В 1938 году Анне – 21 год, и ее, специалиста с вузовским дипломом, направляют работать на биостанцию института. Но вскоре станцию закрывают, и Чечнева вновь – в поисках работы. Писать, сочинять стихи она начала еще в школе под руководством одного из опытнейших тогда филологов в Рязани – В.Н. Робожева. Потом, в институте, Анна постоянно выпускала стенную газету, рисовала, сочиняла куплеты, писала заметки. Поэтому вполне естественным для нее шагом стало трудоустройство литсотрудником в областную газету «Сталинское знамя». Профессиональный журналист в те годы в Рязани был редкой, экзотической птицей. В газетах работали бывшие филологи, биологи и бывшие внештатные коррес­понденты редакций. Но коллектив в «Сталинском знамени», газете, только что созданной в связи с тем, что была создана Рязанская область, был новым и очень разнообразным по уровню профессионального опыта, журналистского мастерства. А. Комаров, А. Панкин, М. Израильсон работали еще в газете «Рабочий клич», выходившей в Рязанской губернии до 1929 года. Первый редактор «Сталинского знамени» А.В. Гребнев в печати с 1931 года. Так что Анне было у кого учиться. В новом редакционном коллективе и молодежи хватало. Вскоре в области и комсомольская газета появилась, естественно, «Сталинец», и там – молодая команда. Анна всех знала, со всеми общалась, еще и учительствовала в школе, сотрудничала с московской «Учительской газетой». Она была очень активным человеком.

А потом началась вой­на. Многие мужчины-жур­налисты ушли на фронт, а в «Сталинском знамени», единственной в годы войны рязанской газете, громко заявили о себе молодые женщины-журналисты: Е. Карпельцева, В. Попова, А. Чечнева. Редактором в годы войны тоже стала женщина – Клавдия Позднякова. Осень и зима 41-го в Рязани были тревожными. Анна Чечнева, как и многие другие комсомольцы, была зачислена в подпольную группу на случай оккупации города. На счастье, ей не удалось проявить себя в этом качестве. Но потом Анна работала в составе комиссии, которая определяла ущерб, нанесенный немецкими войсками на территории области. После войны Анна Васильевна будет награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 45 гг.».

Анна Васильевна руководила в годы войны отделом промышленности и транспорта в редакции, много писала, часто ездила в командировки, помогала в редакционной работе районщикам. Что называется, «ни дня без строчки». Но уже тогда определяется круг ее новых интересов – к истории родного края, к именам литераторов, связанных с землей рязанской. Среди ее корреспондентов в те годы – поэт Александр Скороходов, писатель Василий Ряховский – оба на фронте, общение с ними станет только более активным после войны. Среди друзей – литераторы А. Лукашис и А. Чувакин и вообще, вся культурная общественность города тех лет. Ей довелось поработать и на областном радио, а в первые послевоенные годы окончить исторический факультет пединститута.

Мы не знаем, почему она ушла с журналистской работы в 1962 году, возглавила аспирантуру радиоинститута. Но страсть к писательству, исследованию загадок прошлого в ней сохранилась. А времена были такие, когда становились доступными архивы, возобновился всеобщий интерес к давнему и недавнему прошлому родного края. Анна Васильевна читала лекции, публиковала краеведческие материалы, написала книги об И.П. Павлове и Г.К. Петрове, возглавила секцию Рязанского отделения ВООПИК, активно занималась краеведческой работой, а в 1979 году возглавила областной клуб краеведов-исследователей. Она стояла у истоков создания «Рязанской энциклопедии». О ней можно много и подробно рассказывать, как о человеке, которому было не все равно – знаем мы собственную историю или не знаем. Она, в отличие от многих других, обладала не только острым пером публициста, но и была способна на активное, деятельное участие в сохранении нашей исторической памяти.

Анны Васильевны не стало в 1994 году. Но уже после ее смерти, благодаря усилиям дочери В.А. Голубевой, пришли к читателям еще две замечательные книги Анны Чечневой – о писателе Надежде Хвощинской и М. Салтыкове-Щедрине в Рязани. Рязань сегодня помнит об этих людях и потому, что о них написала А.В. Чечнева. Написала хорошо, подробно, обозначив на карте города те места, дома, адреса, которые мы сегодня пытаемся возродить, воссоздать, придать свойственную им историческую роль. Она будто бы оставила нам задание, и мы до сих пор его выполняем.

Ирина Сизова