От Лопахина до… Лютобора


87

Тончайшие движения человеческой души в спектаклях Малого театра и лихой богатырский бой на экране – таков диапазон заслуженного артиста России Алексея Фаддеева.

Мы беседуем с нашим земляком о его театральных работах и кинопремьерах.

Р.В. – Такая романтическая профессия – родом из детства? Вы человек увлекающийся?

А.Ф. – Да, но все мои увлечения стали частью профессии. Очень важно для человека, когда тебе платят деньги за то, что любишь. Я, наверное, не смог бы работать в офисе с 9 до 18 часов: мне нужна активность. Мой «наркотик» – спорт, много занимаюсь боксом. А главное увлечение – кинематограф. Мне было лет 13, когда отец повел в кинотеатр на «Великолепную семерку», и с тех пор все в голове перевернулось. Кино меня захватило, оно для меня важнее театра. Правда, к кино я шел дольше, начал сниматься после 25. Но об этом не жалею, потому что мне нравятся роли сорокалетних мужчин…

Р.В. – Малый театр, Щепкинское училище – это целый культурный пласт. Вам много дало общение с мэтрами Малого?

А.Ф. – Во-первых, культурная «почва» была подготовлена моим отцом. Но, конечно, мне повезло с учителями и партнерами. В 19 лет, еще студентом, я играл в «Лесе» Островского Алексиса Буланова, на одной сцене с гениальным, абсолютно универсальным артистом Виктором Павловым, с Евгением Самойловым… И учился у величайшего театрального актера Юрия Соломина. Я семь раз смотрел «Дядю Ваню», где Юрий Мефодьевич играл Войницкого, а его брат, Виталий Соломин, – Астрова. До сих пор этот спектакль помню целыми фрагментами, помню интонации.

Р.В. – Как вы готовитесь к новой роли?

А.Ф. – Это зависит от глубины материала, от историчности. Читаешь материалы о пьесе, об эпохе… Когда мы готовились к спектаклю «Власть тьмы» по Льву Толстому, где я играю Никиту, мой педагог Ольга Николаевна Соломина (супруга Юрия Мефодьевича – Р.В.), сказала, что герой не заводской пролетариат, а крестьянин. И это очень важно, от этого я отталкивался, многое сам изучил. Мы с коллегами ходили по музеям, смотрели картины того времени с изображением крестьян. Важно было знать, как они выглядели, какие были манеры.

Р.В. – Ваш любимый персонаж?

А.Ф. – Лопахин, которого я играю много лет. У меня одного из сыновей зовут Ермолай Алексеевич. «Вишневый сад» – самая любимая моя пьеса у Чехова, она последняя и самая лаконичная из законченных крупных пьес. Здесь я старался все изучить, по крайней мере, десять различных режиссерских разборов прочитал, собирал мнения специалистов… Лопахин – самый искренний человек в этой пьесе. Он из другого мира, и хозяева имения не принимают его в свой круг. А Ермолай Алексеевич считает, что они его семья, хочет быть своим… Но никто из них так не думает, и в этом его трагедия. Или комедия человеческих отношений – когда никто никого не слышит.
Юрий Соломин, когда репетировали, задал мне такой вопрос: «А он на свои деньги вишневый сад купил? Подумай об этом…» На протяжении всей пьесы Лопахин говорит: «Я займу деньги». Из текста можно вычислить, что имение огромное, около 1000 гектаров, с рекой… Лопахину оно не нужно, это обуза. А на торгах он заплатил долг, цену имения и сверх долга 90 тысяч. То, что дается «сверх долга», идет семье, чье имение продается. Он постарался, чтобы хозяева не были раздеты. Ермолай Алексеевич занял эти деньги, теперь их отдавать – и он не может не вырубать сад под дачи в аренду.
Дальше можно спорить, кого Лопахин любит. Это уже вариант решения режиссера. У нас герой влюблен в Раневскую, ее играет Светлана Аманова. Он, как бывший крепостной, не может себе позволить в принципе никакого намека на отношения… И не делает предложение Варе, притом что возраст – за тридцать.

Р.В. – Много лет вы играете еще одного чеховского героя…

А.Ф. – …Соленого в «Трех сестрах». Пьеса большая по объему, я ее меньше люблю. У Чехова показаны разные типы офицеров. Тузенбах – мягкий, слабохарактерный интеллигент, Вершинин – бабник и балабол, Соленый – армейский «сапог». И я этот персонаж не склонен романтизировать вообще: он так Чеховым написан. Если расшифровать все чудовищные шутки, которые Соленый позволяет себе в присутствии дам, то станет ясно, что их нельзя произносить за столом.
Конечно, это от зажима. Ходит он в дом, где не стал своим, потому, что сам себе придумал влюбленность в Ирину. Хотя в сцене объяснения в любви Соленый у Чехова плачет – и я играю искренность чувств. Но он даже признаться нормально не может. По большому счету, он идиот, готовый убить единственного друга из-за гордыни. Безусловно, у Соленого есть своя трагедия, боль. Но она есть у всех…
Я считаю, что ни одну пьесу Чехова нельзя преподавать в школе. Каким образом 14-15 – летние подростки должны понять пьесу о кризисе среднего возраста? А у Антона Павловича он везде (у главных персонажей – мужчин). Чудовищно, когда в театр приводят целые классы и сажают на галерку смотреть «Вишневый сад»…

Р.В. – В этом году у вас было две премьеры: еще один чеховский персонаж – Григорий Степанович Смирнов в спектакле «Свадьба, свадьба, свадьба!» («Медведь») и Эрих Кламрот в спектакле «Перед заходом солнца» по Герхарту Гауптману. Расскажите о последнем…

А.Ф. – У нас нет расхожего решения, когда из Эриха Кламрота, зятя главного героя Матиаса Клаузена, делают предвестника фашизма. Я играю про сегодняшний день. Это современный управленец, мерзкий, неприятный человек, для которого люди – мусор. Он может нахамить, наорать, уволить. Я знаю таких. Если Матиас Клаузен – это вымирающее богатое благородство, то Кламрот – абсолютный контрапункт. Человек, который в лицо хозяину говорит, что легко может его заменить. Поразительно, что он нравится зрителю, как и сын Клаузена, слабохарактерный подкаблучник Вольфганг, которого великолепно играет Игорь Петренко.

Р.В. – В кино у вас в основном роли военных, богатырей, активных полицейских…

А.Ф. – Потому что в России нет многопрофильного кинематографа. Существует то, что принимается массовым зрителем. Эксплуатируется какая-то одна сторона актера. А я характерный артист (и поющий – занят в музыкальных спектаклях). Хотя были на экране и кардинально другие образы, например, в сериале «Страна 03» про больницу я играл управленца, в чем-то похожего на Эриха Кламрота.

Р.В. – Ваша самая заметная кинороль последнего времени – в фильме «Скиф».

А.Ф. – Да, я играю главного героя Лютобора, начальника охраны князя. «Скиф» снят в жанре фэнтези. У фильма есть фан-клубы, люди делают тематические татуировки, дописывают продолжения сюжета… Недавно мы с супругой были в Мадриде. Заходим в номер в гостинице, включаем телевизор, а там идет «Скиф» на испанском. Фильм продан на весь мир, номинирован на каскадерскую премию в Америке, а рекламировался как «Безумный Макс в фэнтези».

Р.В. – Какие у вас кинопроекты в этом году?

А.Ф. – Весной снялся в полнометражной картине «Маскерад» (через Е) режиссера Михаила Шевчука – адаптации Лермонтова. Я играю Арбенина, говорю стихами Михаила Юрьевича, но все происходит в современности. В фильме есть несколько музыкальных номеров на стихи Лермонтова, написанных одной московской рок-группой. Сейчас идут съемки сериала «Город тайн» – адаптации популярного южнокорейского сериала «Лес тайн». Играю там следователя управления собственной безопасности МВД, пережившего тяжелейшую трагедию: у него погиб маленький ребенок, из-за этого жена покончила самоубийством… Мой герой – интеллектуал, интеллигентный, тихий, не возражающий начальству. Это интересная задача.

Р.В. – Будем ждать выхода на экран!


Справка «РВ»

Алексей Фаддеев родился в 1977 году в Рязани. Его отец, Евгений Фаддеев, долгие годы работал заместителем директора в Рязанском театре драмы, затем директором Театра на Соборной. В пять лет Алексей вышел на сцену театра драмы в спектакле «Порог». Год учился режиссуре в Рязанском институте культуры у Николая Царева, затем поступил в Высшее театральное училище им. М.С. Щепкина на курс Юрия Соломина. И уже 20 лет – в труппе Государственного академического Малого театра.
Среди ролей в театре – Клавдий Горецкий («Волки и овцы» А.Н. Островского), Дмитрий Самозванец («Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» А.Н. Островского), Дон Жуан («Дон Жуан» А.К. Толстого), Паратов («Бесприданница» А.Н. Островского), Алексей Орлов («Театр императрицы» Э. Радзинского). Снимался в сериалах «Институт благородных девиц», «Бесы», «Главный калибр», «Побег», «Сатисфакция» и др., кинофильмах «Силеньсио», «Рысь», «Борис Годунов», «Совет да любовь», «Курьерский особой важности», «Завод» и др.
Женат на актрисе театра «Сатирикон» Глафире Тархановой (сериалы «Громовы», «Измены» и др.). Супруги воспитывают четырех сыновей: Корнея, Ермолая, Гордея и Никифора.