Плечом к плечу с партизанами


116

В Рязани его называют доктором-романтиком

Со стены в музее на меня смотрел портрет молодого человека с бородой, чем-то похожего на Че Гевару.

Организатор партизанской фельдшерской школы в Гвинее-Бисау Вячеслав Чайцев, 1973 г.

Военный камуфляж, за спиной – автомат Калашникова. В образе легендарного команданте трудно было узнать рязанского профессора Чайцева. Какой же это год? Примерно 73-й…
Вячеслава Григорьевича Чайцева я знал до этого как прекрасного диагноста, врача скорой медицинской помощи, автора многочисленных научных публикаций по основам формирования здорового образа жизни. Но не мог предположить, что доктор Чайцев лечил партизан в африканских джунглях и помогал португальской колонии в ее борьбе за независимость.
– Вам в какую кружку чай наливать? В японскую, индийскую, китайскую?
Выбрал австралийскую. Объехать почти сто стран мира, выступать на международных симпозиумах, делиться опытом с лучшими врачами-инфекционистами – вот это биография! На карте странствий особым значком отмечено государство Гвинея-Бисау.

Жизнь взаймы

…Сколько лет прошло, а стоит закрыть глаза – и всплывают в памяти соломенные хижины, улыбчивые, но суровые лица партизан, койки полевого госпиталя, разместившегося под пальмами. Только что их огромные листья ласково трепетали на ветру, а сейчас воздух разрывают на части лопасти натовских вертолетов. Они всегда появлялись внезапно, подкравшись на низкой высоте. И снизу можно было увидеть лица тех, кто сбрасывал смертоносный груз. Привязанный ремнями военный брал из ящика гранаты и одну за другой бросал на повстанцев. Его напарник поливал джунгли из крупнокалиберного пулемета. Ответный огонь из партизанского лагеря открывал тот, кто раньше добежит до зенитки. Вячеслава Чайцева тоже научили из нее стрелять. Ближе всего к орудию располагалась его медсанчасть.
Помогать народу дружественной Гвинеи, начавшей освободительную войну против португальских колонизаторов, Чайцев поехал по комсомольской путевке. В ЦК ВЛКСМ запомнили выпускника Воронежского мединститута, сумевшего в казахстанских степях на должном уровне организовать работу медслужбы студенческих отрядов. Покоряли не только целину. Боролись с дикими природными условиями, в которых возникали вспышки опасных заболеваний. Тогда молодого врача-инфекциониста спасла… холера.
– Позвонили из ЦК: нужно было срочно вылетать в Перу с гуманитарной помощью для пострадавших от землетрясения. Но первый секретарь ЦК комсомола Казахстана умолял Москву не забирать у него доктора. В населенных пунктах свирепствовала холера. Вместо меня в Перу отправили начальника медслужбы студоотрядов из Свердловска. Над Атлантикой самолет взорвался. Погибли все.
Кому теперь принадлежала его жизнь? Кого он в свою очередь должен был спасти, прикрыть, избавить от страданий? Какими жертвами и лишениями оплатить аванс?
– Когда мне предложили лететь в Африку, чтобы помочь дружественному народу, я, не раздумывая, согласился. Страну долго не называли. Сказали, что работать будем в тропиках. И предупредили: «Безопасность не гарантируем».
Но прежде было одно искушение. Вячеслава Чайцева пригласили работать в ЦК ВЛКСМ, обещали квартиру в Москве. Молодому человеку в наши дни стремительный подъем по властной вертикали наверняка вскружил бы голову. Такой шанс «взлететь» выпадает раз в жизни! А Чайцев думал, прислушивался к себе. На второй день согласился. На третий отказался. У него было конкретное дело в руках, за которое он себя уважал, знал себе цену. А тут аппаратная работа, бумажки, натянутые улыбки карьеристов и специфический вид спорта – «борьба локтями». Душа рвалась на просторы, на свежий воздух.

Госпиталь под пальмами

Африканское государство встретило удушливой, влажной жарой. 38 градусов в тени.
Холера Чайцева спасла, а вот малярия не пощадила. Агрессивность внешней среды оказалась не менее страшной, чем вертолетные десанты.
– В составе гуманитарной миссии от Советского Союза было трое врачей: два москвича и я. Вместе с кубинцами мы развернули полевой госпиталь. Вырыли окопы вокруг бунгало и приступили к оказанию помощи. Лечиться к нам потянулось местное население, в день приходилось принимать по 60 человек и больше.
Аборигены шли целыми племенами. Невиданное чудо – посреди соломенных хижин и грязи врач в белом халате лечит болезни и бесплатно раздает лекарства. Прием профилактических препаратов от малярии помог Вячеславу Григорьевичу продержаться до возвращения на Родину, болезнь подкосила его уже в Союзе, спустя восемь месяцев. А госпитальный хирург слег еще в Гвинее. Пришлось частично брать на себя его функции – лечить переломы, раны от пластиковых мин. Португальцы применяли напалм. Обожженных людей привозили с территорий, занятых мирным населением.
Врачей партизаны берегли. В походах шли первыми, принимая на себя осколки взрывавшихся под ногами мин. Из их команды погиб только один – кубинец, первым добежавший до зенитки. Пуля из крупнокалиберного пулемета попала ему в голову.
Маленький отряд врачей положил начало профессиональной медицине в африканской стране, где население не умело ни читать, ни писать. Посланцы Советской страны среди пальм, в наскоро сделанной тростниковой лачуге открыли школу по подготовке фельдшеров для партизанских отрядов. В течение года удалось обучить простейшим навыкам диагностики и оказанию первой медицинской помощи 20 гвинейцев.
– Начинать приходилось с арифметики, – смеется Чайцев. – С объяснения, сколько секунд в минуте. Зато в течение трех месяцев мы сами выучили разговорный португальский, испанский.
– Сколько длился ваш рабочий день?
– Такого понятия не существовало. Весь день принимали больных, делали операции, вечером начинались занятия в фельдшерской школе. Спать ложились, проверив ящик с патронами под кроватью и автомат у изголовья. На оружие с тех пор я смотреть не могу.
…С детьми погибшего кубинца Вячеслав Чайцев случайно встретился спустя четыре года в Гаване, на международном фестивале молодежи и студентов, где отвечал за медицинское обеспечение. Подарил им две банки сгущенки – по кубинским меркам в то время необычайная щедрость. Запомнил навсегда кубинский дух – окрыленность, витающие в воздухе надежды на лучшее будущее, доброту и открытость людей, их уверенность, что есть ценности куда более значимые, чем «кока-кола» и зарубежные бренды.

Ностальгия по мечте

Гвинея-Бисау обрела независимость в 1974 году, но война еще продолжалась около года. Республика долго смотрела в сторону Страны Советов. С распадом Союза надежды на процветание улетучились. В африканском государстве началась череда военных переворотов, возник центр мирового наркотрафика. И все-таки Гвинея-Бисау могла теперь самостоятельно, без вмешательства колонизаторов, определять свой путь и свою судьбу.
– Когда я бываю в Африке, стоит мне сказать, что я работал в лагере партизан, ко мне все проникаются уважением. Особенно пожилые. Жмут руку, стараются чем-то угостить. Кажется, что в их глазах вспыхивают искорки той мечты, которая когда-то летала над континентом. Они были молоды и им было за что сражаться и умирать. Этот свободолюбивый дух остался с ними навсегда, – откладывает в сторону черно-белые снимки профессор Чайцев.
Из далеких заокеанских земель Вячеслав Григорьевич привозит семена для своего дендрария, расположенного в Кораблинском районе. Пустующий участок площадью 10 га со скудной растительностью он сумел превратить в живописный ботанический сад, где для школьников и любителей экзотической флоры проводятся экскурсии. Почти всю уникальную живую коллекцию он подарил Кораблинскому району.
До 75 лет Вячеслав Чайцев работал на «скорой помощи», а после дежурств нередко отправлялся читать лекции. Сейчас сосредоточил свои силы на просветительской работе, пишет научные статьи, готовит методические рекомендации для медиков. Ведет сайт в Интернете «Разумная медицина» (medclever.com) и его мобильное приложение «карманный доктор» (pd.medclever.com), это маленькая поликлиника в кармане, где в доступной, популярной форме даются рекомендации на разные случаи жизни при чувстве недомогания. Что можно делать и что нельзя при боли в горле, обмороке, солнечном ударе, повышении температуры, похмелье и т.д.
Саквояж доктора Чайцева стоит в прихожей всегда наготове. На карту мира ложатся новые «меридианы» – так профессор обозначает траектории своих перелетов.
Когда-то он спросил себя, что ему ближе, и получил ответ. Честный, неискаженный лукавыми нашептываниями рассудка, он всплыл из глубины. Указал дорогу. Эта дорога протянулась через весь земной шар. Познакомила с отважными и выдающимися людьми. Помогла исполнить свое предназначение.

Димитрий Соколов
Фото В. Чайцева

P.S. Стенд, посвященный В.Г. Чайцеву, можно увидеть на выставке к 100-летию ВЛКСМ в Рязанском музее истории молодежного движения.