Нади больше нет


60

Эта фраза в «Фейсбуке» на странице группы, в которую я вступила несколько лет назад, накрыла меня ранним утром. Мы все – сообщество заводчиков собак и простых, таких как я, любителей псов всех пород – пристально следили за Надиной судьбой несколько месяцев. Я прочитала этот пост и заплакала.

Потому что Нади больше нет. Ее нет вообще. Как и многих из тех, кто сталкивается с онкологическим заболеванием. И борется по мере сил. А Надя была самым настоящим борцом. Мы почти ничего не знали о ее болезни, зато все знали о ее собаках. Заводчик цвергшнауцеров,
защитник прав животных. Буквально несколько месяцев назад она подобрала на широких просторах нашей страны очередную брошенку – старую и сильно обиженную людьми девочку-цверга, отмыла, вылечила, снова научила доверять человечеству. А та возьми, вот ведь ирония судьбы, и заболей… раком… И вот о ее проблемах Надя писала чаще, чем о себе. Искала, чем и как помочь своей новой питомице, звонила-писала в поисках союзников в борьбе за ее собачью жизнь. Собака живет. А Нади больше нет.
Пишу эти строки и плачу. Просто я помню, как полгода назад такая же фраза была произнесена в адрес другой знакомой. И очень боюсь, что однажды сама произнесу такие слова – о самом близком мне человеке. Потому то данная беда не обошла стороной и мою семью… И молюсь, чтобы этого не случилось.
Статистика утверждает, что в этом году от рака в мире умрут почти десять миллионов человек. Оказывается, статистика сегодня умеет просчитывать все на годы вперед. Она твердо знает, что число онкологических больных постоянно растет. Как сообщает Всемирная организация здравоохранения, исходя из показателей 2018 года, сегодня каждый пятый мужчина и каждая
шестая женщина на планете заболеют раком на какомлибо этапе жизни.
Но статистика далеко. Люди – близко. И 300 тысяч из них – россияне. Наши родственники, друзья, соседи. И от мысли, что «их больше нет» может случиться (если верить статистике) уже в этом году, – страшно. Наука, конечно, не стоит на месте. Ранняя диагностика новообразований, новые лекарственные препараты, новые программы и выделяемые на них средства… Надежда,
как говорится, умирает последней. Но вот Нади, Наденьки, больше нет…

Мне кажется, мне снова двадцать пять…
Я не мечтательна уже, еще нелепа.
По улицам под ливнями бежать
Готова. И душа совсем раздета.
Мне кажется, мне снова сорок два…
Внутри все меньше песен, больше боли.
Я все еще с мечом на бранном поле,
Но перед публикой держусь едва-едва.
Мне кажется, мне снова – сколько? – сто?
Переживаю мир, дыша с людьми разлукой.
Морщинами покрылись крылья-руки,
И не взлететь уже. И небо уж не то…
Мне снова пять. У папы на плечах
С высот таких по-детски запредельных
Захлебываюсь счастьем. Не понять
Тревог и бед. Мир замер вдохновенный.
Мне снова…
Снова…
Длинный ряд…
В нем в очередь века стоят…