Дирекция благоустройства провела обработку от шелкопряда в Кремлевском сквере Рязани

№48 (6152) от 30 июня 2023

К борьбе с насекомым-вредителем подключатся волонтёры

От нашествия непарного шелкопряда пострадали десятки тысяч гектаров в Касимовском, Клепиковском, Рязанском, Ермишинском, Шиловском и других районах области. Вредитель атакует леса и садовые участки. Из чисто биологической, лесохозяйственной проблема перешла в социальную. Люди боятся, что останутся без урожая и будет нанесен критический ущерб зеленому хозяйству.

Что случилось с шелкопрядом? Ответ простой: он размножился. Причем до такой степени, что объел не только леса и парки, но и плодовые деревья в частных хозяйствах, садоводческих товариществах, где люди обычно следят за своими растениями.
Несколько недель назад минприроды на заседании правительства области докладывало Павлу Малкову о сложившейся ситуации. Было сказано, что она скоро нормализуется и дальнейшая обработка лесов нецелесообразна.
Однако у прожорливого насекомого были другие планы на жизнь. Шелкопряд обглодал деревья и кустарники, а там, где не добрался до лиственных пород, перекинулся на хвою. Численность вредителя достигла таких показателей, что ему перестало хватать пищи, и он не побрезговал даже тростником на болотах, констатировала директор Центра защиты леса по Рязанской области Галина Кононова.
Вредителю помогает ветер. Гусеницы за счет большого количества волосков на теле легко подхватываются воздушными массами и мигрируют. Это похоже на верховой пожар, разница лишь в том, что урон поначалу не столь заметен.
Угрозу пропустили несколько лет назад, когда недооценили масштабы распространения шелкопряда. В 2021 году очаги обильного присутствия насекомого зафиксировали в области на площади 5 тысяч гектар. Биологическими препаратами обработали менее 2 тысяч гектар. Осенью 2022 г. очаг увеличился вдвое – уже до 10 тысяч гектар. Однако полномасштабного исследования лесов по шелкопряду и тогда не провели. Сколько было выделено средств на мониторинг в рамках госзадания, столько и выявили проблемных участков. А обработали инсектицидами нынешней весной и того меньше – всего 3,5 процента площади поражения. Почему так мало? Пояснения дало министерство природопользования. Обработка эффективна только весной, а в это время многие лесные территории для автотехники непроходимы.
Может, жахнуть по вредителю с самолетов? Не получится. Времена авиаобработки лесов остались в прошлом, они запрещены законодательством как представляющие опасность для людей, водных объектов и биологического разнообразия.
Но ведь не обязательно использовать химию. Можно применить биологические пестициды избирательного действия.
Да, такие препараты есть, признают специалисты. Но Вод­ный кодекс не конкретизирует понятие пестициды и относит к ним как химические, так и биологические препараты, запрещая обработку в водоохранных зонах. А большинство лесов подпадают под эту категорию. Уж какая-нибудь речушка или озерцо рядом имеются. Когда встает вопрос, как действовать: уничтожить гусеницу или начать по-своему толковать спорное федеральное законодательство в части охраны водных объектов, ответ заранее ясен. «Сейчас все методы борьбы – щадящие, и принято говорить не о ликвидации очага, а о подавлении численности», – говорит Галина Кононова.
Нечетко прописанные нормы Водного кодекса связывают по рукам и ногам тех, кто должен бороться с насекомыми-вредителями в лесах.
Но корректировка законодательства потребует времени. И неизвестно – будет ли она предпринята. Что сейчас-то делать? Нельзя ли попрыскать чем-нибудь таким, чтобы гусеницы потеряли свою активность.
Картина и впрямь странная: прожорливая гусеница захватывает все новые территории, а люди разводят руками: до следующего периода обработки, то есть до весны 2024 года, сделать ничего нельзя.
Применять инсектициды сейчас – пустая трата бюджетных средств, говорят в Центре защиты леса. Стоимость обработки 10 тысяч гектаров – примерно 20 миллионов рублей. Но гусеницы находятся в такой фазе своего развития, что на них препарат не подействует.
Сказать, что их вообще ничем не возьмешь, было бы неправдой. На выручку людям могут прийти энтомофаги – природные вирусы, паразиты и хищники, присутствие которых несовместимо с жизнью шелкопряда. Однако эти чистые экологические методы борьбы ни в минприроды, ни в Центре защиты леса даже не рассматривают из-за необычайно высокой трудоемкости и, естественно, стоимости проведения точечного экологического воздействия. Мы еще не научились ставить на поток такие филигранные методы. Про них легче писать в фантастических романах, наделяя гармонично развитых инопланетян или землян далекого будущего новым экологическим сознанием. Для нас пока остаются актуальными бактериальные биологические препараты.
Всласть наевшись и похозяйничав на приволье, непарный шелкопряд приготовился к следующей фазе своего развития – окукливанию. Специалисты констатируют, что в этом году превращение гусениц в бабочек начинается у шелкопряда раньше срока. В очагах распространения иссякает кормовая база, и насекомое, повинуясь инстинкту выживания, начинает ускорять свои биологические процессы. Это для него не очень благоприятно. Куколки могут быть атакованы грибками, вирусами и бактериями. И таким образом экосистема вновь придет в равновесие. Но это опять же – предположения. Нет никаких гарантий, что мириады бабочек, появившихся в июле, не оставят после себя столь же агрессивного и многочисленного потомства, и оно не продолжит атаковать деревья и кустарники. Кстати, излюбленное лакомство шелкопряда – это яблоневые, грушевые и сливовые деревья, а также дубы, березы, липы, ивы, осины.
Готовиться к нашествию шелкопряда лучше заранее, и уже в эти дни составлять план действий, чтобы тщательно обследовать леса осенью и понять масштабы обработки весной. Об этом говорили члены Общественного совета при министерстве природопользования области, собравшиеся на внеочередное заседание.
Активно задавал вопросы специалистам регионального Центра защиты леса и министерства руководитель экологической организации «ЭРА» Евгений Рыбаков. Экоактивисты настроены решительно и намерены вступить в борьбу с вредителями, мобилизовав волонтеров. Они будут обрабатывать стволы деревьев отработанным машинным маслом, предотвращая воспроизводство насекомого-вредителя. Такие же действия могут предпринять владельцы садов и огородов на своих участках. Но важны и более серьезные шаги: корректировка Лесного и Водного кодексов, которая позволила бы вести борьбу с насекомыми более широкомасштабными способами. А также восстановление прежней системы ухода за лесами. Раньше государство заботилось больше об их сохранности, но после многочисленных изменений в Лесной кодекс в приоритете оказался не лесничий, а заготовщик древесины. Эти выводы звучали и на заседании Общественного совета.
Не в назидание ли нам даны эти полчища насекомых-вредителей, чтобы мы наконец задумались, какое наследство оставим нашим потомкам? А тем временем шелкопряд атаковал рязанские городские парки и скверы. Гусеницы замечены в парках Победы и Морской славы, на Есенинском бульваре.


Как у соседей?

В Егорьевском, Луховицком и Шатурском лесничествах для локализации очагов вредных организмов проводилась наземная обработка биологическим инсектицидом наземными машинами в аэрозольном режиме по технологии «сухого тумана», сообщило региональное информагентство Московской области. «Эффективность воздействия избирательного для данного вредителя биологического инсектицида составила 93%», – рассказал курирующий Комлесхоз зампред правительства Московской области Георгий Филимонов. Биологический препарат, используемый при работах, действует избирательно в отношении широкого спектра вредных чешуекрылых, не обладает фитотоксичностью, не накапливается в растениях и плодах, в рекомендуемых нормах не токсичен для человека, теплокровных животных, птиц, рыб, гидробионтов, пчел и других полезных насекомых.


Димитрий Соколов
Фото администрации г. Рязани