Егерь Артур

Зная о его суровом нраве, браконьеры заглядывать в его вотчину даже не помышляют
Несмотря на агрессивность человека, в нашей многострадальной Мещере еще сохранились уголки, удивляющие своей безмятежностью и наличием непуганых обитателей.

Звонок из Старого Кудома: «Вода на Пре спала, теперь через низину, стращавшую водителей машин всю весну, можно проехать без проблем. Приезжайте, есть интересные новости!» Звонил знакомый егерь Артур Вячеславович Дубовых.
Поводом для поездки в его вотчину стало необычное гнездование черных аистов, соорудивших гнездо на охотничьей вышке всего в полукилометре от кордона. Для этих чрезвычайно редких и осторожных птиц такое гнездование выглядит настолько необычно, что у меня закралось сомнение: уж не принял ли егерь за аистов каких-нибудь других пернатых поселенцев? Однако хозяин кордона был непреклонен: «Никаких сомнений! Это черные аисты!»
Ехать решили немедленно. И вот уже мой друг Андрей Вьюшков, согласившийся принять участие в совместной поездке в мещерскую глушь, уверенно форсирует на своем «Патриоте» не только раскисшую от полой воды низину, но и дорогу, изрядно перепаханную лесовозами. Полчаса езды по лесному бездорожью, и перед нами открывается залитая солнечным светом поляна, где расположено около десятка строений. Это навесы для хранения дров, сарай, загон для лошади, гараж, мастерская, гостиный дом, а в сторонке возле старого русла Пры – дом егеря. Однако первое, на что тут обращаешь внимание, это вереница вольеров, в коих содержатся охотничьи собаки, главным образом, породистые лайки. Судя по истошному лаю, поднявшемуся при виде посторонних людей, их в вольерах не менее полусотни. Окрики хозяина кордона, вышедшего навстречу прибывшим гостям, заставили собак замолчать. После дружеского рукопожатия он сообщил, что тут, возле Старицы, на сухой сосне более часа дремал черный аист. Жаль, что этот прекрасный объект для фотографов улетел, не дождавшись нашего приезда.
Артур Вячеславович Дубовых – почетный охотник Рязанского областного общества. Он председательствует в секции собаководства и является ответственным за породу западносибирской лайки. В ведении этого титулованного человека находится удивительной, прямо-таки божественной красоты территория лесной природы. Главная достопримечательность – тянущиеся вдоль Пры кафедральные сосновые боры и величественные дубравы, перемежающиеся с кудрявыми березняками и подтопленными коричневатой водой гигантской высоты ольшаниками. Тут лес соседствует с обширным лугом, где умиляют взор серебрящиеся на солнце озера и опушенные пахучими лозняками тихие заводи. Это мир покоя и тишины. На карте егеря это обозначено как Кудомский участок Спасского охотхозяйства, в котором он несет службу с 1996 года.
Помимо егерских обязанностей, а это систематические учеты животных, подкормка копытных зверей, устройство солонцов и многое другое, Артур Вячеславович имеет полномочия охотинспектора. Благодаря настойчивой непримиримой борьбе с браконьерами ему удалось сделать свой участок образцово-показательным. Зная о суровом нраве егеря, браконьеры заглядывать в его вотчину даже не помышляют. Результат очевиден: в егерском лесу сохранились и успешно размножаются многие виды местной живности и, что отрадно, еще нашли приют ранее не встречавшиеся здесь обитатели леса, в том числе чрезвычайно редкие, занесенные не только в областную Красную книгу, но и российскую. Заслуга егеря еще и в том, что во время сезонных охот, когда районное охотхозяйство выделяет лицензии на добычу тех или иных животных, он ведет строгий контроль над охотниками, чтобы отстрел осуществлялся исключительно в отведенных для этого местах, где беспокойства местной фауне не наносится. В этом егерь преуспел настолько, что из окошка дома он теперь наблюдает прилетающих на Старицу черных аистов (!), подорликов, орлана-белохвоста, различных сов и многих других птиц, чувствующих себя в этом лесу в безопасности. Вблизи кордона бродят лоси, лисы, кабаны, и если б не лай собак, чуящих зверей издали, лесные скитальцы наверняка объявлялись бы и у дома егеря.
После традиционного чаепития с душистым медом и настоем заваренных трав Артур Вячеславович предложил первым делом посмотреть гнездо черных аистов. Это другое гнездо, оно находится неподалеку от кордона в бору на высокой сосне и служит птицам многие годы. Отрадно, что в вотчине егеря получили «прописку» две семьи птиц из Красной книги России.
Минут десять езды по петляющей в бору песчаной дороге, и егерь поднимает руку: «Стоп! Это здесь». Выйдя из машины, мы сразу же ощущаем ударивший в ноздри ядреный смолистый дух соснового бора. Он всюду. Кажется, что тут даже мхи, листья ландышей, а также высившиеся на буграх кусты можжевельника духом этим тоже пропитались. Из любопытства я зачерпнул ладонью нагретый солнцем песок на дороге и прислонил его к щеке. Горячий! И пахнет смолой!
Идем осторожно, всматриваясь в кроны сосен. Егерь, шедший впереди и увидавший в кроне дальней сосны огромное гнездо, просит остановиться и, чтобы не спугнуть наседку, посмотреть на нее издали в бинокль. До дерева с гнездом метров пятьдесят. Птица наверняка заметила нас. Но вида не подает. Воспользовавшись доверчивостью наседки, мы позволили себе немного пощелкать фотокамерами. Такое поведение для крайне осторожной птицы выглядит необычно. Но это понятно: мы находимся в краю непуганых птиц. «Да, так и есть, тут аистов никто не беспокоит», – уточняет егерь, видя наше изумление. Однако у нас это гнездо вызывает опасение, потому как находится в месте сплетений боковых сучьев и, потяжелев от времени, сильно накренилось – вот-вот рухнет наземь.
Подивившись красоте редкой в Мещере птицы, мы удалились. Возвращаясь к машине, егерь решил завернуть к месту глухариного тока. Оно соседствует с дорогой, представляя собой бугристую полоску леса, подернутую пятачками мхов и лишайников. Конечно, время глухариных баталий давно миновало, на дворе-то – июнь. Но хозяин, находясь под впечатлением их весенних игрищ, решил показать бугор, «приватизированный» главным токовиком. Подумать только, тут, по наблюдениям егеря, к лесному обольстителю глухарок прилетало одновременно свыше десятка. Таинства тока ему довелось увидеть, схоронившись в гуще ветвей раскидистого можжевельника. Правда, теперь отыскать в огромном лесу это ветвистое укрытие сложно – буйная зелень подроста надежно его замаскировала. И мы, немного поблуждав, решили от поисков отказаться. Но какой тут лес! Высоченные, подпирающие небесную синеву сосны, подернутые разноцветным лишайником бугры, яркая зелень можжевеловых кустов и всюду – ядреный смолистый запах! Райское место!
Преодолев несколько глубоких болотин, образовавшихся в понижениях дороги на пути к другому гнезду аистов, мы оставляем машину на обочине и дальше идем пешком. Вышку замечаем, когда подошли метров на тридцать. Все дело в том, что она находится под прикрытием рослых дубов и сосен. Но вместо аиста спугиваем тяжело взлетевшего с земли подорлика. Он сидел на отвале противопожарной опашки и подпустил нас чуть ли не вплотную. Егерь объяснил, что гнездо хищника находится неподалеку в заболоченном ольшанике, а сюда он, возможно, заглянул с целью чем-нибудь поживиться.
Громоздкое гнездо аистов, устроенное на горизонтальной крыше вышки, оказалось пустым. Об этом сообщил Андрей. Он взобрался наверх по лестнице, а чтобы заглянуть внутрь гнезда, ему пришлось прибегнуть к акробатике – встать на перила вышки и, удерживая равновесие, уцепиться за выступающие концы досок крыши.
В том, что гнездо принадлежит аистам, егерь не сомневается, потому как наблюдал птиц воочию. Что любопытно, выстилка в гнезде, а она состоит исключительно изо мха, была еще сырой, принесенной с болота, похоже, совсем недавно. Возможно, постройка принадлежит той самой паре аистов, от которой мы только что уехали, отсюда до него примерно полкилометра. Для аистов это пустяк. Зная, что дни старого гнезда сочтены, птицы сделали себе запасное. Но, может быть, тут поселилась другая пара птиц. Но тогда почему гнездо пустое? Для нас это пока загадка.
Перед отправкой в город Артур Вячеславович счел нужным показать нам свои владения с борта моторной лодки, прокатившись по Пре. Благо от кордона до реки – рукой подать. От такого предложения трудно отказаться. И вот, мчась по изгибам реки, мы то и дело спугиваем с воды уток, стоявших на отмелях цапель, а с прибрежных сосен и дубов – дежуривших у реки коршунов и канюков. Особые впечатления оставила длинная, в несколько сот метров, искусственная протока, выкопанная егерем с помощью экскаватора. Она соединила старое русло реки и луговые озера. Теперь подтопленный и заросший водными травами луг стал раем не только для водоплавающих птиц, но и пришедших сюда на жительство бобров. Теперь высившиеся у воды их хатки стали украшением пойменного леса. В наш век такой подход к окружающему миру стал нормой жизни егеря. Провожая гостей, он сказал: «Приятно осознавать, что ты не враг природы, а друг и защитник. Принимать участие в воспроизводстве дичи – это огромная радость!»

Иван Назаров