Жизнь продолжается


272

Село Орехово Спасского района

Первые сохранившиеся сведения о деревне Орехово – в платежных книгах 1594-97 годов. Последний упоминаемый в документах 1678 года помещик – стольник Алексей Семенович Шеин, передавший, видимо, свои земли в церковное владение. После Екатерининской реформы 1758 года ореховские крестьяне становятся государственными, единственными в округе свободными.

Существует предположение, что из-за бедности здешней почвы жители каждые 50-100 лет выжигали в лесу поляны, разбирали свои дома и перевозили их на новое место. Однако скорее верна другая версия. В случае пожаров на месте пепелища было не принято строить жилье, вот и «кочевали» люди в пределах одного поселения.
Кроме традиционного земледелия и животноводства в XVII веке тут занимались бортничеством, позже, в XVIII-XIX веках, – бурлачеством (ходили на Оку и Волгу), а затем и бондарным делом. Ореховские мужики практиковали отхожие промыслы, добираясь до Одессы, Кишенева, Астрахани.

 

К концу XIX века в Орехове проживало около двух тысяч человек, в советское время население значительно уменьшилось. И все-таки в шестидесятые годы прошлого века в местной семилетней школе учились от ста пятидесяти до двухсот детей. Сегодня в селе прописаны всего пятьдесят восемь человек.

 


Хранитель старины

В Орехове на бывшей улице Кадеты, а ныне Лесной, постоянно живет лишь одна старушка. В основном тут заброшенные деревянные дома. В одном из них когда-то располагалась сельская библиотека. Теперь, если не знаешь, то и не догадаешься об этом.

Зато по соседству стоит дом, получивший вторую жизнь. После смерти хозяина он оказался ненужным наследникам. Сергей Викторович Погонин выкупил участок с домом и организовал в нем музей сельского быта.

 

Сергей Викторович родом из Новомосковска Тульской области. Двадцать лет вместе с супругой и детьми прожил в Красноярском крае. Биолог по образованию, он работал по специальности в заповеднике «Столбы», а потом в маленькой сибирской деревушке занимался фермерством. «Однажды настал такой момент, когда пришлось решать, что делать дальше: либо вкладывать деньги и развивать хозяйство, либо возвращаться в Центральную Россию, где больше возможностей для детей. Их у нас было пятеро. В результате около двадцати лет назад переехали ближе к Окскому заповеднику, потому что в нем в студенческие годы проходили практику», – говорит он.

Сергей Викторович работал лесником, научным сотрудником в заповеднике, попутно писал картины, занимался фотографией, снимал фильмы о природе. Теперь все силы вкладывает в музей. Чего здесь только нет: мебель, ткацкий станок, прялки, строительные инструменты прошлых веков, посуда, одежда, скатерти и рушники с вышивкой, домотканые дорожки, книги… И обо всех экспонатах Сергей Викторович может многое рассказать.

«Музей существует около двух лет, – говорит мой собеседник. – Пока идет период накопления. Общаюсь с местными жителями, спрашиваю: можно ли зайти в заброшенные дома и сараи? Знаете, порой нахожу там интересные вещи. И все-таки значительная часть экспонатов – со свалки, к примеру, архаичной формы ступа. Видимо, она долго стояла на земле, поэтому основание сгнило. Учитывая, что ступа дубовая, предполагаю, что ей может быть лет двести пятьдесят».

Сергей Викторович показывает крышку от сундука. «Сначала не обратил на нее внимания, – признается он. – Потертая, вроде ничего ценного. Потом пригляделся – заклепки-то медные, а на замках – клейма парижских мастеров. Судя по всему, сундук был изготовлен во второй половине XIX века. В Орехово его могли привезти те, кто до революции уезжали на заработки в Одессу или Кишенев».

А вот, казалось бы, совсем примитивное коромысло, почти прямое. Однако вещь – со своей историей. «Здесь написано «7.01.44 год», – показывает Сергей Викторович. – То есть, представьте: Рождество, война. Мужики все – на фронте. Какой-то малец решил сделать подарок бабушке или маме. У него получилось вот такое простенькое коромысло».

В музей сельского быта по дороге в Брыкин Бор иногда заезжают туристы, школьники с интересом слушают рассказы Сергея Викторовича, а односельчане, бывает, приносят вышедшие из обихода старые вещи.

Вчера и сегодня

Улица Выдерга сейчас называется Центральной. Она самая длинная в селе. Здесь даже кое-где асфальт сохранился и ухоженных домов больше. Летом оживленно – приезжают дачники. Большинство из них, по сути, местные – в этом селе жили их родители или дедушки и бабушки.

 

 

Анне Дмитриевне Ефремовой – 78 лет. Она родилась и всю жизнь живет в Орехове. «Пятьдесят лет была заведующей клубом. В 2012 году его закрыли, – делится пенсионерка. – В 1965 году делала перепись населения, тогда в селе жило 754 человека. Работали семилетняя школа (школа в Орехове была открыта в 1860 году), библиотека, медпункт, магазин. Сельсовет свой был и колхоз «Знамя труда», потом его соединили с находившимся в соседнем селе Лакаш колхозом «Большевик» , преобразованным впоследствии в совхоз «Лакашинский». Сейчас этого предприятия уже нет».

В девяностые со всей округи приезжали на работу в Орехово. В то время здесь столичные предприниматели открыли пилораму, оснащенную европейским оборудованием. Выпускали евровагонку. Зарплату платили исправно. Благодаря этому многие семьи тогда выжили. Сейчас пилорама фактически бездействует.
«Живу с сыном. Он не трудоустроен, потому что негде, – продолжает Анна Дмитриевна. – Зять работает в лесничестве, а дочь – в библиотеке в Лакаше, добирается туда на школьном автобусе вместе с учениками. Их у нас совсем мало осталось».

Медработника в Орехове давно нет. Если кому-то становится плохо, вызывают «скорую» или едут в Лакаш. Магазин в селе закрыли, его здание продали. Два раза в неделю приезжает автолавка. Газ провели в 2015 году, но многие постоянные жители до сих пор отапливаются дровами. Рядом с домами стоят поленницы.

Есть обелиск павшим в годы Великой Отечественной войны, только подойти к нему, особенно по весне, проблематично: вокруг болото. «Мы даже порядок навести около памятника не можем», – жалуется Анна Дмитриевна. Ореховцы обращались в районную администрацию, просили перенести памятник на другое, сухое, место – буквально через дорогу. В ответ получили отказ. Районные власти аргументировали это тем, что провели опрос, и многие не согласились с перемещением обелиска.

Сельская романтика

Когда-то улицу Прудную называли Кувшиновкой. На ней было болото, которое в межсезонье становилось значительно больше. Чтобы его высушить, выкопали искусственные пруды, в которых, вероятно, росли кувшинки.

В конце этой улицы обосновался сын Сергея Викторовича Погонина Евгений. Он купил старенький домик и три участка земли и начал развивать свой конно-туристический комплекс. С этим проектом Евгений несколько раз участвовал в конкурсе «Молодой предприниматель России». В прошлом году даже занял третье место на федеральном этапе.

 

«После возвращения из армии думал, что поживу немного у родителей и поеду куда-нибудь на заработки, накоплю первоначальный капитал для открытия собственного дела, – вспоминает Евгений. – Но получилось иначе – девять с половиной лет был лесником. Постепенно стал заниматься лошадьми. Начинал с двух, сегодня их уже тринадцать». Экотуризм востребован, в выходные дни приезжают горожане покататься на лошадях, просто отдохнуть от суеты. «Три года подряд во время летних каникул проводили детский конноспортивный лагерь, – продолжает Евгений. – Общение с животными настолько нравилось ребятам, что про гаджеты они и не вспоминали».

 

Помогают Евгению Погонину волонтеры. Один из них – житель Иванова Евгений Булгачев. «Приехал сюда вместе со своей девушкой Кристиной, – говорит волонтер. – Мы устали от офисной работы. Решили хотя бы на время поменять образ жизни. В Интернете искали волонтерские проекты, связанные с физической работой на свежем воздухе. В Орехове – уже около месяца, все очень нравится, планируем остаться до весны. Подумываем приобрести тут дом».

Место силы

Валентина Тимофеевна Демишова родилась и выросла в Орехове. Родительский дом находился рядом с Никольской церковью. Она была деревянной, с двумя приделами – Пятницким и Иоанно-Богословским. Храм построен в 1867 году, закрыли его в тридцатые годы XX века.

 

По детским воспоминаниям Валентины Тимофеевны, церковь была хоть и небольшой, но не-обыкновенно красивой. «С мальчишками лазила на колокольню. Помню, как будучи ребенком, лежала на гурте зерна и смотрела на полотна с изображением ликов святых. Не знала, кто это, просто любовалась. Если бы тогда понимала, то постаралась бы сохранить святыни», – признается Валентина Тимофеевна.
От старого Никольского храма остался только фундамент. На нем год назад начали строить новую церковь. Уже возведены стены, скоро будут делать крышу и ставить купола.

 

Идея строительства нового храма принадлежит Валентине Тимофеевне. «Я поговорила с предпринимателями – уроженцами села братьями Виктором Дмитриевичем и Василием Дмитриевичем Демочкиными о том, что было бы хорошо восстановить храм. Они согласились и начали строительство по благословению Рязанской епархии», – рассказывает пенсионерка.

Сама она – человек верующий. «У меня отнимались ноги, полгода лежала. В то время жила в Рязани, окна квартиры выходили на кремль. Глядя на него, решила, что, если вышью икону, встану. Так и получилось – после того, как вышила гладью Казанскую икону Божией Матери, начала ходить», – поделилась Валентина Тимофеевна.
Сейчас она живет в деревне Папушево, находящейся в нескольких километрах от Орехова. В родное село приезжает часто, координирует строительство храма. «Будет церковь – будет и село жить», – убеждена Валентина Тимофеевна. И так хочется, чтобы эти слова исполнились.

Фото Кирилла Драгана
и из архива Сергея Погонина