Покоряя Гореморе


101

Рязанцы продолжают плаванье в Московской кругосветке

После Нижнего Новгорода рязанский баркас «Мюриц» под командованием Кирилла Буженина ждали первые сложности. На пути от Нижнего до Плеса простиралось огромное Горьковское водохранилище, которое образовано плотиной Нижегородской ГЭС. Из-за своих размеров, а также из-за штормов с высотой волны более 2 метров, это водохранилище имеет у местных жителей обиходное название Горьковское море или сокращенно – Гореморе. Его-то и предстояло покорить в ближайшие несколько дней, которые растянулись на пару недель.

Утро на берегу

Первая же ночевка после Нижнего заставила понервничать. В буквальном смысле капитан и матросы «Мюрица» проснулись на берегу! Остановившись за 20 километров до шлюза Горьковского водохранилища на ночевку, никто не мог предвидеть, что на шлюзе задержат воду, и подходящая еще вечером швартовка окажется самой настоящей мелью. Баркас в прямом смысле слова лег на пузо на песчаный берег одного из островков посреди Волги из-за того, что в выходные шлюз работает меньше и меньше проходят суда.
– Ждать воду придется несколько дней, а толкнуть или дернуть не получится. Кран не вызвать, мы стоим на острове, – говорит Кирилл, собирая в путь резиновую лодку «Тузик». Но капитан не теряет надежды, есть один способ попробовать отправиться в путь раньше, чем после выходных. На «Тузике» поплыли по Волге в город, искать спасение для «Мюрица» – обычные лопаты. С помощью них можно будет откопать баркас и вывести его с мели. Лопаты были куплены успешно, но жара и огромный объем работы, который нужно затратить на это откапывание, сделали свое дело. Непосильные 7–10 кубов, которые надо выкопать, чтобы снять с мели, тяжким грузом ложатся на капитана и матроса «Мюрица» Гоху (Григория). К концу дня моряки устали, бросили эту затею и стали ждать воду, которая понемногу стала прибывать, снимая баркас с мели.
Впереди ждали и другие сложности, поэтому было приято решение экономить силы.

Городецкий шлюз

Ключевое место Горьковского моря – Городецкий шлюз, это единственное место на всей Волге от Твери до Волгограда, где можно увидеть реку в абсолютно естественном виде. Быстрое течение, низкие берега, роскошные песчаные пляжи на отмелях, по пути от Нижнего к Городцу река делает здесь несколько крутых излучин. Красота неимоверная!
Вперед уходит очерченная бакенами извилистая узкая дорожка судоходного фарватера – «Мюриц» движется по самому мелководному участку Волги. После утра на берегу, несколько дней назад, перспектива сесть на мель уже не кажется чем-то нереальным. Это единственный мелководный участок на Волге, чтобы пройти его, суда вынуждены много часов стоять на якоре в ожидании своей очереди, но наш баркас проскакивает без проблем. Бонусом оказывается небольшой размер судна.
Крошечный Городец – это главная «пробка» наших внутренних водных путей, которая делит протянувшуюся на 6500 километров Единую глубоководную систему Европейской части России на две части, северную и южную. Здесь «Мюриц» ждет первый «взрослый» двухуровневый двухниточный волжский шлюз, который включает в себя четыре шлюзовые камеры. В районе Городецких шлюзов расположена акватория Городецкого судоремонтного завода. Проплывая мимо, можно увидеть, как строятся самые настоящие большие корабли.
Шлюзование – захватывающее зрелище. Всего на Волге два гидроузла такого типа – на Нижегородской и Жигулевской ГЭС. Рязанский баркас приближается к первому из двух Городецких шлюзов. В каждом из двух шлюзов Нижегородского гидроузла «Мюриц» поднимется примерно на 8 метров. Кирилл немногословен – во время прохождения шлюзов необходимо постоянно контролировать положение судна. Работы много – швартовка, общение по рации с персоналом шлюза. Каждой мелочи необходимо уделить внимание – все разговоры будут позже.
16-метровый перепад уровней суда преодолевают двумя ступенями: в первом шлюзе суда поднимаются из Волги до промежуточного бьефа. В промежуточном бьефе находится Городецкий судоремонтный завод, а в акватории на якоре стоят около десяти судов, ждущих своей очереди на шлюзование. Это большой искусственный водоем длиной около трех километров. После этого уже во втором шлюзе поднимаются до уровня самого Горьковского водохранилища. И вот последние сложности судоходства преодолены – теперь рязанцы попали в Гореморе.

Братство речников

Не успели закончиться одни приключения – начались другие, не зря Горьковское водохранилище называется у местных морем. Погода подкачала – море встретило рязанцев штормовым ветром, едва они пересекли гидроузел. Баркас раскачивало на волнах водохранилища, как в самый настоящий морской шторм.
– К качке быстро привыкаешь, а потом без нее уснуть не можешь, – делится ощущениями Кирилл, вспоминая то утро на берегу, когда «Мюриц» сел на мель. Тогда путешественников разбудило именно отсутствие качки. Местные говорят, что еще денек-два нужно тут постоять. Гореморе сейчас очень неспокойное. Решили сделать очередную остановку, чтобы переждать шторм и, найдя безветренное окно, проскочить вверх по Волге. В итоге пришвартовались к одному причалу, но мы поздно поняли, что если швартовы не выдержат волн, то нас просто разобьет об этот же причал. Пришлось переставляться в другое место, а шторм уже бушевал. Удалось притянуться к дебаркадеру и только два якоря, которые путешественники бросили на новом уже месте, смогли удержать баркас.
– Сейчас ситуация очень нестабильная, возможно изменение направления ветра. Нас тут волны волтузят как хотят. Тут на берегу колокольня монастыря, стоим под Богом. Решили вахтовать – спим по очереди по два часа. Прошло несколько смен, 3 часа после полуночи, но уже светло. Наблюдаем за местом, где стояли, – высокая трехметровая стена причала разбивает своими бетонными мышцами темное месиво из волн. Если бы баркас остался там – трудно было бы предположить, что с нами могло произойти, – рассказывает капитан «Мюрица».
Девять утра. Рязанские путешественники пережили ночь – сегодня все нормально, погода стихает, но ветер есть. Значит, время выходить, но перед этим осматриваем все снаряжение. На «Тузике» – небольшой надувной лодке, которую используют под багаж, сломалась проушина для одного весла. Весла на лодке – важная часть снаряжения, поэтому до выхода надо чинить.
На краю бетонного пирса стоят бакерщики, Кирилл идет к ним с небольшим черенком от швабры. Обычно, на больших кораблях есть токарные станки – можно сделать проушину для лодки.
– Конечно, моей надежде не удалось оправдаться. Вместо станка – ножовка, но я и этому рад. Братство речников (матрос речного флота. – Прим. авт.) сильная штука и мне находят настоящего портового плотника Валерия Николаевича, – говорит Кирилл, наблюдая за работой мастера. Тут уже и станок делает в его умелых руках нужную втулку в проушину весла.
– Да какой я хороший мастер, так, сделал простую деталь. Ей цена-то – сто рублей, – говорит плотник. – Каждый хороший мастер так говорит, – парирует Кирилл. Втулка идеально встала в проушину лодки. Немого смазки – и работать она будет лучше прежней.
Сделав все дела на берегу, рязанская команда собирается дальше в дорогу, и вот снова проблема! В коробке скоростей какой-то грохот, скорее всего, она вышла из строя и предстоит идти до Кинешмы в Ивановской области на погружном моторе. Там придется искать коробку и делать ремонт. Трудные предстоят 65 километров. Но Кирилл не отчаивается, решил посмотреть коробку прямо на месте – оказалось, что кирпичи, которые наложены в корму баркаса для груза, попадали по эластичной муфте карданного вала. Проблему устранили за несколько минут, и вот отпустило «Мюриц» Горьковское водохранилище! Потратили на него больше пяти дней пути.
– Наконец мы вошли в Волгу! У нас встречный легкий ветер, на борту все исправно, и мы мчимся к новым приключениям – впереди Кинешма! – радостно восклицает Кирилл.
Окончание истории читайте в следующих номерах «РВ»

Александр Джафаров
Фото Кирилл Буженин