№90 (6194) от 24 ноября 2023

Пару недель назад, рассказывая о том, почему всем нам, особенно женщинам, нравится тру-крайм, я написала о книге Евы Меркачевой «Громкие дела. Преступления и наказания в СССР» 18+

Сегодня хочу вернуться к этому исследовательскому труду и подробнее остановиться на историях о самых знаменитых в СССР женщинах-злодейках. И попытаться вместе с автором разобраться в мотивах, которые толкают на преступления именно женщин.

Бывают страшные исключения…

Женщины очень редко идут на преступления. О чем говорит и статистика: дамы совершают преступления в 10 раз реже, чем мужчины. В прошлом году, например, из 90 тысяч человек, содержащихся в тюрьмах за убийства, лишь 6 тысяч – женщины. Причем в большинстве своем представительницы прекрасной половины человечества либо совершили преступление в неадекватном состоянии, будучи психически нездоровой, либо стали жертвой домашнего насилия.
И все же бывают и исключения. В своей книге, основанной на изучении судебных архивов, Ева рассказывает в том числе и преступницах-женщинах, которым был вынесен смертный приговор.
В их числе Антонина Макарова, известная как Тонька-пулемётчица. Историю о ней мы все хорошо знаем благодаря сериалу «Палач», в котором Тоньку сыграла Виктория Толстоганова. Но изложенная в картине версия жизни и смерти Макаровой – отчасти художественный вымысел.
По официальной информации Антонина Панфилова (она же Макарова и Гинзбург) с 1941 по 1943 год официально работала сначала в полиции поселка Локоть, потом в местной тюрьме. Тонька-пулеметчица приводила в исполнение массовые смертные приговоры. Расстреливала она не только партизан, но и их семьи, включая женщин. Когда немецкая часть снялась с поселка Локоть в июле 1943 года, уехала вместе с ней. Попала в лагерь, где работала на заводе сварщицей (полтора года варила кухонные котлы). После освобождения лагеря Красной армией выдала себя за советскую медсестру. Вышла замуж за сержанта Виктора Гинзбурга и переехала жить в Белоруссию, где ее никто не знал. Родила двух девочек. Долгие годы считалась ветераном Великой Отечественной и даже была награждена правительственными наградами: «50 лет Вооруженным силам СССР», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне», «30 лет Победы» и другими. И лишь благодаря местному жителю поселка Локоть, который однажды оказался в Белоруссии, в КГБ наконец-то узнали, кто эта женщина.
Как и в фильме, Тонька ничего не отрицала. Многие убийцы на судах признавались, что ждали своего разоблачения и даже молились о нем. Но Антонина призналась только потому, что понимала: доказательств ее вины слишком много и они неоспоримы, ведь живы свидетели ее расстрелов.
Никакими историями о насилии над собой или побоями со стороны немцев Макарова не оправдывалась. Была ли она садисткой, проявляла ли жестокость и агрессию, имелись ли у нее психические отклонения? Протоколы ее допросов говорят об этом однозначно – нет!
На допросах она была спокойна, а о самих расстрелах как знакомых, так и незнакомых ей людей говорила обыденно, словно о варке супа. А потому вместе с Евой Меркачевой нам остается лишь гадать: чем же руководствовалась Антонина Макарова, почему сделала такой выбор?

Загадочная история

В СССР были приговорены к высшей мере наказания всего три женщины. Помимо Тоньки-пулеметчицы, это школьная посудомойка Тамара Иванютина, травившая детей в мирные годы, а также Берта Бородкина – необыкновенно харизматичная и красивая взяточница, прозванная «королевой Геленджика». Единственная, кстати, за всю советскую и российскую историю женщина, которая получила исключительный приговор за экономическое преступление.
В августе 1983 года, как считалось ранее, смертный приговор заведующей трестом ресторанов и столовых, которая накрывала столы самому генсеку Леониду Брежневу, был исполнен. И это в те времена, когда за экономические преступления в СССР уже не расстреливали.
Но рассекреченные документы показали, что в 1985-м она была точно жива, и даже писала прошение о помиловании. Да и справки от МВД, где указано, когда и где осужденный был расстрелян, не нашлось.
Так кому же понадобилось изымать эту справку и все другие документы, подтверждающие факт расстрела женщины, которая, как свидетельствует приговор, «с 1974 по 1982 годы, будучи управляющей трестом ресторанов и столовых города Геленджика, занимая ответственное положение, неоднократно получала от подчиненных и передавала вышестоящим должностным лицам взятки. Получала взятки от 38 человек деньгами, вещами, продуктами на общую сумму 561 834 рубля 89 копеек. Передала 12 ответственным должностным лицам взятки на общую сумму 43 390 рублей»? Автор книги, а вместе с ней и читатели задаются вопросом: а что, если Берта так и не была казнена? Ведь за этой привлекательной и хваткой женщиной стояли очень влиятельные покровители.
В том числе первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов. Его после сочинско-краснодарского дела (когда были арестованы почти 5 тысяч функционеров края, в основном работники системы общественного питания) «попросили» с должности с формулировкой «за допущенные ошибки в работе». А вот его главный соперник в политике – Михаил Горбачев на фоне скандала сделал рывок вперед.
«Вот и получается, что история Железной Берты – это политическая и криминальная история советской России, где женщине была отведена самая таинственная роль», – считает Меркачева.
Кстати, завершает книгу единственное досоветское дело «царицы воровского мира» Соньки Золотой Ручки, с которого и начался интерес автора книги к теме судебных расследований. Но в эту не менее загадочную историю с морем развенчанных мифов я предлагаю читателям погрузиться самостоятельно.


Наряду с освещением уголовных дел Ева Меркачева знакомит читателя с выдающимися «слугами закона» – с судьей Юрием Пушкиным, лишившимся на фронте рук и ног, но, несмотря на увечья, долгие годы выносившим блестяще обоснованные и справедливые приговоры, или с оперативниками МУРа, которые во главе с Иваном Бирюковым благодаря собственной хитроумной комбинации задержали-таки неуловимого Вячеслава Иванькова, больше известного как Япончик.

К каждой главе книги прилагаются архивные иллюстрации из уголовных дел и материалов судов – они дают читателю возможность погрузиться в атмосферу описываемых событий и своими глазами увидеть подлинные протоколы допросов, рукописные приговоры, справки об исполнении смертной казни и то, как выглядели тома дел, жертвы, преступники и места преступлений.


В историю самых громких дамских злодеяний
заглянула Екатерина Детушева